?

Log in

No account? Create an account

Печальный странник

Что вижу- о том и пою!

Хорошая песня! За душу берет...
holera_ham
группы "Диктатура" (лит. Diktatura), "Salcininku rajonas",

As matau liepsnas raudonas
Dega Salcininku rajonas
Siauteja ugninis maras
Lenku gadynei atejo galas

Jau arteja sventasis karas
Jeigu cia busit, nepabegsit nuo maro
Nebeisaus jau kitas rytas,
Lenku likimas jau numatytas

Baigesi lenku paseta sekla
Sako liudnai isniekinta sekla

Lenkai visi jau pakarti
Rusai paskersti guli patvory
Zydai pakarti jau dega krosny
Tik tikri lietuviai visi gyvi!!!!!!

Vilniuj laikas ivesti tvarka
Aukstai iskelt gelezine ranka
Su rusais atejo lemiamas musis
Du variantai ir laisvas busi

Patys nepatenkinti kodel ju nezudot
Nebukit apsisike kaip kiaules, lietuviai
Kai kitatauciai suras savo vieta
Mes turesime svaru miesta

Pagaliau zus tukstanciai rusu
Ir Vilnius bus vel tiktai musu

Lenkai visi jau pakarti
Rusai paskersti guli patvory
Zydai pakarti jau dega krosny
Tik tikri lietuviai visi gyvi!!!!!!

Перевод :

Вижу я красное пламя,
Горит Шальчининкайский район,
Бушует огненная чума,
Время поляков истекло.

Близится священная война,
Если будете здесь, не сбежите от чумы,
Не наступит другое утро,
Судьба поляков предрешена.

Кончилось посеянное поляками семя.
Говорит печально надруганное семя.
Поляки все уже повешены,
Зарезанные русские валяются под забором,

Евреи уже горят в печи,
Только настоящие литовцы все живы.
Время навести порядок в Вильнюсе,
Высоко поднять железную руку,

Время для решающего боя с русскими,
Два варианта - и станешь свободным.
Сами недовольны, так почему их не убиваете?
Не будьте как свиньи в дерьме, литовцы!

Когда инородцы найдут свое место,
Город наш будет чистым.
Наконец, погибнут тысячи русских,
И Вильнюс снова будет только нашим.

Поляки все уже повешены,
Зарезанные русские валяются под забором,
Евреи уже горят в печи,
Только настоящие литовцы все живы.
+++++++++++++++++++++
И вот это радостно распевают европейцы, уча нас толерантности...

Борцы за права человека...
holera_ham
...вот только какого?
На этой неделе, в рамках отработки западноевропейского гранта им. Саркози, совет президента по правам человека в лице господ Федотова, Караганова и пр. подготовил заявление в прокуратуру РФ с просьбой исследовать творчество некоторых авторов на предмет экстремистской и националистической составляющей.
К заявлению были приложены распечатки стихотворений Дениса Давыдова, К. Симонова, А.С. Пушкина, а также выдержки из статей некоего Карамзина и ссылки на высказывания А. Суворова и В. Костенецкого.

Денис Давыдов, 1815

Я люблю кровавый бой,
Я рожден для службы царской!
Сабля, водка, конь гусарской,
С вами век мне золотой!
Я люблю кровавый бой,
Я рожден для службы царской!
За тебя на черта рад,
Наша матушка Россия!
Пусть французишки гнилые
К нам пожалуют назад!
За тебя на черта рад,
Наша матушка Россия!
Станем, братцы, вечно жить
Вкруг огней, под шалашами,
Днем - рубиться молодцами,
Вечерком - горелку пить!
Станем, братцы, вечно жить
Вкруг огней, под шалашами!
О, как страшно смерть встречать
На постеле господином,
Ждать конца под балдахином
И всечасно умирать!
О, как страшно смерть встречать
На постеле господином!
То ли дело средь мечей!
Там о славе лишь мечтаешь,
Смерти в когти попадаешь,
И не думая о ней!
То ли дело средь мечей:
Там о славе лишь мечтаешь!
Я люблю кровавый бой,
Я рожден для службы царской!
Сабля, водка, конь гусарской,
С вами век мне золотой!
Я люблю кровавый бой,
Я рожден для службы царской!


Константин Симонов, 1942

Если дорог тебе твой дом,
Где ты русским выкормлен был,
Под бревенчатым потолком,
Где ты, в люльке качаясь, плыл;
Если дороги в доме том
Тебе стены, печь и углы,
Дедом, прадедом и отцом
В нем исхоженные полы;

Если мил тебе бедный сад
С майским цветом, с жужжаньем пчел
И под липой сто лет назад
В землю вкопанный дедом стол;
Если ты не хочешь, чтоб пол
В твоем доме фашист топтал,
Чтоб он сел за дедовский стол
И деревья в саду сломал...

Если мать тебе дорога —
Тебя выкормившая грудь,
Где давно уже нет молока,
Только можно щекой прильнуть;
Если вынести нету сил,
Чтоб фашист, к ней постоем став,
По щекам морщинистым бил,
Косы на руку намотав;
Чтобы те же руки ее,
Что несли тебя в колыбель,
Мыли гаду его белье
И стелили ему постель...

