?

Log in

No account? Create an account

Печальный странник

Что вижу- о том и пою!

Previous Entry Share Next Entry
Пока вонючий укроп скачет на Майдане
holera_ham
Русские строят АЭС в Белоруссии.
Двадцать два километра от Островца до стройплощадки Белорусской АЭС утром преодолевает караван машин и автобусов. Сегодня белорусская стройка века в самом разгаре, здесь трудится почти 4 тысячи рабочих, белорусов, россиян и украинцев. АЭС обойдется Беларуси в 10 млрд долларов и позволит на 30% закрыть потребность страны в электроэнергии. Корреспонденты TUT.BY побывали в самом сердце ядерного острова и узнали, как плетется и бетонируется оболочка реактора, зачем рвется сталь и почему атомщики должны быть готовы даже к тому, чего не может быть никогда.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Первый бетон в основание станции залили полтора года назад. Первый из двух энергоблоков должны ввести в строй в 2018-м. БелАЭС будет состоять из двух энергоблоков суммарной мощностью до 2400 МВт

Шесть лет назад из десятков потенциальных площадок под будущую АЭС в "финал" вышли три, Кукшиновская и Краснополянская в Могилевской области и Островецкая - в Гродненской. По нормам МАГАТЭ годились все три, но на обеих площадках на востоке страны были осложняющие факторы – потенциальная опасность подвижек грунтов. На западе карстовых пустот нет, а прочность грунтов – один из основных критериев выбора. Никакой политики, заверяют в Беларуси, эта площадка, от которой до Минска - 150 километров, а до Вильнюса - 50, действительно оптимальная.

Сама площадка - 100 гектаров, километр на километр. Санитарно-защитная зона совпадает с периметром станции, так что до него хоздеятельность никак не ограничена. Рядом - дорога общего пользования с идеальным покрытием, уже вовсю зеленеющее колхозное поле. По осени в соседнем леске – грибы. По соседству – производственная база АЭС.

Запас прочности

Территория станции мало напоминает стройплощадку в разгар строительства. Аккуратные офисные здания, производственные корпуса, забетонированная и охраняемая открытая площадка хранения, к которой подведена железнодорожная ветка. Привычные к многочисленным ограничениям, мы интересуемся, что можно фотографировать. "Всё можно, - улыбается  представитель службы безопасности, - это же типовой проект".

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Обслуживание строительства обеспечивают 62 объекта. Под нужды АЭС работает и бетонно-растворный узел производительностью до 180 кубов бетона в час, и строительная лаборатория, и цех комплексной сборки металлоконструкций, и столовая на 500 мест.

В строительной лаборатории генподрядчика, объединенной компании АО "НИАЭП" - ЗАО "Атомстройэкспорт", проходят испытания все используемые на строительстве материалы - от песка до арматуры.

Инженер по контрольно-измерительным приборам и автоматике Виталий Лазюк - украинец. "Хмельницкую атомную начинал строить. Не с колышка, но с 1983 года там работал. Все лабораторное оборудование через меня проходит", - рассказывает он. После подачи резюме для участия в белорусском проекте Лазюк ждал почти год, в лаборатории он работает с 2013 года.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Арматура и арматурные изделия проходят жесткий входной контроль. Из приходящей с БМЗ партии отбирают образцы для испытаний. Кроме самого изделия, проверяют и соединения. "Монтажник собирает конструкцию, зажимает резьбовые соединения. Вот их качество работы тоже надо проверить. Образец закрепляем в разрывную машину, растягиваем до определенного усилия и фиксируем, какая деформация произошла в месте соединения", - рассказывает Лазюк, закрепляя в машине образец переходной арматуры. Железные прутья диаметром 32 мм и 28 мм соединены муфтой. По шкале следим, как с заданной скоростью растет нагрузка. Вот норматив в 370 килоньютонов пройден, и на 410 килоньютонах с громким хлопком рвется более тонкий прут. "То есть мы имеем запас прочности 4 тонны сверху", - поясняет инженер.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Коллега Виталия Сергеевича, белорус Сергей Бабич проверяет качество бетона. Для выпускника БНТУ, получившего диплом инженера-строителя по специальности "мосты, транспортные тоннели и метрополитены", эта лаборатория стала первым местом работы. На вопрос, сложно ли было попасть на работу на стройплощадку АЭС, уроженец агрогородка Подольцы Островецкого района пожимает плечами: "Ничего сложного. Подал резюме и ждал – недолго". Лазюк хвалит краснеющего напарника, а мы возвращаемся к бетонам. Проверку прочности на сжатие даже разрушенный предыдущим испытанием образец проходит без проблем.

Здесь проверяют также морозостойкость бетона - способность в насыщенном водой состоянии выдерживать многократное замораживание и оттаивание без снижения прочности. Если бетон используется ниже уровня земли, то проверяют и его водонепроницаемость. Для разных объектов идет бетон разного класса и по прочности, и по морозостойкости. К примеру, бетон для градирни должен выдерживать 500 циклов замораживания и оттаивания, для внутренней защитной оболочки реактора – 100.

Входной контроль проходят здесь даже песок и щебень. "Мы проверяем физико-механические свойства песка, - рассказывает инженер Нина Горбач. - Пробу, это как минимум 5 килограммов, высушиваем в шкафу при температуре более 100 градусов, определяем влажность и, просеивая через разные сита, зерновой состав. Важно также выяснить, сколько в песке пылевидных и глинистых частиц, которые плохо влияют на качество бетона, снижают прочность и особенно морозостойкость".

