April 23rd, 2014

Не обидеть Украинца!

Не обидеть украинца!

Олексий грозно выдохнул, и его толстые, похожие на поросшие жиденьким рыжим волосом сосиски, пальцы нависли над клавиатурой…
«То, что Крым потерян для Украины не навсегда - не факт. Ситуация может развиваться по-разному. Но вернуть его, при желании, можно без особых проблем.»-  грозно постукивая по клавишам, написал он.
Э-э-э…,- подумал Олексий. – но как же всё-таки его вернуть? Проклятые монголокацапы… Ухватили, воспользовались ситуацией, ватники. Всё равно, что со смертельно раненого сапоги снять… Тьфу-ты, с какого еще смертельно раненого? Ще не вмерла!!
И он решительно продолжил:
«Самый простой способ - это развал советской империи Путина в случае русского бунта, бессмысленного и безобразного. И думаю, что мы скоро увидим этот бунт, который сметет прогнивший Путлеровский режим! Однако, можно и ускорить процесс.
Первое, воля народа. С волей народа проблем нет. Главное народ наш не "кидать" и не дурить. Для начала, необходимо провести всеукраинский референдум по поводу федерализации, статуса Крыма и подготовки армии к войне за Крым. Главное ведь что. Вопросы правильно составить. Ну например так:
- поддерживаете ли вы разделение Украины на федеральные округа?;
- считаете ли вы Крым частью единой Украины?;
- Нужно ли Украине провести модернизацию армии для борьбы с внешними агрессорами?
Главное с референдумом этим не затягивать. Провести его как можно скорее. Правильные ответы, я думаю, всем ясны.

Далее, армия. И можно даже открыто говорить, что мы готовимся к освободительной войне за Крым. Плюс, естественно, укреплять силы ПВО, реально демаркировать границу с Россией со рвами и колючей проволокой. Ввести таки визовый режим. Кстати, если всё время в открытую напоминать о грядущей освободительной операции в Крыму, то игорный бизнес, анонсируемый Пуйлом, вряд ли сильно рванёт в Крым. Таки поостерегутся олигархи вкладывать свои нечестно заработанные денежки туда, где они могут их потерять. Параллельно с развитием армии нужно развивать агентурную сеть в оккупированном Крыму. Для чего это необходимо, надеюсь, объяснять не надо?
Ну а с международной поддержкой ещё легче, чем с волей народа. Подаём во всевозможные суды иски на захватчика Украинских земель - какой же международный суд не признает, что Крым захвачен незаконно? По возможности выколачиваем деньги из России за аннексию и убытки - опять же через суды. Ну и получаем резолюцию СовБеза ООН на освобождение Крыма от оккупации. Вето России обойти не проблема, признав ее стороной в конфликте.
Вот так мы готовимся. Месяца три, или чуть больше. Потом предъявляем России ультиматум: "За 48 часов демилитаризировать Крым!" Параллельно с ультиматумом диверсионные группы уже начинают зачистку и деморализацию оккупационных войск. Естественно, что при этом жители Крыма пишут письма с просьбами о помощи к Великой Украине. Турецкий и Украинский флот патрулирует акваторию всех выпуская и никого не впуская в территориальные воды Украины.
Ну а через пару недель маленькая победоносная АТО. Чтобы зачистить остатки бандитов Кадырова и передать их в Гаагу.  И, само собой,  утилизация крымских ватников.
Всё. Крым Украинский! Если надо, безлюдный…»

