November 15th, 2017

Дар русского человека Великой России

Музей Суворова получил в дар уникальную коллекцию оловянных солдатиков.
В ней в общей сложности 2564 фигурки, в точности изображающие разные войска: гвардейскую кавалерию, гвардейский жандармский эскадрон, гвардейских кирасиров, дворцовых гренадеров, конвой, кавалергардов и пехотные дивизии. Это точная копия последнего парада российской императорской гвардии 1914 года на Марсовом поле. Больше таких парадов не было – традиция прервалась из-за Первой первой мировой войны и революции.
В 1950-е годы этих солдатиков начал делать в Стокгольме русский эмигрант Георгий Иванов. Он был потомком русских офицеров и профессиональным гравером. В работе над макетом принимали участие также историки, униформисты и даже пожилые участники того самого парада, которые консультировали Иванова. Работа продолжалась 30 лет.
Затем солдатики оказались у немецкого коллекционера Руперта Байера. Когда Байеру исполнилось 80 лет, он понял, что после его кончины наследники распродадут уникальную коллекцию по частям. Таким образом они выручат за нее больше. Но коллекционер не мог этого допустить и предложил Музею Суворова в Санкт-Петербурге купить всю коллекцию за символическую для такого произведения искусства цену. Но цена все равно была высока. Музей начал поиски мецената. Между тем коллекция солдатиков уже была заявлена на аукционе, где ее уже ждали частные коллекционеры. Буквально за два для до аукциона меценат нашелся – и сразу же заключил контракт с Байером. Петербургский предприниматель Мусса Экзеков ( так поступить может только Русский!) заплатил за солдатиков сумму, на которую можно купить квартиру в бывшей имперской столице.

В мае 2018 года макет последнего парада российской императорской гвардии предстанет перед посетителями нового Музея оловянной миниатюры, который откроется на базе Музея Суворова. Там будет выставлено более 60 000 оловянных солдатиков, изображающих воинов всех стран и эпох.

Стриптиз бывает опасен для немецкого здоровья


Легендой эту польскую балерину сделали не танцы, а убийство. Когда ей, бывшей звезде, приказали раздеться в Освенциме, она вдруг устроила нацистам стриптиз. Заворожив, выхватила у одного охранника пистолет и расстреляла в упор другого. Пальбой Франциска Манн подняла всех женщин той предсмертной раздевалки на бой: кому-то из немцев откусили нос, с кого-то содрали кожу.



Балерина Франциска Розенберг подавала огромные надежды. Талант славной еврейской девочки оттачивали педагоги школы Ирэны Прусики – одного из трех крупнейших частных танцевальных заведений в Варшаве. На нее делали ставку – вот оно, будущее польского танца. Франциске удавалось все – и модерн, и классика. В 1939 году легкая и пластичная балерина заняла четвертое место в международном танцевальном конкурсе в Брюсселе, обойдя сотню с лишним участниц. Большие и малые сцены, овации, контракты, влиятельные поклонники и даже собственная школа – все это было на расстоянии вытянутой руки. Но приход нацистов все перечеркнул.

Когда гитлеровская Германия напала на Польшу, для евреев мысли о выживании резко вытеснили все остальное. Как и сотни тысяч других представителей своего народа, 23-летняя балерина Франциска, которая уже вышла замуж и взяла фамилию Манн, попала в Варшавское гетто. Ей не оставалось ничего другого, как выступать в местном театре-кабаре Melody Palace на территории гетто – это хоть как-то связывало ее с ярким прошлым. Но довольствоваться малым она не привыкла, да и перспектива оставаться в статусе заключенной не вдохновляла.
В 1942 году нацисты дали евреям Варшавы шанс на спасение. Тем, кто покажет паспорт нейтральной страны, пообещали свободный выезд из Германии для обмена на немецких военнопленных. Таких документов, разумеется, не было ни у жителей гетто, ни у тех, кому еще удавалось скрываться от немцев на «арийской» стороне Варшавы. Однако новость быстро разлетелась – в первую очередь, благодаря сотрудничавшим с нацистами евреям-коллаборационистам из организации «Жагев». Они «тайно» распространили «спасительную» информацию по Варшавскому гетто. Не подозревающие подвоха жители гетто передали информацию участникам еврейского подполья. Те задействовали все связи, и вскоре еврейские фонды из Швейцарии начали слать в Варшаву паспорта – в основном, с гражданством южноамериканских стран.
В мае 1943 года эти паспорта стали выдавать – вот только не просто так, а за баснословные деньги. Паспорт стоил около 20 тысяч долларов в современном пересчете, и это опять же отрубало путь к «спасению» почти для всех жителей гетто. Возможность заплатить такую сумму была в основном только у тех, кто еще был на свободе. В общем, с виду надежная схема оказалась циничным обманом. Ни про какой обмен тогда немцы не договаривались. В будущем по этим документам спасутся только несколько сотен евреев, которых обменяют на пленных немцев в Палестине. Остальные три тысячи купивших паспорта встретят смерть в тюрьмах и концлагерях нацистов. Гестапо попросту выманивало тех, кто сумел спрятаться за пределами гетто. В надежде на спасение евреи добровольно и со всеми своими драгоценностями шли прямо в руки к нацистам. И хлопот нет, и деньги фюреру.
Прикупивших «пропуск в жизнь» селили в отеле «Польша» в «арийской» части Варшавы, там же располагался штаб вымышленной организации, которая якобы должна была устроить переезд евреев в ЮАР. Вскоре в один из номеров гостиницы из гетто переехала и Франциска Манн. Ходили слухи, что балерина вовсю сотрудничала с немцами, как и ее старая подруга-актриса, тоже заключенная гетто Вера Гран. Франциска громким шепотом рассказывала знакомым в гетто о прекрасной возможности спастись, а те, не подозревая подвоха, передавали новость дальше, на «арийскую» сторону – там и находились желающие. Впрочем, доказательств, что балерина помогала нацистам, осознавая реальную цель и масштаб операции, нет. Возможно, она и сама находилась в иллюзии, что богатых жертв спасут – скорее всего, подаренный ей паспорт служил «благодарностью» немцев за сотрудничество. А может, Манн и вовсе стала случайной жертвой операции, купив документ на последние припрятанные ценности или получив его от какого-то влиятельного поклонника.
В июле 1943 года в отель приехала полиция. Всего 300 «гостей» депортировали в лагерь для интернированных во французский Виттель – действительно для возможного обмена. Остальных же – а их, по разным подсчетам, было от 2,5 тысяч до 3 тысяч человек – отправили якобы в немецкий лагерь Бургау на юге Германии, чтобы уже оттуда переправить в Швейцарию. В числе этой большей группы оказалась и Франциска Манн. Ехали долго, и когда вагоны остановились не на юге Германии, а в концлагере Освенцим, воодушевленные пассажиры ничего не подозревали. С теплой улыбкой их встретил «сотрудник Министерства иностранных дел Третьего рейха» Франц Хёсслер, который в действительности был начальником лагерной охраны в системе Освенцима. Перед тем как пересечь границу, новоприбывшим оставалось выполнить небольшую формальность – принять душ в целях обязательной дезинфекции.
Франциску вместе с другими женщинами отправили в барак, который на самом деле был раздевалкой перед газовыми камерами. В воздухе стоял непонятный запах, и дикие отрывистые слухи, что на самом деле нацисты убивают и сжигают евреев, наложились на реальность. Ей все стало понятно. Сопровождающие вдруг стали уже не такими милыми, как Хёсслер, тех, кто отказывался снимать одежду с припрятанными ценными транзитными документами, начали торопить прикладами автоматов. Иллюзий не осталось. Бежать было некуда, но позволить себе умереть просто так Манн не могла.
Пока все в спешке стягивали с себя платья, кофты и чулки, балерина задумчиво снимала с себя вещь за вещью. Охранники начали на нее откровенно пялиться. Решив, что терять ей нечего, Франциска начала танцевать медленный стриптиз, отправляя на пол вещь за вещью. Ее движения буквально гипнотизировали охранников, которые не видели уже ничего, кроме ее оголенных форм. Когда Манн почти полностью разделаcь и напряжение достигло предела, она метнула в сержанта Эммериха туфлю на каблуке. Тот, вытирая кровь с лица, расчехлил кобуру, но Франциска выхватила у него пистолет. Две пули подряд, которые предназначались ему, попали в живот стоящему рядом эсэсовцу Йозефу Шиллингеру, одному из самых кровавых садистов Освенцима. Потом был новый выстрел – в ногу Эммериху. Эта пальба стала для женщин в раздевалке сигналом к действию. Началась отчаянная драка за жизнь. Еще одному эсэсовцу откусили нос, а другому частично содрали кожу на голове. Когда раненых охранников вытащили на улицу, начальник Зондеркоманды приказал срочно запереть раздевалку и через стены расстрелять стихийное восстание. Так и сделали.
О таком решении проблемы хладнокровно рапортовал комендант Освенцима Рудольф Гесс. Позже на суде Адольф Эйхман подтвердил, что известного своим садизмом Шиллингера действительно убила еврейка. Эммерих выжил, но та пуля серьезно повредила колено, и ходить нормально он уже никогда не мог.
Важно, что воздушная балерина из богемной Варшавы, сама того не планируя, дала всем живым ценный урок – бороться за себя до последней капли крови и не бояться стрелять в живот абсолютному злу. И даже если война за жизнь очевидно заканчивается не в вашу пользу, всегда остается еще один бой – за достойную смерть. Эту схватку Франциска Манн точно выиграла.

Дон Себастьян Перейра, торговец черным деревом!

СИМФЕРОПОЛЬ, 14 ноя – РИА Новости Крым.
Житель Украины получил пять лет лишения свободы условно с исправительным сроком в два года, за вербовку моряков для работы на иностранных судах, и "поставку" их через границу с Крымом. Об этом сообщают украинские СМИ. © РИА Новости Крым.

По данным следствия мужчина помогал трудоустроиться своим соотечественникам на иностранные корабли. Так, первый случай произошел в октябре 2017 года.
Тогда, забрав с автовокзала в Херсоне моряка, он повез его через пункт пропуска "Каланчак" ("Армянск" со стороны РФ – ред.) в Крым, по пути порекомендовав на контроле предъявить украинский паспорт и сказать, что он "едет в гости".
После этого предприимчивый украинец доставил мужчину в Керчь, где на буксире его доставили к молдавскому танкеру, стоявшему на рейде в 12 милях от берега.
Позже он спланировал доставку на корабль еще троих моряков, однако, сам уже не ездил и "помогал напутствиями".
Таким же образом фигуранту дела удалось укомплектовать камбоджийский танкер, ожидавший моряков в нейтральных водах и танзанийское судно, которое ждало моряков в порту "Кавказ".
В ходе обыска у гражданина сопредельного государства изъяли печати нескольких кораблей с припиской в портах Российской Федерации, Либерии, а также печать судна, которое значилось списанным. Кроме того, были конфискованы почти 75 тысяч долларов.
РИА Крым: http://crimea.ria.ru/society/20171114/1112707854.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Разговор пикейных жилетов.


Как вы знаете, азм есть дряхлый старец, пребывающий в абшиде. В связи с чем, со мной охотно делятся заветными думами иные мои ровесники, в будние дни храбро звенящие медалями в сортире.
Итак, разговор двух пикейных жилетов.
- Как вы думаете...
- Разумеется, дело только в определении точного срока.
- Я, вообще-то, хотел спросить, начнет ли Порошенко активную фазу боевых действий против Донецка и Луганска?
- Ну и я не про новое извержение исландского вулкана Эйяфьятлайокудль. Там без вопросов, тоже бабахнет...
- Значит,начнет... И когда?
- Скоро.
- Э... это кто же начинает под грядущую зиму наступать?
- Украинцы.
- А... зачем?
- Ну, на то есть несколько причин. Первая, потому, что ему кажется: он это может!
- А он вправду сможет?
- Во всяком случае, так його высокоповажности кажется. Смотрите. Численность ВСУ превышает численность двух корпусов народной милиции Донбасса в пять раз...
- Сейчас не 1914, густыми батальонными колоннами на пулеметы никто не попрется... или попрется?
- Я же говорю, украинцы. Кроме того, Главсвину деваться некуда...
- Что значит, некуда? Над ним не каплет.
- Каплет. На самом деле, дела на бывшей Украине идут гораздо, гораздо хуже, чем мы здесь, в России, об этом думаем. Так что для Порошенко единственный выход: война, которая, как ему - еще раз подчеркну - кажется, всё спишет...
- И как же это будет?
- А вы зачем это знать хотите?
- А вы, случайно, не еврей?
- Совершенно случайно.
- Ну, для общего развития...
- Ганц гут. Только на меня не ссылаться.
- А как вас прикажете называть?
- Пикейным жилетом.
- Зеер гут. Итак?
- Наступление начнется в лучших традициях укровермахта. Изнутри. За несколько часов, в ночное время, будет произведена серия террористических актов. Их целями станут: руководители республик, штабные работники, линии проводной связи, ключевые объекты инфраструктуры. Как показывает опыт, в обеих республиках к охране жизненно важных объектов, таких как штабы, относятся спустя рукава.
Далее, по всей линии соприкосновения укровермахт откроет массовый артиллерийский огонь из всех видов орудий, включая РЗСО. Возможен налет авиации, или обозначение оного, с целью вскрытия позиций войскового ПВО с последующим ударом по ним наземной артиллерией...
- А снаряды? Они же все сгорели...
- Далеко не все. На неделю боев хватит, а далее, как - еще раз отмечу - Порошенке кажется, начнется помощь Еуропы...
- А она начнется?
- А як же ж! Массированная. И в Фейсбуке, и в Твиттере...
- Но... украинцьци -то стрелять не умеют...
- Для того, чтобы по площадям садить, много ума не надо... Далее. Массированная атака танков, прикрытая пехотой... Которая насмерть, извините за каламбур, застрянет в плотной городской застройке...
- Они что, идиоты? Мы так в Грозный в 1992 году входили.
- Украинцы.
- А далее что будет?
- Порошенко полагает, что Россия не вмешается. И Донбасс они тогда задавят тушей.
- А с чего это он так решил?
- А ему так хочется. И поэтому он страстно в это верит.
- А Россия вмешается?
- Нет. Зачем? Просто мы будем принуждать стороны к миру. Для начала, введем бесполетную зону от Донецка до Львова, чтобы ничто не поднималось выше пары метров. Потом... Кончится все введением миротворцев. Которые разведут противоборствующие стороны. Например, индийцев...
- Так чем же все окончательно закончится?
- Ни чем. Если не считать нескольких тысяч погибших с нашей стороны , и десятков тысяч - с противной, да кто их, собственно, считать будет?
- Так зачем всё тогда украиньцям и начинать?! Ради чего?
- Украинцы.

Отчего Юрия Полякова не ждут вна?


— Украинские читатели прекрасно знают ваши произведения, но, возможно, не знают, что с 2015 года вам запрещён въезд на Украину. А, собственно, почему запрещён?

— Я думаю, что это связано с позицией «Литературной газеты», которую я долгое время имел честь возглавлять. «ЛГ» с самого моего прихода в газету в 2001 году начала много писать по проблемам Крыма, Украины. Один из первых моих приказов по редакции был запретить употребление литературной конструкции «в Украине». До этого либеральное руководство издания всячески играло в подобные игры и наши корреспонденты писали «в Украине». Мы привели написание в соответствие нормам русского языка.

Задолго до 2014 года мы уже печатали крымских литераторов в «Евразийской Музе», а в самом Крыму начало выходить литературное приложение к нашей газете. Так же у нас была особая колонка, которая называлась «Севастопольские рассказы», нам её писали люди непосредственно из Севастополя, но поскольку нам тогда нельзя было их засвечивать (был 2003-2005 годы), мы придумали псевдоним. Эти колонки подписывались именем Рада Переяславская. «Рада», в данном случае, как бы женское имя, а почему «Переяславская» — понятно.

После очередной жёсткой публикации о провокациях украинской стороны мне позвонил пресс-атташе украинского посольства и говорит, мол, мы внимательно читаем вашу газету, особенно привлекает внимание рубрика «Севастопольские рассказы», но, знаете, там много «неточных материалов». «Мы хотели бы встретиться с Радой Переяславской, чтобы объясниться. Она пользуется недостоверной информацией. Вы не могли бы дать её телефон или организовать встречу?»

Я говорю: «С таким же успехом я могу организовать встречу с Козьмой Прутковым». На другом конце провода, поразмыслив, мне ответили: «Ну, можем и с Козьмой Прутковым встретиться, если есть такая необходимость…»
https://izborsk-club.ru/14289?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Батальонный комиссар Прилепин пишетЪ

В Донецке, где я живу, Яндекс открывается украинский, и волей-неволей иногда приходится почитать украинские новости. Так сказать, для бодрости.

Сегодня украинские СМИ наперегонки цитируют командира 46-го батальона Вооруженных Сил Украины «Донбасс-Украина» Вячеслава Власенко. Его очень мобильный батальон постоянно перекидывают по всему фронту к ужасу ополченцев. Сейчас они находятся под Чармалыком.

«Первую неделю нас жестко обстреливали, — рассказывает Вячеслав, — в том числе, гаубицами 2С1 „Гвоздика“. Ребята там не знали, что это за подразделение зашло… После этого мы их всех убили — и на этом тишина».

Ужас какой. А чего не продвинулись до Ростовской области, Вячеслав? Горючего не подвезли, а пешком долго?

Между прочим, марка орудия на «Гвоздике» — Д-30*, бьёт она, при желании, на 15 с лишним километров. Так кого именно убил наш мечтательный Вячеслав, как, из чего? И каким образом он узнал о том, что кого-то убил? И почему нам не показал? Все эти ненужные мелочи украинским читателям не сообщают. На слово надо верить.

Власенко, разгорячившись, вспомнил, что в 2016 году они в Марьинке были почти пять месяцев. «Против нас они бросали разные мощные подразделения. В том числе, их элитный батальон „Легион“, который подчиняется напрямую Захарченко, главарю „ДНР“. Бросали и мусульманский спецназ, были чеченцы и дагестанцы».

Мусульманский спецназ — это вообще классика жанра.

По секрету сообщу Власенко, что дурман-трава до добра не доводит и курить стоит пореже, а то опять «Гвоздику» подобьёте из косяка.

Последний раз чеченцев в количестве больше трёх человек я видел в Донецке в сентябре 2014 года. Никакого мусульманского спецназа здесь нет. Как офицер армии ДНР вам говорю. Вообще нет ни одного подразделения, где выходцы с Кавказа составляют хотя бы пять процентов личного состава.

У меня есть один армянин в батальоне — но он не мусульманин, как вы понимаете. Несколько татар ещё есть, но они местные. Были бы — я бы скрывать не стал, похвастался. Но — увы.

Мой батальон, как и батальон нашего упоительного украинского рассказчика, пять раз за последний год менял место дислокации — от Горловки до Мариупольского направления, но нигде я не слышал о страшных воинах Власенко.

Тут, впрочем, не о нём речь, а об украинских средствах массовой информации. Методы их работы можно охарактеризовать одним словом: бесстыдство.

Не смогу даже пересчитать количество фейков, которые они распространили конкретно обо мне и нашем батальоне. (А есть много других батальонов, про которые они всё время пишут!)

Сначала они долго писали, что никакого батальона нет вообще. Ну, ладно, нет так нет. Следом был фейк о том, что, находясь под Горловкой, наш батальон двести раз обращался в местную больничку с наркотическими отравлениями (на самом деле, ни разу, даже с алкогольными). То, что батальона нет, но сотни бойцов батальона при этом наркоманы, обивающие пороги больниц, украинские СМИ нисколько не смущало.

Потом был фейк о том, что мы обстреляли кортеж главы Горловки Ивана Приходько(трасса была у батальона за спиной, к слову сказать — то есть, нам надо было развернуть орудия, чтоб это сделать — но мы же наркоманы, что с нас взять). На самом деле, машину (а не кортеж) Приходько обстреляли из миномётов воины ВСУ.

Ещё был фейк, его прогоняли по украинских СМИ уже раза три, что меня: а) выгнали из ДНР и б) я сам отсюда убежал. (Видимо, узнав, что батальон Власенко движется ко мне, уничтожая всё на своём пути).

Характерно, что через неделю после того, как эти удивительные украинские журналисты оповестили всю Украину в пятидесяти примерно СМИ, что я навсегда покинул Донбасс, они же — ровно те же самые СМИ! — опубликовали фотографию, где был запечатлены я и глава ДНР Александр Захарченко — на фоне легендарной «девятки» в донецком аэропорту. (В «девятке» располагался штаб Моторолы и Гиви, били по этой «девятке» из всего подряд — здание это известно всему миру). Однако в комментариях к публикации этой фотографии украинские СМИ сообщили, что мы сфотографировались на фоне обычного донецкого дома, «обстрелянного боевиками» — то есть, мы сами его обстреляли, чтоб сфотографироваться. Более того, в новостях говорилось, что Захарченко и Прилепин взяли семью из этого дома практически в заложники (на фотографии рядом с нами стояли: моя жена и двое моих детей — все они проживают со мной в Донецке).

Фотографию эту, как и десятки других фотографий, украинские журналисты берут из моих социальных сетей, на которые они подписаны, и с которых кормятся. То есть, они отлично знают, кто на фотографиях изображён и что там за дом, и так далее — но читателям целенаправленно, однообразно, скучно и глупо врут.

Ни в России, ни на Донбассе нет ни одного СМИ, которое занималось бы подобной ерундой: ну, просто себя не уважать — такое делать. А этим всё равно.

Вот воюет, к примеру, в украинском тербате актёр Пашинин. Вы думаете, здесь кому-то есть хоть какое-то дело до него? Что найдётся хоть один человек, который начнёт писать, что актёр Пашинин сбежал, обстрелял себя сам, сфотографировался на фоне дома, который сжёг, и так далее, и тому подобное? Да плевать всем, никто утруждаться не станет этим.

Там же фейкомёты поставлены на поток. Врут, врут, врут, врут, врут.

Или вот последний позор украинских СМИ, совершенно обескураживающий пример.

Артиллерия армии ДНР отработала по военной части ВСУ, которая находится в районе Опытного, то есть напротив аэропорта за взлёткой, в 4 км от позиций ДНР. В процессе обстрела один из снарядов попал в склад боеприпасов и подорвал его. Склад после этого горел целые сутки.

Вы знаете, как это представила украинская пресса? Что это у «боевиков», то есть, у нас — взорвался склад! При этом на фотографиях, которыми они свои материалы иллюстрируют, показан их склад, их воинская часть!

Да что ж вы, прости, Господи, за твари такие? Ваши же мужья, братья и дети погибли там. Что ж вы их в последний путь враньём своим провожаете, имейте совесть.

Местные жители уже сообщили, что из воинской части вывезли 26 единиц подбитой техники. О количестве потерь мы ничего говорить не станем — хотя предположить можем.

Украинские журналисты заливисто врали три дня подряд, а на четвёртый день появилось в Сети видео, где отлично видна и сама воинская часть, и момент взрыва склада боеприпасов.

Как вы думаете, эти сочинители извинятся перед читателями? Хоть одно украинское СМИ найдёт в себе силы для этого? Хотя бы самая маленькая какая-нибудь газетка?

* При создании самоходной установки действительно использовали гаубицу Д-30, которая тогда была на вооружении сухопутных войск. Но для САУ 2с1 «Гвоздика» потребовалась реконструкция и доработка Д-30. Так появилась модификация Д-32 (2А31), которая идеально отвечала новым требованиям и устанавливалась на эти самоходки.
https://izborsk-club.ru/14302?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Батальонный комиссар Прилепин о беседах с украиньцями

Когда весной 2014 года вся эта история только начиналась, мои знакомые отследили первое явление «дочери крымского офицера» — фейкового аккаунта в социальной сети Facebook, с которого неизвестное лицо (или ряд лиц) писало комментарии приблизительно следующего содержания: «Я сама крымчанка, дочь офицера, русская. На самом деле в Россию здесь никто не хочет».

Впервые появилась она в моём журнале. Признаться, я сам тогда купился на её комментарии: с аватарки смотрела красивая и спокойная русская женщина лет примерно сорока, писала она убедительно и без ошибок. Вскоре выяснилось, что такого человека в природе не существует, и аккаунт куда-то пропал. Но вместо «дочери офицера» появились сотни других, уже не скрывающих своих взглядов.

На самом деле мне всё равно: боты атакуют мою социальную сеть или реальные персонажи. Боты, в конце концов, тоже не роботы, а реальные люди, и даже если перед нами не «крымчанка, дочь офицера», а киевлянин, сын вахтёра с красивой дамой на аватарке — это ничего не меняет. У сына вахтёра тоже имеются убеждения.

Я наблюдаю за моими оппонентами уже четвёртый год. Их не так много, как может показаться. За три года я забанил три тысячи человек — ровно в тот момент, когда они переходили грань и начинали либо хамить моим живым и павшим товарищам, либо активно распространять откровенные фейки.

Три тысячи на сорокамиллионную Украину — не так много.

Не похвальбы, а статистики ради отмечу один факт: мой Facebook в патриотическом российском сегменте является одним из самых топовых — наряду с журналами Марии Захаровой, Сергея Минаева, Дмитрия Рогозина и Эдуарда Лимонова.

Имея почти сто тысяч подписчиков, я невольно составил себе портрет человека с Украины, который приходит меня оспаривать. (Иногда среди них попадаются украинские эмигранты, вступающие в поединок из Нью-Йорка, Баден-Бадена или Тель-Авива, но эти не столь настойчивы и движимы душевным порывом, который скоро иссякает).

Для простоты разделим этих людей на три вида.

Первый. Этот оппонент скрывает своё лицо. На аватарке у него либо трезубец, либо какое-то животное, вроде кота или поросёнка, либо фотокарточка Бандеры. Иногда — фотография некоей красивой девушки. Но на поверку в журнале этой девушки почему-то отсутствуют какие-либо записи, подтверждающие её реальность. Чаще всего там пусто, и фотография всего одна.

Судя по речи, форме подачи и своду знаний, которым оперирует среднестатистический оппонент этого подвида, ему более 35 лет, но менее пятидесяти. Это мужчина, воспитанный в русской традиции, более-менее знающий русскую историю и культуру и по какой-то причине выродившийся в непонятно что.

Отдельный, достаточно распространённый и самый честный вид: активная женщина бальзаковского возраста — чаще всего из Киева или Одессы. Эти не скрывают своего имени и своего лица, упрямы и деятельны. Доводами их можно загнать в тупик, тогда они на некоторое время исчезают, чтобы явиться спустя, скажем, месяц с теми же самыми речами и доводами. Скорее всего, эти дамы просто забывают, что за разговор имел место быть в том же самом журнале и как они тогда выглядели по итогам спора.

Наконец, третий вид заслуживает только упоминания. Это реальный мужик из любого украинского города — Запорожья, Харькова или Днепра. На аватарке у него реальная фотография, на фотографии вполне реальная образина. Выражается эта образина исключительно матом и пишет с катастрофическими ошибками. Они очень любят употреблять такие слова, как "сдохнеш", "лиффт" и (рекордное по количеству ошибок) «рефрижератор» — оно вообще им не даётся, а употребить его очень хочется.

Про этих мы ничего говорить не будем, потому что это к психологу или к какому-нибудь доброму доктору.