Еще одна забота лаборатории - определение плотности грунта. После того как на месте котлована возведена конструкция, вынутый грунт идет на обратную засыпку. И даже эту нехитрую процедуру выполняют по строго соблюдаемой технологии: укладка идет слоями, по 30-50 сантиметров, их закатывают катком и в каждом слое проверяют плотность.

Выйдя из здания лаборатории, отправляемся в цеха, где гигантские конструкции сразу дают почувствовать  масштаб проекта.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На строительстве станции трудятся белорусы, россияне и украинцы. Конфликтов на национальной почве тут не бывает, заверяют на станции: профессионалы уважают друг друга, да и работой дорожат. Как пример народной дипломатии - рядом три флага "братанов".

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В цеху из толстолистовой стали гнут и сварочным автоматом сваривают циркводоводы - трубы диаметром 2,4 метра, по ним пойдет вода, которая охладит и сконденсирует отработавший в турбине пар. Готовую трубу очистят от следов ржавчины, сделают антикоррозийную обработку и после проверки качества отправят на установку.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В цеху комплексной сборки металлоконструкций изготавливают укрупненные монтажные блоки, из которых возведут каркас будущего здания реактора. Один ярус - это двенадцать таких блоков-лепестков. Всего в здании 4 яруса и купол. Сейчас в цеху делают укрупненные блоки для первого яруса реакторного здания блока № 2.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Готовые 12-метровые блоки после пескоструйной очистки и антикоррозийной обработки отправляют на объект и устанавливают на проектное место. Такой подход, отмечают специалисты, называется методом укрупнительной сборки. Главная цель этого метода - максимально-возможное количество производственных операций осуществить под крышей, в оптимальных условиях, где в большей степени можно обеспечить необходимые требования по качеству работ.

На площадке "лепестки" устанавливают краном, соединяют, делают опалубку и бетонируют. Но это уже совсем другая история.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Ядерный остров

Строительство обоих энергоблоков в разгаре. С начала работ смонтировано 58 тысяч тонн арматуры и уложено 392 тысячи "кубов" бетона.

Непривычных к головным уборам гостей в очередной раз предупреждают, что снимать каски нельзя, и мы спускаемся к зданию реактора энергоблока № 1. Здание выведено уже на отметку 22 метра. План на конец года – 44 метра, а высота готового объекта составит 70 метров.

Сегодня на стройке трудится самый большой в стране кран - Liebherr-11350 грузоподъемностью 1350 т. Мощный агрегат стоимостью 20 млн долларов с длиной основной стрелы 72 метра генподрядчик приобрел в лизинг.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Строители заняты сооружением здания реактора, и сегодня здесь можно увидеть то, что со временем будет скрыто под землей и в бетоне. Здание имеет две защитные оболочки – наружную и внутреннюю. Первые два яруса внутренней защитной оболочки уже забетонированы. Толщина этой стенки – 1,2 метра. Внутри нее – плотная "сетка" из стальной арматуры, испытание которой мы видели в строительной лаборатории. А еще – система тросов, находящихся под натяжением, которые горизонтально и вертикально оплетают здание реактора и обеспечат дополнительную прочность всего сооружения. "Это колоссальное защитное сооружение, которого не было ни в Чернобыле, ни на Фукусиме, когда разлетались железобетонные панели", - отмечает начальник отдела информации и общественных связей БелАЭС Эдуард Свирид.

Наружная защитная оболочка толщиной 80 см должна защитить от всех возможных напастей - от землетрясения, цунами и снежной бури до атаки террористов и падения самолета - сам реактор. Это принцип атомщиков - постараться быть готовым даже к тому, вероятность чего ничтожна. К примеру, энергоблоки строятся с сейсмостойкостью не ниже 7-8 даже в зонах, где повторяемость землетрясения с магнитудой 6,0 составляет 1 раз в 10 000 лет.

Между оболочками - кольцевой коридор шириной 1,8 метра. После запуска реактора попасть сюда, как и во все реакторное отделение, смогут только специалисты.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Под реактором уже смонтировано устройство локализации расплава активной зоны - "ловушка расплава", за доставкой которой в Беларуси внимательно следила пресса. "С долей вероятности, близкой к 100%, эта ловушка нам никогда не понадобится. Но если все же случится тяжелейшая запроектная авария, в результате которой станции уже фактически нет, ядерное топливо внутри реактора плавится, все внутренние конструкции плавятся, прожигают дно реактора... Тогда радиоактивный расплав попадет не в окружающую среду, а в "ловушку расплава" - железобетонный стакан, заполненный особым веществом - "жертвенным материалом", - рассказывает Свирид, подчеркивая, что во время аварии на Чернобыльской АЭС подобных технологий еще не было

Точный состав "жертвенного материала" производитель не раскрывает. В литературе среди компонентов называют оксид железа и некоторых других металлов, а также замедлитель нейтронов - оксид гадолиния. Основные задачи у "жертвенного материала" две - снизить температуру расплава и его радиоактивность.  

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Ловушка расплава для второго энергоблока пока ожидает установки на площадке хранения

Пока площадку, где будет находиться реактор, называют "ядерным островом". Но романтичное название живет, пока строится станция: потом это станет зданием реактора. Глубина котлована под ядерным островом - около 14 метров. Сперва здесь был выполнен мощный пластовый дренаж, чтобы защитить реактор от грунтовых вод. На случай возможного появления воды есть мощная система откачки. Потом был сделан фундамент толщиной 2,5 метра. Работы велись с применением технологии непрерывной заливки - двое суток без перерывов работали несколько бетонных насосов. 

Хотя 80% работ на станции выполняют белорусы, но на строительстве здания реактора работают в основном российские специалисты треста "Росспецэнергомонтаж".
Читать полностью:  http://news.tut.by/economics/447866.html