?

Log in

No account? Create an account

Печальный странник

Что вижу- о том и пою!

Previous Entry Share Next Entry
Роман Носиков разъясняет
holera_ham

Скажем, Михаил Делягин пребывает в недоумении: «И где визг российских либералов о недопустимости штурма театра с заложниками, при котором гибнут заложники? Где визг международной общественности на эту тему? Мы хорошо помним «Норд-Ост» и как они на это реагировали: почему молчат? Потому что русские не люди, и их можно пинать ногами, а к Франции надо соблюдать толерантность и политкорректность?»

Михаил Геннадьевич просто не понимает важной разницы, которую прекрасно чувствует наша прогрессивная общественность. Разница между реакцией на смерть людей первого сорта (французов) и недочеловеков-русских в том, что русские, когда они погибают, просто, как бы это сказать, «выполняют свое предназначение». Ведь каждый либерал знает: русские не живут, а мучаются. У них то Достоевский, то Сталин с ГУЛАГом, то Иван Грозный, за жестокость прозванный Васильевичем, то Путин, который хуже всех. Поэтому, в их глазах, русский, который умер, — это совсем даже и неплохо. Он отмучился. Можно и пошутить. Русский, которому не нравится, что над смертью его соплеменников так изгаляются, — это, в представлении «интеллигентной» публики, просто тупой, неграмотный и невоспитанный недочеловек, то есть русский. Он не понимает европейской культуры сатиры. Но я вам, интеллигентишки, задачу облегчу. Не надо ждать, пока кто-то пересилит себя и опустится до французского уровня понимания сатиры. Тут, чтобы оскорбить, достаточно просто назвать вещи своими именами.