Первые два вида оппонентов уже четвёртый год используют буквально один и тот же набор доводов и шуток, которые им отчего-то не надоедают.

1. «Пока ваши бандиты не явились в Донбасс, всё было в порядке».

Весь март юго-восток Украины клокотал и копил раздражение. Наконец 6 апреля 2014 года были взяты администрация в Донецке и здание СБУ в Луганске, а 7 апреля администрация в Харькове. Никаких российских добровольцев там и рядом не было: они ещё не успели прибыть, да и не прибыли бы, если б по всем названным городам не ходили бы уже полтора месяца антимайданные шествия, собиравшие десятки тысяч людей (а в общей сложности — сотни тысяч).

7 апреля в здании Донецкой ОГА были оглашены Декларация о суверенитете ДНР и Акт о провозглашении государственной самостоятельности Донецкой народной республики.

Всё! Вот точка отсчёта.

12 апреля в Донецке была взята областная прокуратура. В городе уже действовали вооружённые группировки так называемых ополченцев: в том числе «Оплот» Александра Захарченко. К тому моменту в Донецке произошли первые силовые столкновения.

В маленьких городках Луганской и Донецкой областей обвально менялась власть. 13 апреля противниками Майдана были взяты здания администраций в Енакиево, Красном Лимане, Горловке, Мариуполе. В тот же день в Славянске появился Стрелков. Это были первые, грубо говоря, «россияне» — хотя по факту основная часть группы, за исключением Арсена Моторолы Павлова и ещё нескольких человек, имела украинские паспорта — это были люди из Крыма, из Киева, из Харькова.

Так всё начиналось. И на тот момент украинские политики и украинские блогеры отлично отдавали себе отчёт, что в Крыму подавляющая часть населения против них. И это главная причина, по которой туда никто из них не поехал, — шансов договориться не было. Примерно та же ситуация наблюдалась и в Донбассе — оттого краткое появление здесь сначала Михаила Ходорковского, а затем Юлии Тимошенко было совершенно бессмысленным. Народ уже сделал свой выбор.

В украинских СМИ и социальных сетях тогда царила бешеная донбассофобия. Теперь блогеры выбрали другой путь и, как дятлы, упорно долбят в одну точку: «в Донбассе было 60 процентов этнических украинцев» (никогда не было, но вообще это даже не важно — этнический украинец вовсе не обязан разделять идеалы Майдана), «в Донбасс явились российские бандиты».

Объяснение этому простое: придя с танками и артиллерией в Донбасс, замайданная сторона должна вслух признать, что убивает и ненавидит собственных граждан. Им же не хочется так выглядеть.

2. «Там, где нет ваших бандитов, никто и не стреляет», — как заговорённые повторяют наши сетевые оппоненты, приводя в пример, скажем, оставленный ополчением Славянск или любой другой город — хоть и Львов.

Но там, куда не дошли ВСУ, тоже никто не стреляет: в Ровеньках тихо, в Краснодоне тихо и так далее.

Это же просто, правда? Но наш оппонент либо упрям до степени животной, либо просто глуп — и сотни, тысячи раз повторяет одно и то же.

Более того, там, куда не дошли ВСУ, где не действует ваш дискриминационный Закон об Образовании, там нет улиц имени Бандеры, там спокойно читают книги Олеся Бузины, там не изучают в школах сорок восемь (или сколько их там) русско-украинских войн, там не бьют за георгиевскую ленточку, там люди спокойно отмечают 9 мая, а не день рождения У ПA. За это и воевали.

Ну и наконец, когда вы говорите, что там, где нет «российских бандитов», — спокойно, вы на самом деле воспроизводите нацистскую пропаганду. Они тоже, когда взяли Киев, Одессу и Харьков, уверяли, что там, где нет пьяных красноармейцев, злобных комиссаров и ужасных коммунистов, — там везде порядок.

3. «Может, в своём доме порядок навести?» — любят повторять наши оппоненты, совершая всё ту же подмену: они делают вид, что армия ВСУ находится в своём доме, в то время как армии ДНР и ЛНР пришли в гости.

Между тем сами же киевские активисты, даже судя по сайту «Миротворец», отлично осведомлены о том, что подавляющая часть армии ДНР и ЛНР — местные жители.

Кроме того, слыша сей мудрый довод, нам всем надо предположить, что власть Украины уже навела порядок в своём доме, раз держит стотысячную армию на границах ДНР и ЛНР, и у ребят из тербатов в Запорожье и на Волыни — красота, чистота и яблони цветут среди зимы.

Что до россиян, присутствующих в весьма ограниченном количестве в Донбассе, то, да, они не считают бóльшую часть Украины чужим домом, что с исторической точки зрения совершенно оправданно.

Теми же самыми (совсем не фантомными) болями обусловлены высказывания наших оппонентов, что они ещё заберут Белгород, Кубань и Ростовскую область. Почему-то им украинские блогеры не предлагают «порядок в своём доме навести сначала».

Желания фантазёров, завистливо взирающих на юг России как на свой собственный, объяснимы: они знают, что когда-то это была наша общая страна, а значит, это принадлежало им.

Кто ж мешает? Возвращайтесь домой, и всё будет ваше.

4. «Охотно верю, что большой процент ополченцев из местных. А куда им ещё идти деньги зарабатывать, чтоб прокормиться?» — пишет мне очередная моя корреспондентка, делая мне шаг навстречу.

Странно, что она не спросит себя, куда идти жителям центральной или западной Украины, которые пребывают в крайне сложной экономической ситуации. Потому что она и так знает, куда они идут или едут: на заработки в Польшу или в Россию.

Здесь моя оппонентка могла бы задать себе предельно простой вопрос: отчего почти 50 тысяч человек в ЛНР и ДНР не уехали на заработки в Россию, а пошли воевать и умирать за 15-20 тысяч рублей зарплаты? В то время как в России можно, ничем не рискуя, зарабатывать вдвое больше?

О нет, такие вопросы совсем не подходят для наших оппонентов! Так им придётся самим себе честно признаться, что неприязнь к нынешней киевской власти и последствиям Майдана — совершенно искренняя и идеологически обусловленная. И за достоинство своё люди в Донбассе готовы умирать.

Как с этим знанием быть? Честно признаться, что, раз так, мы вас всех убьём? Некрасиво получится.

Хотя честные ребята с украинской стороны всё-таки попадаются — и обещают всяческие зачистки и люстрации. Спасибо им за честность.

5. После очередных неонацистских факельный маршей по Киеву наши оппоненты очень любят рассказывать, что «в России такое тоже есть», и вывешивают фотографии с «Русских маршей» десятилетней давности или фейковые фото — почему-то из Керчи.

Во-первых, на «Русских маршах» портретов Власова не носили и откровенными фашистскими прихвостнями не гордились так настойчиво и навязчиво.

Во-вторых, «Русские марши» в России давно маргинализированы, в том числе потому, что наиболее радикально настроенная их часть (люди откровенно профашистских взглядов) массово отправилась воевать за идеалы Майдана — они либо служат до сих пор, либо погибли, либо угодили в тюрьму на обратном пути, а если не угодили, то сидят и не отсвечивают.

В школах у нас не воспитывают детей на примерах Шкуро и атамана Краснова. А то, что Краснову кто-то где-то в России на личном участке памятник поставил (который никто не видит), никак не сравнится с бюстиками Бандеры в каждой украинской школе и проспектом Бандеры в Киеве.

Не равняйте, в общем. Вляпались — так признайтесь, что вляпались.

6. «Без помощи из России и без российских добровольцев вы бы не справились», — говорят Донбассу.

Ну и вы бы не справились без бесконечных многомиллиардных траншей, американских инструкторов, польских ЧВК и, увы, вышеупомянутых добровольцев неофашистского толка из России.

Почему никто не задаётся вопросом: «А что это они делают на территории соседнего государства?» Только у меня спрашивают, и у моих товарищей. Знаете, мы делаем ровно то же самое, что и ваши гости.

7. Самые честные наши оппоненты готовы признать, что, да, весной в 2014 года Украина была расколота и многие были недовольны переворотом в Киеве, но «после аннексии Крыма», говорят нам, украинцы сплотились.

Всё это чистой воды маниловщина и попытка выдать желаемое за действительное. Украина находится в состоянии жесточайшего внутреннего раздора. Даже открытая социология это демонстрирует, но она далеко не полна. На призывные участки украинские юноши идут крайне неохотно (недобор до 95%), практически вся действующая политическая элита Киева имеет высочайшие антирейтинги, на западных окраинах совершенно очевидным образом зреют сепаратистские движения.

Что до востока Украины, то просто посмотрите фотографии митингов весны 14-го в Харькове. Там десятки, сотни тысяч человек выходили на улицы… с российскими флагами. Знаете, чего они хотели больше всего? Аннексии они хотели. Чтобы их аннексировали в пользу России.

Так что же их могло «сплотить после аннексии Крыма»?

Ничего их сплотить с вами не могло!

У вас ещё будет возможность убедиться в правоте моих слов. Впрочем, вы всё равно всё свалите на «российский след» и сто тысяч переодетых разведчиков кагэби.

Воля ваша. Но нежелание признавать реальность и делать из случившегося хоть какие-то выводы работает против вас самих...
http://e-news.su/in-ukraine/199710-govorit-na-yazyke-trollya-zahar-prilepin.html