Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

На столе стоит арбуз

На арбузе- муха!
Муха злится на арбуз,
Что не лезет в брюхо!

1 декабря уже не раз тут упоминавшийся Ленур Ислямов заявил: «Стадий у нас несколько. Сначала идет продовольственная блокада, мы ее сделали. Дальше идет блокада энергетическая. Мы тоже ее сделали. Дальше идет блокада морская. К ней мы сейчас будем приступать… В том числе будет блокада и Керченской переправы».

4 декабря все тот же Ислямов триумфально объявил, что ранее анонсированная акция уже начала воплощаться в жизнь: «Это уже военная операция, поэтому я не могу пока об этом говорить. Однако скажу, что морская блокада Крыма уже началась. <…> Потому что турки, когда сбили этот самолет (Су-24М), который попал на их территорию, уже осуществляют блокаду Босфора и Дарданелл. Остается только Керченский пролив, а мы им займемся, уже занялись!» – добавил координатор.

Отметим очередной реверанс в сторону главного заказчика новой «блокады» полуострова – Турции. При этом Турция на деле не стала перекрывать для российских кораблей Черноморские проливы. Но, несомненно, с большим интересом изучила реакцию общественности на такую вероятность, озвученную Ислямовым…

8 декабря по поводу морской блокады Крыма наконец-то высказался сам глава действующей на территории Украины протурецкой террористическо-диверсионной группировки Мустафа Джемилев. Первое, что он сделал, – это с печалью признал очевидное: «У Меджлиса нет военных кораблей, чтобы блокировать Крым с моря…» Затем Джемилев добавил: «Отношения с Турцией прервались благодаря геополитическим событиям. Правда, в порты Крыма заходят греческие корабли, заметили еще румынские и итальянские. Их мы не можем блокировать, нам надо регистрировать эти случаи и подавать в международные организации, чтобы в тех портах, куда они будут заходить потом, на эти корабли был наложен арест за нарушение наших территориальных вод».

А вот как выглядит комментарий Джемилева относительно возможного блокирования Керченского пролива: «Мы говорили с руководителем ведомства ФРГ, занимающегося вопросами, связанными с Украиной. Должны быть наложены дополнительные санкции за нарушения наших территориальных вод. И прокладывание кабельного моста, и строительство автомобильного моста без разрешения украинской стороны – это новое посягательство на нашу территориальную целостность!»

Обратим внимание – морская блокада полуострова объявлена «меджлисовцами» лишь после того, как Крым из-за гибели Су-24М сам прервал морское сообщение с Турцией. До сего момента турецкие суда, первыми из иностранных судов возобновившие посещение крымских портов после воссоединения Крыма с Россией, никакого порицания у «меджлисовцев» не вызывали. Да и теперь Джемилев о них не заикнулся, грозя карами лишь греческим, румынским и итальянским судовладельцам. Показательно, не правда ли?

Еще обратим внимание, что 8 декабря Джемилев ни слова не сказал об упомянутой 4 декабря Ислямовым «военной операции» в Керченском проливе. При этом нельзя сказать, что Джемилев отличается особым миролюбием. Мы говорим о человеке, который в апреле 2014 года во всеуслышание предлагал Турции двинуть к Крыму свой ВМФ, а позже заявлял о необходимости взрыва моста через Керченский пролив, если и когда тот будет построен Россией.

Так чем же может быть обусловлено странное молчание Джемилева о возможности неких силовых акций «меджлисовцев» против Крыма? Стремлением сохранить в тайне подготовку к ним? Может, да, а может, и нет.

Вполне могло быть так, что в минувшие с выступления Ислямова дни возможность «военной операции» в Керченском проливе была Джемилевым и Чубаровым впервые рассмотрена предметно. Рассмотрена и, по объективным причинам, отвергнута.

В прицеле – Керченский пролив

Рассуждая логически, целями «военной операции» Ислямова в зоне Керченского пролива могли бы стать электрокабели и наземная инфраструктура энергомоста, а также элементы строящегося через Керченский пролив автомобильно-железнодорожного моста и паромная переправа Крым – Кавказ.

Наземная инфраструктура энергомоста, прежде всего подстанции, хорошо заметна, но легкодостижима лишь на первый взгляд. Еще 3 ноября первый вице-премьер Крыма Михаил Шеремет объявил, что они взяты под усиленную охрану. Попытавшиеся проверить это несколько крымских журналистов были остановлены военнослужащими еще на дальних подступах к охраняемым объектам.

Для того чтобы вывести из строя находящийся под водой, да еще и заглубленный в грунт кабель, надо, как минимум, точно знать его месторасположение. А это на данный момент секретная информация. Даже вывод из строя взрывом одного кабеля не остановит полностью переток электроэнергии в Крым, поскольку кабели разнесены между собой на приличное расстояние.

Район пролива, где ведутся работы по укладке на дно электрокабелей, постоянно патрулируется не только российскими морскими пограничниками, но и подразделением ПДСС (противодиверсионные силы и средства) ВМФ. О том, насколько решительно «в случае чего» готов действовать этот заслон, обмолвился вице-премьер Крыма Руслан Бальбек. «Пиратствовать в российской экономической зоне шайка Ислямова не будет», – заявил он. После чего Бальбек напомнил о том, что пограничные службы России не церемонятся с нарушителями и при необходимости готовы открыть огонь на поражение.

