January 30th, 2018

Тыловик Кац. Не вылезавший из тыла. Немецкого.


Тыловик Кац на фото - слева. Носатенький такой.
В нашей роте были лишь русские и украинцы, и три еврея, один из которых я - старшина Кац. Когда шли к немцам, то брали автоматы, патронов побольше. У каждого был армейский нож, обязательно гранаты. Из неуставного - каждый имел трофейный пистолет. Ордена, документы, письма, медальоны - всё это оставляли. Перед каждым поиском была обязательная подготовка. Старались учесть все детали. Паёк и НЗ тоже не брали с собой. Не было у нас в поиске и пулемётов, снайперских винтовок. Даже сапёрные лопатки оставляли дома.
Как то наша группа, а было нас четверо, в немецком тылу взяла в плен 5 гитлеровцев. Немцы были наглые, несколько раз пытались нас обезоружить. В итоге к своим мы вернулись с одним немцем. Видимо во время допроса в штабе он что-то сказал про это, и ко мне на следующий день пришёл майор политработник, стал пугать и ругать. Тогда я ему сказал: Сейчас пойду к командованию и упрошу их, что бы именно Вы возглавили нашу группу, когда в следующий раз она пойдёт за "языком". Майор сразу же испарился.

Мы были настоящими головорезами и я часто слышал себе вслед: Вон Кац идёт и его бандиты. Кстати, было у нас и несколько бывших зеков, отличные парни были. А вообще, главным критерием для нас было, если новичок не оставил раненного на нейтральной полосе. Такому новичку доверяли во всём.

Власовцев стреляли на месте. Почти все фашисты, встреченные мной, за годы войны были трусливыми гнидами, и на колени вставали и плакали, на допросах всё сразу выкладывали. Лишь нескольких немцев помню, которые вели себя как настоящие солдаты. Ни я, ни мои друзья ни разу не видели и не слышали о том, что кто-то из немцев, дабы не попасть в плен, гранатой себя подорвал.

Такие дела.

Ох, не любят фашистские гады

наш уральский стальной черный нож.

В 1942 году уральские рабочие решили создать свою танковую часть. Танки, боеприпасы и всё остальное, рабочие делали бесплатно, часто оставаясь после смены и сверх плана. Несколько уральских областей собрали народные пожертвования, более семидесяти миллионов рублей. Этой суммы хватило, что бы выкупить у госпредприятия танки, оружие, боеприпасы. По штату были нужны примерно десять тысяч бойцов. Заявления подали более ста тысяч человек. Часть получила название - Уральский добровольческий танковый корпус. Личный состав, солдаты и офицеры имели в своём вооружении армейский нож. Чёрная воронёная сталь и чёрные лакированные ножны. Кроме того члены экипажа имели на себе стальные нагрудники, которые не мог пробить немецкий автомат с расстояния в 25 метров.
Когда немцы узнали про это, они стали называть уральских танкистов «Schwarzmesser Panzer Division» – корпус дикарей с черными ножам. Вот что рассказывали на допросах пленные — Русские бросили на нас своих Чёрных ножей! Они сущие дьяволы! Их танки не могут пробить даже Тигры! Их чёрные клинки сделаны из особого химического уральского металла, даже небольшого пореза таким ножом достаточно, что бы убить! От танкистов отскакивают пули!То, что весь корпус имел чёрные ножи, вселял в немцев ужас. Дело в том, что почти такой же нож, который именовался «нож разведчика» вручался не абы кому, а лучшим разведчикам и диверсантам «За заслуги». А тут целый корпус, и у всех такой нож! И все добровольцы! Кстати, на многих новых танках башни были не литые, а штампованные. Немцы считали, что «Иваны делают свои уральские танки из титана!» Поэтому снаряды часто рикошетят от брони русского танка.