- Голопупенко! Опять в соцсетях сидишь? Блин, ну сколько можно… ,- раздался за спиной гнусный голос начальника отдела. – Ты рекламу подал?
О, гнусный сикофант! Сколько же унижений вынес из-за него Олексий! Унижением ничтожной, в жалкие сорок пять тысяч рублей каких-то, зарплатой… Нуждой, после работы ежедневно садиться на электричку, и ехать на съемную квартиру аж в Раменское, час езды в один конец. А почему? Грязные ватники в Москворашке ломили за однокомнатную аж 25000 в месяц а,  в области – ровно вполовину меньше. Что, дорога денег стоит, говорите? Олексий умный, он две карточки берет – одну с Казанского до Косино, а вторую с Томилина до Раменского! Чтобы, значит, по одной карточке на платформу войти, а по второй через такие же турникеты выйти. Мало того, что получается дешевле – Олексий испытывал колоссальное удовольствие от самой мысли о том, что он берет вверх над грязной рашканской «РЖД».
- Андрей Иванович, уже посылаю…,- заюлив голосом, ответствовал меж тем  мерзавцу Олексий.- Уже посылаю!
- Андрюха, да гони ты его нахер! Вольно же тебе такого сущеглупого дурака, да еще и лентяя,  держать? – подал голос еще один рашкованский подлец, системный администратор,  гомельчанин Иванюта.
- Эх, браток… ну, выпру я его? Куда он тогда, малохольный, денется? У него дома, вон чего творится…пропадет ведь! – печально помотал кудлатой головой начальник.
- Да что творится-то? – вскинулся негодяй Иванюта.- Ураган? Тайфун? Цунами? Сами себя проплясали, промайданили страну… Украинцы, одно слово!
- Э, брат, ты хохлов не обижай…,- мерзко и подло вступился начальник.- Человек ведь не виноват, что он хохол?
- Что значит, не виноват? – вскинулся отвратительный, как Сурковская пропаганда, системщик. – Украинство, это ведь не национальность, это состояние души. Это лень, это трусость, это дурковатость, это моя хата с краю, это мелкая хитровыебанность… Причем именно мелкая!
- Да ладно тебе!- махнул рукой начальник. – Прицепился к хорошему парню. Слышишь, Голопупенко, ты на Ваньку не обижайся. Просто сиди в «Одноклассниках» поменьше. И рекламу дай, хорошо?
- Хорошо.- процедил сквозь зубы Олексий. О, гнусный ватник… мерзавцы, все масквичи мерзавцы! Убить бы вас всех из атомного оружия!!
Разумеется, никакую рекламу он и не собирался посылать. Олексий встал, нарочито отвернувшись от Иванюты, вышел в коридор, налил в свою чашку с красно-черной полосой и тризубом «Правого сектора» кофе из корпоративного кофейника, воровато оглянувшись, сунул в карман ветровки пачку крекеров. Небось, не обедняют, кацапы.
До конца дня Олексий просидел в ЖЖ, рассылая комменты типа: «Беги к корыту, зверо-кацап. Узнаешь кто и как научился туалетом пользоваться. Заодно и пожрёшь».
Выйдя из офиса, молодой человек хлопнул себя по лбу – опять забыл взять из туалета рулон бумаги – шесть рублей-то, нелишние! Но возвращаться. Плохая примета. Лучше бы он, все-таки вернулся…
Потому что около метро он увидал юную пару: крепкого парубка и дивчинку, которая держала на руках завернутого в атласный конверт младенца. На девушке была одета белая блузка с золотым тризубом, под которым сияла гордая надпись: «Слава Украине!»
Ах, какие герои! – восхитился Олексий. – Ни одному рашкованцу и в голову не придет пройтись в таком виде по Хрещатику. Духу их подлого, москальского, не хватит.
Торопливая московская толпа, между тем, равнодушно огибала юную мамочку, и было понятно, что толерантно-терпимые москвичи так же спокойно восприняли бы и голопопого людожора из дебрей Черной Африки… Мало ли их в Университете Дружбы Народов учится..
Только омоновец у дверей метро проводил парочку внимательным, недобро-настороженным взглядом, так, что Олексий даже расчехлил свой айфон, чтобы заснять новое преступление путлероидов… Но младенец на руках мамаши успокоил стража порядка, и Олексий шагнул вслед за ними на лестницу эскалатора.
Когда к перрону подошел сине-голубой поезд, парубок нежно челомкнул свою спутницу в щечку и крепко подтолкнул её в спину. Олексий вошел вслед за ней, и тут же схватил за ворот сидевшего возле двери какого-то русопятого школоту:- А ну, уступи место!!
Испуганный подросток тут же вскочил, а Олексий, гордый собой, предложил отважной украинке: - Сидайте, пани, будь ласка!
Девушка, почему-то испуганно оглянувшись на своего, оставшегося на платформе, спутника, осторожно присела…
Парубок, всё так же ласково ей улыбаясь, уже достал из кожаного чехольчика телефон.
Дивчинка что-то неразборчиво вскрикнула, сунула спящего младенца в руки сидящей рядом с ней русской тетке, кинулась к дверям… Но они, уже,  шипя, закрывались…
- Ты что, дурра? Ребенка бросила!- растерянно вскрикнула женщина, осторожно протягивая его к матери. Но та, испуганно замахав руками, бросилась к Олексию, и ,схватив его за плечи,  спряталась за ним, как за щитом…
Младенец на руках русской бабы вдруг превратился в огненный шар, разлетающийся острыми, пронзительно жалющими брызгами…
Последнее, что успел подумать Олексий, было: - Проклятая кацапская баба! Не могла мину собой закрыть…
Да она бы и закрыла. Не успела просто. Украинца ведь никто обижать в Москве не хотел…