Примерно то же самое угрюмо констатировал майор ВСУ Алексей Никифоров: «Уже поступили заявления, что будут стрелять без предупреждения. Мы понимаем, как они могут действовать, если такое произойдет в Керченском проливе… Поэтому хотелось бы предостеречь ребят, которые соберутся, чем это может для них закончиться». Черту под этими рассуждениями подвел адмирал Владимир Комоедов, бывший командующий Черноморским флотом РФ: «Если будет действительно военная операция, если они от имени Украины начнут войну, то на войну будем отвечать войной. А что ж делать?»

Таким образом, попытка диверсии против энергомоста для боевиков Джемилева вполне может стать «билетом в один конец». С учетом того, что Россия имеет возможность достаточно быстро отремонтировать любой элемент энергомоста, диверсии против него становятся совсем уж сомнительным удовольствием.

Атаковать же конструкции строящегося через Керченский пролив автомобильно-железнодорожного моста сейчас тоже довольно глупо. В первую очередь, потому, что до завершения строительства еще очень далеко.

Кингстоны открыть не так-то просто

Теперь рассмотрим паромную переправу Крым – Кавказ. Теоретически ее можно попытаться «застопорить» несколькими способами. Например, выведя из строя сами паромы или район погрузки/разгрузки в портах, а также перекрыв фарватеры, по которым, собственно, и курсируют паромы между Крымом и косой Чушка. Однако разом вывести из строя все паромы невозможно, равно как и невозможно на продолжительное время вывести из «игры» портовое оборудование. Вероятность блокирования переправы путем перекрытия фарватеров стайкой катеров и надувных лодок в стиле акций Greenpeace с учетом режима охраны зоны пролива околонулевая. К тому же, такие действия заведомо не могут быть долговременными.

Попытка же заблокировать фарватеры затопленными кораблями-брандерами и вовсе фантастична. И вот почему.

Во-первых, усиленный режим охраны Керченского пролива, скорее всего, не допустит прохода подозрительного судна в зону пролива. В случае же прохода в зону пролива, судно обязано пересекать ее, следуя строго по Керченско-Еникальскому каналу. Попытка сойти с него в направлении паромных фарватеров № 28 и № 50 будет немедленно замечена и пресечена.

Во-вторых, Керченский пролив с момента воссоединения Крыма с Россией стал полной собственностью РФ, что заставляет следующие через него иностранные суда не только испрашивать у России разрешение на проход пролива, но и предоставлять российской стороне сведения как о самом судне, так и характере груза на нем. Наиболее подозрительные суда (а украинские по умолчанию таковые) могут быть подвергнуты досмотру у кромки государственных вод и конвоированию через пролив кораблями погранохраны или кораблями охраны водного района. В такой ситуации затопиться там, где хочется, практически невероятно.

В-третьих, при затоплении судна надо еще умудриться положить его на грунт там, где надо, а не там, где получится. С учетом довольно приличного времени, потребного на затопление судна, и сильного течения в зоне пролива, это очень нетривиальная задача.

В-четвертых, прямо сейчас в Мариуполе и Бердянске Украина не имеет под своим флагом судов, достаточных по размерам для перекрытия фарватера. Попытка найти что-то подходящее где-то еще займет время и наверняка привлечет внимание российских спецслужб.

В-пятых, фарватеров, по которым паромы могут ходить по линии Крым – Кавказ, несколько. Если уж практически не возможно блокировать один фарватер, то сразу два – это чистой воды утопия.

В-шестых, попытка перекрыть брандером Керченско-Еникальский канал бесперспективна не только потому, что аварийно-спасательная служба Черноморского флота сравнительно легко поднимет «утопленника». Но еще и потому, что заблокирует для Украины возможность вывозить морем из Мариуполя продукцию местных предприятий. В первую очередь – металлургических.

Причем, такая попытка заблокирует Керченский пролив для Украины вне зависимости от того, насколько удачно брандер перекроет канал. Даже в случае неудачной попытки Россия гарантированно закроет пролив для прохода иностранных судов, следующих в порты Украины. Во избежание рецидивов, так-сказать.

И – да – такая санкция, скорее всего, станет последствием любой попытки «меджлисовцев» устроить диверсию как в самом Керченском проливе, так и на его побережье.

Почему мы об этом упомянули не в самом начале? Потому что не следует забывать: Джемилев – это креатура Анкары, а не Киева. Для бывшего главы «Меджлиса» и его подельников на первом месте стоят свои интересы, на втором – турецкие и лишь на третьем – украинские. Так что о неприятностях, которые ждут Украину в связи с возможностью перекрытия для нее Керченского пролива, «активисты» блокады думают в последнюю очередь. А вот вероятность получения пули от российского пограничника – это куда более сильный сдерживающий фактор…

Таким образом, получается, что «меджлисовцы» в рамках провозглашенной морской блокады Крыма могут на деле стращать полуостров лишь невнятными «новыми санкциями» и «наложением ареста» на суда, посещавшие крымские порты. Собственно, именно это Джемилев и резюмировал в своем выступлении 8 декабря.

Де-факто, Джемилев далеко не первый представитель Украины, который грозит России новыми санкциями за использование ею в своих интересах портов полуострова и крымского шельфа. Практически с самого момента воссоединения Крыма с Россией попыткой «продавливания» подобных санкций через разнообразные международные инстанции неутомимо занимается как сам украинский МИД, так и разнообразные украинские общественные организации типа «Майдана иностранных дел». Результат практически нулевой. Касательно же возможности ареста иностранных судов, посещавших Крым без санкции Киева, на данный момент это возможно лишь в портах самой Украины.
http://riafan.ru/488967-morskaya-blokada-kryma-medzhlis-idet-na-abordazh

Tags: Война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments