February 9th, 2017

Ще нэ вмерла ай-нэнэ!

В Киеве прямо у метро Шулявская в однокомнатной квартире жил целый табор цыган. Они снимали жилье посуточно за 500 гривен и наводили ужас на соседей.
Держали здесь больных детей, инвалидов. Соседи говорят, что цыгане у них арендуют аж три квартиры, в одну из них и вызвали патрульных.
Прибыв на место полицейские увидели, как женщина с мужчиной ведут в наручниках двух подозрительных мужчин. Пара в наручниках была сильно избита.
Оказалось, что цыгане самостоятельно задержали работника полиции и его сообщника, которые требовали у них деньги. Сдавать полицейских в райотдел приехал весть лагерь.
А потом рассказали, как работают в тандеме с правоохранителями и сколько с них требуют за крышевание.

Джордж Оруэлл про Русские войска

Единственный пропагандистский трюк, который мог удасться нацистам и фашистам, заключался в том, чтобы изобразить себя христианами и патриотами, спасающими Испанию от диктатуры русских.
Чтобы этому поверили, надо было изображать жизнь в контролируемых правительством областях как непрерывную кровавую бойню (взгляните, что пишут «Католик хералд» и «Дейли мейл» — правда, все это кажется детски невинным по сравнению с измышлениями фашистской печати в Европе), а кроме того, до крайности преувеличивать масштабы вмешательства русских.
Из всего нагромождения лжи, которая отличала католическую и реакционную прессу, я коснусь лишь одного пункта — присутствия в Испании русских войск.
Об этом трубили все преданные приверженцы Франко, причем говорилось, что численность советских частей чуть не полмиллиона. А на самом деле никакой русской армии в Испании не было(5).
Были летчики и другие специалисты-техники, может быть, несколько сот человек, но не было армии.
Это могут подтвердить тысячи сражавшихся в Испании иностранцев, не говоря уже о миллионах местных жителей.
Но такие свидетельства не значили ровным счетом ничего для франкистских пропагандистов, из которых ни один не побывал на нашей стороне фронта.
Зато этим пропагандистам хватало наглости отрицать факт немецкой и итальянской интервенции, хотя итальянские и немецкие газеты открыто воспевали подвиги своих «легионеров».
Упоминаю только об этом, но ведь в таком стиле велась вся фашистская военная пропаганда.
http://www.orwell.ru/library/essays/Spanish_War/russian/rsw_1

Афро-бандеривець из Запора.

«Дорогие военные, защитники наши, наши славные герои!
Мы извиняемся, что наше письмо написано не на украинском языке. Это потому что мы его еще не знаем. Мы, иностранные студенты в Украине, хотим вам сказать, что вы там не сами, и ваши семью тут также не сами.
Мы за вас будем бороться для Украины. Мы не украинцы, но это не значит, что мы не будем защищать Украину. Это страна, которая нам всегда дает счастье и хороших, добрых и любимых людей, которые нам всегда помогали и помогают. Мы вам много чего должны, сегодня наша очередь бороться за вас и с вами. Поэтому если вам нужна какая-либо помощь или что-то нужно, пишите нам. Мы тут ждем ваш ответ…
Слава Украине!»
Фото профиля Ахмеда Зуина
Украиньцы, это ваше будушее. Пока вы в окопах яйца морозите, харни украиньские дивчины вже...
Картинки по запросу украинка с негритенком

Господа, вы звери!(с)

Ранее СМИ распространили информацию о том, что Норвегия депортировала за «плохое поведение» около 50-ти мигрантов с Ближнего Востока и Афганистана назад в Россию, с территории которой они якобы и прибыли в Норвегию. Прибыв в Россию, беженцы решили немного развлечься в местном ночном клубе «Гандвик» и подзабыв, где находятся, решили немного поприставать к русским девушкам.

Проблема заключалась в том, что в Мурманской области с толерантностью не так хорошо как в просвещенной Европе. Судя по откликам местных, мигранты пытались прятаться даже в частном секторе, где их находили и «воспитывали». Если бы не прибывшие наряды полиции, дело бы было совсем плохо, особенно на фоне мурманского морозца.

Кстати, судя по все тем же откликам, мурманские правоохранители, прибывшие на драку, тоже толерантностью не отличались и «призывая не чинить самосуд, исподтишка вносили свою лепту в воспитание гостей», сообщает newsli.ru.

Итоги: 18 мигрантов в больнице, 33 – топчут камеры местного спецприемника и очень хотят домой !!! Официального подтверждения информации от правоохранительных органов нет, может, не хотят давать очередной повод для западных измышлений о «дикой России».

Украиньцы в Варшаве

15622703_676467272523024_7759084612604318421_n.jpg
Сама лично видела, как один украинец подбежал к мужчине, имеющему на руках грудного ребенка, и отобрал его, схватил за ноги и бросил в огонь горящего дома. По пути сбоку подбегали украинцы, хватали молодых женщин и уводили с собой.
Мать, просившая отпустить ее дочь, была бита прикладами и сапогами. Все время по нам и отступающим немцам стреляла артиллерия, только на половине Вольской мы услышали польскую команду "Не стрелять" и огонь прекратился, тогда мы могли идти тише.
Около улицы Бема украинцы и эсэсовцы снимали с женщин пальто, отнимали чемоданы и бросали под танки, отнимали кольца, портфели, кошельки и рвали деньги.
Около костела на Воле нас задержали, и украинцы отобрали всех молодых женщин и отвели на сторону. Нас погнали дальше, на полях мы видели горящие кучи, от которых несло горящим мясом, и видели трупы.3
Во дворце нас погрузили на поезд и повезли в Прушков. В Пруткове я была лишь 4 часа, откуда благодаря счастливому случаю, мне вместе с дочерью удалось выйти на свободу.

Показания даю правдиво. В чем и расписываюсь.
ГРАБОВСКАЯ
Варшава 14 II 45года
Записал: СВИДЕРСКИЙ

Украиньцы. Почти как люди...

На этом страшном кадре – Киев, сентябрь 1941 года. Бабий яр. Мать за секунду до гибели прижимает к себе ребенка. Человек в форме СС, который убьет ее и ребенка через секунду-другую – не немец. Он украинец, точнее – уроженец Западной Украины, из Житомира. Служил в дивизии «Галичина», а с 1943 года участвовал в работе айнзатц-групп.

1415313264_image

Откуда такие подробности? Практически от него самого. Эту фотографию изъяли партизаны вместе с документами и армейским жетоном. Изъяли, когда обыскивали его тело. Чудовищная фотография станет одним из самых красноречивых свидетелей жертв нацизма на Нюрнбергском процессе.

Но больше всего поражает, что вот эта фотография хранилась среди личных вещей убитого бандеровца. Вместе с семейными карточками, письмами домой лежало вот ЭТО. Бережно хранилось – фото на память. Может, даже для семейного альбома. С гордостью детям и внукам на старости лет показывать: вот, дескать, как я «отважно воевал» за самостийну Украину когда-то…

1415313304_image

Немцы убивали евреев, русских, белорусов, украинцев. И украинцы убивали евреев, русских, белорусов, украинцев. Только первые делали это равнодушно или иногда даже с отвращением (но не из жалости к жертвам, а потому что «грязная», не достойная арийского сверхчеловека работа), а украинцы из Галичины и ряды областей Зап. Украины делали это весело, с удовольствием и огоньком.

Ни тех, ни других подобные «нюансы» не оправдывают. Зато это различие многое говорит об украинцах.

Несколько лет назад мне довелось прочитать в добротном переводе с польского книгу о Волынской резне и вообще о бандеровском движении (в течении всего нескольких лет в Польше такие книги иногда выпускались. У нас их не выпускали вообще – исходя из идиотской «дружбы народов»).

Одна из глав – при всех немыслимых жестокостях этой книжки – поразила меня больше всего. Это отрывки или полные версии писем бандеровцев своим родным, друзьям, однополчанам. И вот пишет такой «человек» о прекрасном будущем Украины (без жидiв и москалей) и о задушевных спорах и мечтах о ней с однополчанами, вспоминает любимый стих какого-то украинского поэта про природу и дом, а потом без перехода теми же словами описывает, как насиловал и убивал десятилетнюю девочку – теми же эмоциями, почти задушевно. Пишет, как потом лежал на труппе, курил и думал о вольной Украине. А потом снова – о посиделках на привале, о хате и мамке старенькой.

1415313323_image

Были там письма и пострашнее, иногда встречались «почти» без зверств. Важней другое. Немцы, хоть и не все – понимали, что творят зло. Но оправдывали себя идеей, необходимостью, войной, приказом. Даже твердолобые наци подсознательно, подстрочно искали себе оправдания.

Эти – никогда. «Зла» как понятия для них не существовало. Убить жида, поляка и русского – добро всегда. Убить украинца – зло, но если украинец «неправильный» (например, плохо говорит на мове или не с тем акцентом, помогает и жалеет тех же евреев, русских, поляков) – опять же добро.

Иногда даже хорошего украинца убить добро – если ради воли и Украины (из всех воевавших на той озверелой войне армий только бандеровцы массово убивали своих же раненых в ходе отступлений или даже наступлений – чтобы не задерживали продвижение отрядов).

