?

Log in

No account? Create an account

Печальный странник

Что вижу- о том и пою!

Previous Entry Share Next Entry
Евреи, патриоты бывшей украины! Вы ничего не забыли?
holera_ham
Львовский погром.

Львов был занят немецкими войсками рано утром 30 июня 1941 г. В город вместе с немцами вошел украинский батальон «Нахтигаль» (300 человек во главе с обер- лейтенантом абвера Херцнером – немецкий командир и сотником Шухевичем – украинский командир). Во второй половине дня во Львове появилась походная группа ОУН (б), которая вечером того же дня на скорую руку провела собрание украинских национальных организаций, на котором было объявлено о независимости Украины. Пункт оуновской декларации № 3 не оставлял евреям никаких шансов, потому что в нем подчеркивалось: «Обновленное украинское государство будет тесно сотрудничать с национал- социалистической Великой Германией, которая под руководством Адольфа Гитлера создает новое общество в Европе и мире, а также помогает украинскому народу освободиться от московской оккупации». Руководитель новосозданного государства Ярослав Стецько однозначно высказался по еврейскому вопросу: «Москва и жидовство – это наибольшие враги Украины. Считаю главным и решающим врагом Москву, которая власно держала Украину в неволе, тем не менее, оцениваю вредительскую и враждебную волю жидов, которые помогали Москве закрепощать Украину. Поэтому стою на позициях истребления жидов и целесообразности перенести на Украину немецкие методы экстерминации жидовства, исключая их ассимиляцию и т.д. (ЦГАВОУ Украины, Ф. 3833, оп. 3, д. 7, л. 5-6).

Много годы украинские эмигрантские историки отрицали существование этого документа, хотя его оригинальный экземпляр до сих пор остается в архивах Киева.

Одновременно Я. Стецько поручил организовать милицию для «установления порядка и обеспечения безопасности граждан». Сформированная ОУН милиция, используя обнаружение в тюрьмах города жертв массовых расстрелов, совершенных НКВД в конце июня, возложила на евреев коллективную ответственность за эти убийства и в тот же день приступила к арестам евреев-мужчин. Арестованные доставлялись на участки милиции и уже там подвергались истязаниям. Часть арестованных была пригнана в тюрьмы города, чтобы похоронить обнаруженные там жертвы НКВД. Не удивительно поэтому, что в такой обстановке евреи, пригнанные в тюрьмы для захоронения убитых, избивались там до смерти или расстреливались.

1 июля погром достиг своей кульминации: в разных частях города украинская милиция выгоняла евреев из домов на улицы, подвергала их там издевательствам, унижениям, побоям. С евреек на улицах срывали одежду и многих при этом также избивали.

В немецких донесениях указывается также о «пошатнувшейся дисциплине» украинских военнослужащих. Это проявилась в том, что многие из них приняли участие в преследовании и убийстве евреев, а украинский командир батальона «Нахтигаль» Р. Шухевич не смог или не захотел их удержать. Возможно, потому, что 30 июня он сам обнаружил среди убитых в тюрьме на Лонцкого своего брата. Прокуратура Бонна (Германия), которая в 1960 г. расследовала дело Теодора Оберлендера, тогдашнего министра в правительстве Аденауэра, а летом 1941 г. – представителя абвера в батальоне «Нахтигаль», установила, что «с большой вероятностью украинский взвод 2-й роты батальона «Нахтигаль» имел отношение к актам насилия в отношении согнанных в тюрьму НКВД евреев и виновен в смерти многочисленных евреев».

Члены батальона «Нахтигаль» по собственной инициативе участвовали в расстрелах и вне тюрьмы. Один из бывших членов оперативной команды СД «Львов» на допросе в 1964 г. показал: «Здесь я был свидетелем первых расстрелов евреев членами подразделения «Нахтигаль». Я говорю «Нахтигаль», так как стрелки во время этой казни… носили форму вермахта… Казнь евреев… была произведена во дворе гимназии или школы членами подразделения вермахта… Что это были члены подразделения «Нахтигаль» я понял лишь позже, так как я этим заинтересовался… Я установил, что участвовавшие в этой казни стрелки в немецкой форме говорили по-украински».

Между 30 июня и 7 июля 1941 г. во Львове айнзатцгруппой “С” при участии украинской вспомогательной полиции были убиты около 4000 евреев. По свидетельству митрополита УГКЦ А. Шептицкого, один молодой украинец исповедался ему, что он лично “убил семьдесят пять человек во Львове за одну ночь”.

Потом войны лидеры украинского националистического движения отрицали и продолжают отрицать сейчас, что ОУН участвовала в погромах и других кровавых операциях против евреев. Упомянутый Я. Стецько впоследствии заявил, что евреев убивали не из-за их национальности, а из-за того, что они были сотрудниками НКВД. Ненависть к НКВД может быть понятной, но евреи были не в меньшей мере жертвами этого ведомства, чем украинцы. Чтобы согласиться с утверждением Стецько, надо считать сотрудниками НКВД все еврейское население, убитое в течение погромов, включая младенцев и людей преклонного возраста.