?

Log in

No account? Create an account

Печальный странник

Что вижу- о том и пою!

Previous Entry Share Next Entry
А вот тут пишутЪ, что я не похож на алкаша..Еще бы.
holera_ham
Коли я был нарколыгой...
Читам рассказик.



Введенское кладбище




  Педагогическая поэма.








  На дальней станции сойду...




  Трава- по пояс,




  Войду в неё- как море, босиком...




  И без меня- обратный скорый поезд




  Растает где-то в шуме городском....








  Улитка Полина лепила из глины,




  Улитка Лолитка - из пластелина.




  Улитка Полина лепила Лолитку,




  Улитка Лолитка- Полину улитку...








  Сентябрьское утро выдалось просто удивительно , на редкость - гадким....Осенний денёк- да! Может (и где-то даже, должен) быть гадким...когда над серою рекой промокшие мосты висят горбато, над улицей висит тяжёлый, серый дым...я помню, как-то брёл по мокрому Арбату, никем не узнаваем, не любим...Промокшую листву бросал в лицо мне ветер, холодный дождь протёк за воротник- и посерел весь мир- а был когда-то-светел...он съёжился от холода. И сник... Нет-нет и нет...этот денёк- был на удивление хорош! С точки зрения любого стороннего наблюдателя...Над беспечальной головой которого нависал бездонный кристально-прозрачный сапфировый купол небес...в чуть влажном утреннем воздухе, который пронизывали острые лучи восходящего, нежаркого солнышка, плавали тоненькие , серебристые пряди паутинок...




  Жидкой ртутью  светились уходящие вдаль рельсы, и даже серый асфальт был как-то приятен на вид, по особенному зернисто - шероховат, как севрюжья икра...а вдали- висел в прозрачном воздухе , над золотым сиянием Елохова, тающий серп молодого месяца...




  Однако мне было не до красот природы...я замёрз. И очень болела спина. Во рту было по утреннему вонько... Я отбросил в сторону кучу тряпок, которыми укрывался- горничная нашей гостиницы 'Третий перрон', Машка- Шлёп Нога, бывшая в прошлой жизни, когда-то действительно горничной (да ещё в гостинице 'Октябрьская' при УД ЦК КПСС) их аккуратно в свой час приберёт...




  Надо было опохмелиться...дело простое. Сейчас- сколько? Часы на башне Ленинградского вокзала , высовывавшейся из-за крыши зала ожидания номер два (сожмём кулак, и посмотрим вдаль сквозь маааленькую дырочку) показывали девять ноль пять...значит, в действительности сейчас девять ноль три...через десять минут - входной горит? да- скорее всего, так и будет- на вторую путь прибудет (Иншалла!) скорый из Ашхабада...а это значит, что? Это значит, прибудут длинные, зелёные чарджуйские дыни, и аккуратные, седобородые, тихие бабаи в долгополых халатах, которые очень пугаются расценок вокзальных носильщиков, "с удовольствие за адна дын" предоставят мне почётное право им помочь...далее, дыню доставляем в привокзальный буфет, где посудомойка Лариса- святая, святая женщина- нальёт мне сливянки( это то, что из недопитых бутылок сливают) и щедрой рукою наложит мне в щербатую тарелку кучу объедков...




  И буду я сыт, пьян и нос в табаке... Н-но...не судьба мне была, видно, вдохнуть сегодня тончайший, мятно-медовый аромат тяжеленных, продолговатых, в джутовой оплётке плодов горячей туркестанской землицы...




  Потому как мне навстречу уже бежал, заплетаясь в собственных ногах, горевестник Маманя...вот ведь какой матёрый человечище! О любом печальном событии узнаёт примерно за полчаса до того, как оно случится...




  'Шерханчик, блядь буду!!!'




  'Будешь, Маманя, обязательно будешь...что там у нас плохого?'




  'Так, эта...Гот- Зилка откинулся...в смысле откинул...в плане отбросил...ну ты меня понял-понял?!'




  Как не понять...бедняга Гот...




  ...Лидируемый что-то торопливо и нечленораздельно бормочущим себе под нос Маманей , я неторопливо, с достоинством (а торопиться уже некуда, да и незачем) проследовал к мусоросборнику... там, в уютном уголке между двумя мусорными ящиками, в позе эмбриона свернулся Гот Зилка, чьё лицо закрывали длинные, разумеется угольно-чёрные волосы...сквозь прореху тоже чёрных импортных 'техас' жалко и - как-то жалобно светилась тощая, давно не мытая Зилкина задница...




  Рядом с телом поблескивала стеклом и никелем любимая Готова 'машинка'...заполненный мутновато-жёлтым 'быстрым' 'баян'...




  Всё ясно. Последний эксперимент по переходу в экзистенциальное подпространство с помощью домодельного 'винта' окончился закономерным финалом...




  'Эх, Маманя- как же ты у дружбана 'весло'-то допустил, ведь не 'пионер' же ты, в самом деле? '- с досадой спросил я камрада покойного...




  'Дык, Шерханчик, как Гот 'палевное' 'винтилово' -то 'вмазал' , я сначала ничего и не просёк ...вижу только, 'выхлоп' у него...думаю, 'догнаться' хочет- а он...ништяк , говорит, братуха - 'пруха' у меня...ну, у меня самого дел по горло, пошёл я 'бутылочку потрясти' , потому как из 'дежурки' мне тут 'салюта' подогнали...как бы не 'кипятнуть'! Только я 'пятиминутку' 'сварил', ещё ' гасильник' в лапе держу, оборачиваюсь- мол, Готик, давай 'вотру'...а он...вот.'




  Эх, Зилка, Зилка...кандидат физико-математических наук, чьё постоянное фрондёрство на институтских семинарах по МЛФ закончилось исключением из комсомола и последующим увольнением с кафедры...довыпендривался, Упендра...а потом- была психушка, где он и познакомился с некоей 'кислотной' барышней, а потом был уход влюблённых из дома...барышня-то 'соскочила', родители её, из Обкома, быстро обеспечили ей 'перекумарку' в купе с ремиссией...




  А Зилка так и остался там, за своими чёрными облаками...сдохнув с собственной блевотине...




  Маманя, жалобно кашлянув, привлёк моё внимание :'Эта, ментов бы не надо, а? У меня тут 'кормушка' рядышком...'




  М-да...наш родной ЛОВД привлекать не следовало...и что же ждало Зилку? Холодная полка в милицейском морге, где он ожидал бы своей очереди, покуда крысы обгрызали бы ему нос и уши...ящик из неструганных, некрашенных, щелястых досок...яма среди куч мусора на Митинском кладбище, рядышком со свалкой...табличка с номером на покосившейся палке...заслужил ли это человек, не делавший никому зла?









  ... Через два часа мы с Маманей подкатили вокзальную тележку носильщика к задней кирпичной стене старинного Немецкого кладбища, что в Лефортове...с размаху перекинули тяжеленный , какой-то очень длинный свёрток через полуобвалившийся кирпичный забор...




  Был уже яркий полдень- но здесь, среди старинных, отрясающих золотую листву , лип- было тихо и печально... с немалым трудом просунув тело в пролом стены полуобвалившегося склепа, мы долго закладывали его обломками кирпичей, кусками дикого камня, бережно засыпая холмик жирной кладбищенской землёй...получилось очень готично! Зилке бы понравилось. Тем более, что в дорогу мы собрали ему 'кубометр' 'красного', жменю 'компота', пару 'фунтиков'...на первое время ТАМ...




  Минутку постояв, мы вылезли из склепа...и тут Маманя, порывшись у себя в кармане широких штанов, достал сложенный тетрадный лист...'Вот, Гот просил передать ...'- от чего-то виновато проговорил он...




  На смятом листке теснились неровные буквы :'Ты утонул. Оттолкнись от дна и немедленной всплывай. Прощай, и не жалей обо мне. '




  ...Сжимая записку в потной ладони, и шагал к камере хранения, где хранил все свои богатства...ну, я понимаю, война! Но умереть сейчас, в мирной, счастливой Москве, где веет свежий ветер Перестройки и Ускорения, где жизнь должна и будет! - меняться только к лучшему...(Примечание автора. Я знаю. Это сейчас я знаю...хорошо, что не знал тогда.)




  ...То горячие, то ледяные струи душа хлестали по моему тощему - одни рёбра торчат- телу...а потом щелканье ножниц и стрекотание машинки над моею пробитой головой...хорошая вещь- Санитарный Пропускник! Чудом уцелевший рудимент революций и войн, заслон против сыпного тифа и прочих азиатских гостинцев...




  Решено. Я еду на край света...а месяц звёзд на перекличку сзывал рассыпанную сферу, а мы садились в электричку, и уезжали на Киферу (станция Лобня Савёловского направления)...было дело, да. Было и прошло.




  ... Свисток, и за окнами медленно поплыл родной Третий Перрон, откуда растерянно махала мне рукой осиротевшая Шлёп-Нога...прощайте, товарищи! Все по местам...усердно помолившись Богу, Лицею прокричав -'Ура!', прощайте, братцы- мне в дорогу, а вам - в постель давно пора...Пушкин.




  ... Станция Бронницы встретила меня радиорелейной вышкой, красно-кирпичными складами (База ПОШ, как я впоследствии узнал) и совершенно очаровательным гуляй-городом, из стоящих на запАсных путях вагонов с протянутыми между ними вешалами, на которых весело полоскалось мокрое бельё... на третьей пути задорно двигал совершенно паровозным дышлом маленький локомотивчик...'Муромский тепловоз'- услужливо подсказала мне моя дырявая память...вот ведь: бывает, что часами вспоминаю нужное слово, а случается, что - когда-то читанное, и потом за ненадобностью прочно забытое- всплывает совершенно неожиданно...