Степан Бандера в 1941 году, вступая во Львов и готовя «хлопцев» к «работе» напутствовал их такими словами: «Только Украина, ее воля и образ пречистый имеют значение для нас. Если вы спросите меня, скольких украинцев можно и потребно убить ради воли и УКраины, то я отвечу лишь – сколько их можно и потребно оставить».

1415313303_image

Все это имеет самое непосредственное отношение к дню сегодняшнему. Горящие заживо люди в Одессе. Превращенные в город-призрак Славянск, убитые женщины и дети, расстрелянные журналисты, взорванный над Луганском пассажирский самолет, говорит об одном – они вернулись.

Прямые и идейные потомки тех, кто шел тогда за Бандерой, Шухевичем, Коновальцем… и иже с ними. А мы попали в паршивую ситуацию, потому что не поняли главного – они ИНЫЕ.

Вчера наблюдал переписку двух пользователей (не у себя на странице). Оба отчаянно писали третьему, что НИКТО не взорвет специально пассажирский лайнер. Что этого не может быть потому что не может быть никогда!

Что украинцы взорвали самолет по ошибке. Они НЕ МОГЛИ сделать этого специально, обдуманно, нарочно.

Мы не хотим верить, что есть люди, готовые добровольно убить себя, свой народ, соседний народ, весь мир ради не идеи даже, а чувства. Чувства ненависти ко всему неукраинскому.

А вот немецкие солдаты и даже видевшие концлагеря офицеры СС писали о «нечеловеческой ненависти» в глазах тех украинцев. Сегодня мы снова наблюдаем эти глаза и что творят их обладатели. Смотрим, но не хотим видеть.

Бедные, их обманули! – сокрушаемся мы. — Наступит зима и как они бедные будут скакать и прыгать, бегать и убивать?!

1415313248_image

Поверьте, будут прекрасно. Ненависть согреет куда лучше нашего газа. А не согреет, так можно пойти и устроить пожар у соседа и погреться у огня от его догорающей хаты, насилуя его женщину и забавляясь, убивая его детей.

С ненавистью можно потребовать этот газ и тебе, может статься, его отдадут. А потом, забрав газ, все равно убить. Из ненависти.

Мы совершили страшную ошибку. И за эту ошибку теперь будем платить самую высокий цену. Евреи, столкнувшись с нацизмом – берегут, лелеют и хранят память об этом зле. Они детей своих водят в музеи, концлагеря и показывают ВСЕ. Не щадят детскую психику. Чтобы до боли, до слез впечатали в память, в каждую клетку своего тела, что такое нацизм и почему его нужно уничтожать.

А у нас под боком родилось зло пострашнее – украинцы-бандеровцы. Более упрямое, жестокое, бесчеловечное. И более живучее.

Но мы предпочли забыть, вычеркнуть его из памяти. Чтобы «не портить отношения» мы не открывали музеи и мемориалы; мы не писали книги, не выпускали фильмы, не давали слово еще помнившим старикам.

Помню, как однажды мой дед пришел домой накануне майских праздников в слезах. Это было сильно и непривычно. Даже на День Победы он лишь украдкой пускал слезу, а тут разом постаревший и льющий слезы человек…

Уже потом он рассказал, что на школьной линейке, куда его пригласили как военного героя, ветерана и большого партийного человека, он вместо парадных рассказов об однополчанах попытался рассказать школьникам о том, что увидел на Украине – в Киеве, во Львове, на Волыни… Ему не дали говорить и десяти минут. Учительница и завуч буквально вытолкали его с линейки.

— Как вы смеете! Тут же могли быть и украинцы, украинские дети! – кричали ему уже в коридоре.

А дед, всхлипывая, говорит потом полутрезвый, что мы ОБЯЗАНЫ помнить. Помнить не только о совершенных преступлениях. Помнить, что это были ИНЫЕ люди. «Они не такие как мы» — говорил мне дед и говорил, что не дай бог для России и русских, если они «вернутся».

Сегодня Украина оказалась под властью бандеровцев. На наших глазах они строят общество и государство своей изуверской мечты.

А мы не понимаем, не хотим понимать, что эти люди способны на любое преступление, на любое насилие. На любую подлость.

Когда сжигали людей в одесском Доме профсоюзов, казалось – страшней ничего быть не может. Когда Славянск ровняли с землей с горы Карачун, казалось – ничего бесчеловечнее быть не может. Когда в четверг малазийский самолет рухнул с 10 километров, казалось – ничего подлей быть не может. Но логика, разум, слова и воспоминания деда подсказывают мне, что может. И будет.

Мой давно ушедший с журавлиным клином дед был прав. А я и мы все ошибались.

Скоро мы все это поймем. Главное, чтобы не было поздно.

Александр Петрако