Если ты отца не забыл,
Что качал тебя на руках,
Что хорошим солдатом был
И пропал в карпатских снегах,
Что погиб за Волгу, за Дон,
За отчизны твоей судьбу;
Если ты не хочешь, чтоб он
Перевертывался в гробу,
Чтоб солдатский портрет в крестах
Взял фашист и на пол сорвал
И у матери на глазах
На лицо ему наступал...

Если ты не хочешь отдать
Ту, с которой вдвоем ходил,
Ту, что долго поцеловать
Ты не смел,— так ее любил,—
Чтоб фашисты ее живьем
Взяли силой, зажав в углу,
И распяли ее втроем,
Обнаженную, на полу;
Чтоб досталось трем этим псам
В стонах, в ненависти, в крови
Все, что свято берег ты сам
Всею силой мужской любви...

Если ты фашисту с ружьем
Не желаешь навек отдать
Дом, где жил ты, жену и мать,
Все, что родиной мы зовем,—
Знай: никто ее не спасет,
Если ты ее не спасешь;
Знай: никто его не убьет,
Если ты его не убьешь.
И пока его не убил,
Ты молчи о своей любви,
Край, где рос ты, и дом, где жил,
Своей родиной не зови.
Пусть фашиста убил твой брат,
Пусть фашиста убил сосед,—
Это брат и сосед твой мстят,
А тебе оправданья нет.
За чужой спиной не сидят,
Из чужой винтовки не мстят.
Раз фашиста убил твой брат,—
Это он, а не ты солдат.

Так убей фашиста, чтоб он,
А не ты на земле лежал,
Не в твоем дому чтобы стон,
А в его по мертвым стоял.
Так хотел он, его вина,—
Пусть горит его дом, а не твой,
И пускай не твоя жена,
А его пусть будет вдовой.
Пусть исплачется не твоя,
А его родившая мать,
Не твоя, а его семья
Понапрасну пусть будет ждать.
Так убей же хоть одного!
Так убей же его скорей!
Сколько раз увидишь его,
Столько раз его и убей!


А.С. Пушкин "Кавказский пленник" (1820-1821)

И воспою тот славный час,
Когда, почуя бой кровавый,
На негодующий Кавказ
Подъялся наш орел двуглавый;
Когда на Тереке седом
Впервые грянул битвы гром
И грохот русских барабанов,
И в сече, с дерзостным челом,
Явился пылкий Цицианов;
Тебя я воспою, герой,
О Котляревский, бич Кавказа!
Куда ни мчался ты грозой –
Твой ход, как черная зараза,
Губил, ничтожил племена…
Ты днесь покинул саблю мести,
Тебя не радует война;
Скучая миром, в язвах чести,
Вкушаешь праздный ты покой
И тишину домашних долов…
Но се – Восток подъемлет вой!..
Поникни снежною главой,
Смирись, Кавказ: идет Ермолов!
И смолкнул ярый крик войны:
Всё русскому мечу подвластно


Н. М. Карамзин "История государства Российского"

"Чрезвычайная отважность Славян была столь известна, что Хан Аварский всегда ставил их впереди своего многочисленного войска, и сии люди неустрашимые, видя иногда измену хитрых Аваров, гибли с отчаянием... Столь же единогласно хвалят летописи общее гостеприимство Славян, редкое в других землях... Древние писатели хвалят целомудрие не только жен, но и мужей Славянских. Требуя от невест доказательства их девственной непорочности, они считали за святую для себя обязанность быть верными супругам... Мать, воспитывая детей, готовила их быть воинами и непримиримыми врагами тех людей, которые оскорбили ее ближних".


В. Костенецкий на обеде у барона Остен-Сакена

"..вы немец-перец-колбаса, кислая капуста... Терпеть не могу вашего педантства, формалистики, шагистики и прочих берлинских премудростей. Я — русский воин, и мне ли подчиняться князьям Яшвиллям и баронам Остен-Сакенам? Ты совсем глупый, если решил, что я твоего татарина целовать стану... Обедайте сами."


Александр Суворов

"Я русский, – какой восторг!"


Однако, к большому разочарованию господ из совета, заявление у них не приняли и объяснили им, что все ответчики давно умерли, а их имена и произведения стали частью нашего культурного и исторического наследия.

Тогда находчивый Федотов, сославшись на большой опыт в подобных делах, предложил, если нельзя осудить авторов, хотя бы изменить оригинальный текст их рукописей.

Вместо "французишки гнилые" у Давыдова использовать "французы удалые".

У Симонова вместо:
"Так убей фашиста, чтоб он,
А не ты на земле лежал,
Не в твоем дому чтобы стон,
А в его по мертвым стоял".
писать -
"Примирись с фашистом, чтоб он,
на твоей земле в мире жил,
чтоб стоял здесь мемориал,
всем кого коммунизм погубил"

А у Пушкина вместо:
"Смирись, Кавказ: идет Ермолов!
И смолкнул ярый крик войны:
Всё русскому мечу подвластно"
писать -
"Ликуй, Кавказ: все ближе базы НАТО!
Нам демократию несут:
Сопротивляться им не надо"

Высказывания же Карамзина, Суворова и Костенецкого, как не соответствующие духу перезагрузки и ожиданиям наших западных партнеров, Федотов предложил исключить из всех книг, как будто их и не было вовсе.