  Младший брат выпускаемых тем же предприятием широко известных в узких кругах МТ-ЛБ , пятясь по остывающим в быстро наступающих сумерках рельсам- открыл мне дорогу к ПСМП-23...




  Однако мастер меня на работу (которая очень удобно совпадала с местом проживания) меня не принял...




  'Послал как-то старый цыган-кузнец своего цыганёнка в город за инструментом...приехал он, и говорит отцу- не хочу больше в кузне работать. Что это за работа- дымно, жарко, молотом машешь ... уйду я на железную дорогу! Вот это работа, так работа...




  Еду я на поезде в город- они стоят, отдыхают...еду обратно- стоят на том же месте и опять отдыхают...'




  Через неделю вернулся цыганёнок...ой , батька, не могу больше...Смеётся старый цыган:'А как же - стоят и отдыхают?'




  'Так ведь путейские отдыхают, оказывается, только когда мимо них поезд идёт...'




  Да, так что я со своими болячками уж никак в здоровый коллектив путейцев не вписывался...




  Разумеется, если бы у меня были хоть какие 'корочки' механизатора...увы, токмо диплом ВКШ, правда, с отличием...специалист по контрпропаганде никому , часом, не нужен?




  Ещё есть опыт работы портфеленосцем (помощником замминистра Энергетики СССР) , а ровно недолгой работы в райкоме...как же я, спрашиваете, входящий в номенклатуру, докатился до жизни такой? Оченно просто...Подмосковный городок, липы жёлтые в рядок, подпевает электричке ткацкой фабрики гудок...




  Фабрика, да- 'Красное Знамя' ...при ней стадион.




  На стадионе- трибуны.




  Под трибунами- баня, по научному сауна...и вот, в эту научную сауну вламываются средь бела дня суровые мужики в чёрных костюмах, белых рубашках и тёмных галстуках- как на дорогих похоронах...и спрашивают меня- что я в бане в разгар рабочего дня делаю?




  Странный вопрос, не находите? Что может делать полный энтузиазма и задора, голый, молодой комсомольский секретарь с тремя совершенно неодетыми ткачихами, ударницами Коммунистического Труда, комсомольскими активисточками - в бане?




  Придумать, конечно, можно разное...только вот варианты ответов всё какие-то ...мда.




  Пришлось менять коньки на санки...то есть одевать форму...и на плечах твоих погоны, как руки Родины, легли...нет, не сразу!




  А вначале патруль задержал дочку начштаба полка, которая лезла в славном гарнизоне Термеза в половине второго ночи на второй этаж офицерского общежития, только и исключительно потому, что при этом была пьяна, как павиан...Из всех господ офицеров, обитавших в комнате, барышне приглянулся отчего-то именно аз, многогрешный...




  Нет, конечно, барышня была исключительной прелести- папа хохол, а мама таджичка...как все полукровки, получилась великолепная особь...с чёрной косой до круглой попы...




  Только вот, с одной стороны, была она косая- один глаз на вас, а другой на Кавказ...а с другой...приходит офицер к замполиту, и жалуется- не могу жить с женой, у неё на лобке родимое пятно в виде кукиша...тот его уговаривает, мол, не виновата она- это игра природы...несчастный муж соглашается- да, игра, но ведь обидно- все друзья смеются...




  И зачем мне такое счастье? А товарищ полковник, поняв, что я не собираюсь составить партию для его ребёнка, мигом удовлетворил меня...отправив отдавать чужие интернациональные долги...




  А между тем, в сентябре темнеет быстро, и следовало бы задуматься о ночлеге...разумеется, гостеприимные пролетарии меня с удовольствием бы приютили, ежели бы оне не получили намедни прогрессивки...и по сему поводу не устроили бы скромный такой сабантуй...с весёлой беготнёй друг за другом с ломами в руках...как-то мне в чужом пиру похмелья- не захотелось...




  Местный интеллигент- в круглых очках с треснувшим стёклышком и летней шляпе а-ла весёлые шестидесятые - оказавшийся бухгалтером, порекомендовал мне обратиться к местной бабаньке, в деревне Юрово, вон там, за ближним лесочком...но, поскольку изъяснялся он несколько путано, разумеется. я свернул совершенно не туда...и выбрал совсем иную дорогу...а, впрочем, это не мы выбираем дороги, а они, возможно- выбирают нас...




  В прозрачный воздух откуда-то сверху будто добавляли синих чернил. Молодой, на сколько я мог видеть в наступающих сумерках- смешанный лесок, через который вела желтеющая песком тропинка, мало-помалу сменился густым, запущенным садом...