April 9th, 2018

Коли бы у бабушки был хуй

В Киеве грозят за пять дней зачистить Донбасс при проведении наступательной операции. Боятся лишь Российской Федерации, которая тут же выступит в защиту населения региона.

Об этом в эфире телеканала NewsOne заявил глава Донецкой ОГА Павел Жебривский.

«На сегодняшний день наступательная операция невозможна не в силу того, что наши Вооруженные Силы не готовы освободить от тех 37 тысяч и наемников, и представителей регулярных войск – пять дней, на самом деле, достаточно было бы с минимальными разрушительными жертвами для освобождения территории.

Но мы четко понимаем, что Россия тех 17-ть батальонов сразу вводит, сразу обстрелы. И на сегодняшний день начинает прямое лобовое столкновение украинской армии и российской армии», – заявил Жебривский.
https://www.politnavigator.net/poroshenkovskijj-gaulyajjter-esli-by-ne-putin-zachistili-donbass-za-pyat-dnejj.html

Дипломат!

В феврале 1853 г. по высочайшему повелению в Константинополь отплыл с чрезвычайными полномочиями князь Александр Сергеевич Меншиков — правнук знаменитого временщика, генералиссимуса А.Д. Меншикова, один из трех главных фаворитов Николая I, который уступал по влиянию на царя фельдмаршалу И.Ф. Паскевичу, но с третьим фаворитом, шефом жандармов А.Ф. Орловым, соперничал не без успеха. Ему было велено потребовать, чтобы султан не только решил спор о «святых местах» в пользу православной церкви, но и заключил особую конвенцию, которая сделала бы царя покровителем всех православных подданных султана. В этом случае Николай I становился, как говорили тогда дипломаты, «вторым турецким султаном»: 9 млн. турецких христиан приобрели бы «двух государей, из которых одному они могли бы жаловаться на другого». Такое положение М.Н. Покровский приравнивал к тому, как если бы казанские татары получили право жаловаться на Николая I турецкому султану.

Турки отказались от заключения такой конвенции, но, чтобы смягчить отказ, «утешили» Меншикова тем, что султан запретил в своих владениях называть христиан собаками. «Это очень важно, — съязвил Меншиков, — и в благодарность я буду просить своего государя, чтобы он запретил в России называть собак султанами».

Меншиков держался в Константинополе нарочито грубо, вызывающе. Он приплыл с громадной свитой на военном корабле под названием «Громоносец», а свои визиты властителям Турции обставил с кричащей дерзостью: к великому визирю явился без мундира, в домашнем сюртуке (что было вопиющим нарушением дипломатического этикета); от визита к министру иностранных дел отказался, заявив, что не желает иметь дело «с этим лживым субъектом», поскольку тот «за французов»; к самому султану вломился в апартаменты, не пожелав сделать предусмотренного этикетом поклона у порога двери (при следующем посещении султана Меншиков нашел дверь специально укороченной так, что в нее нельзя было войти, не согнувшись; однако он лишь присел в коленях — довольно неприлично, — но не пригнул головы).
Кончилось это Синопом - где был уничтожен весь турецкий флот. А коли бы у России кроме кораблей да отважных моряков флотоводцы были (навроде Макарова: "Коли вы встретили сильнейший неприятельский корабль - немедленно атакуйте!"), так европейская интервенция закончилась бы в Варне.

На Дону и в Замостье тлеют вражии кости...


Минобороны Польши: Граница Речи Посполитой должна проходить восточнее Смоленска - все, что надо знать о планах Варшавы.

Если России нужны хорошие отношения, она должна согласиться на восстановление Речи Посполитой, с передачей Польше земель Украины, Беларуси и части самой России

Во всяком случае, так официально заявил экс-заместитель министра обороны Польши Ромуальд Шереметьев.
«Должна быть создана Речь Посполитая, которая включит в себя Беларусь и Украину, а польско-российская граница будет проходить под Смоленском, а еще лучше — за Смоленском " - сказал он. Только в этом случае Москва может рассчитывать на нормализацию отношений с Варшавой и Евросоюзом. При условии, конечно, отказа от проведения имперской внешней политики.


https://alex-leshy.livejournal.com/1123148.html

Накрытие пиздою


КИЕВ, 9 апр — РИА Новости. Авария произошла на железной дороге во Львовской области, перевернулись около десяти грузовых вагонов. Из-за происшествия движение на этом участке приостановлено.
"Во Львовской области, возле села Залвирья, в Бугском районе перевернулось около десяти грузовых вагонов", — передает УНН.
По последним данным, сейчас движение пассажирских и грузовых поездов, проезжающих по этому участку, приостановлено. На железнодорожном вокзале во Львове сообщают об опоздании поездов на неопределенное время.

РИА Новости Украина: https://rian.com.ua/incidents/20180409/1034077305/Lvovskaya-oblast-avaria-poezda.html

Куприн о Лукиче-2

К нему в темницу пришла его мать с младшим братом Владимиром. Всю ночь на коленях она простояла перед сыном с написанным прошением, умоляя дать подпись под ним. Ульянов был непреклонен. Его не тронули ни мольбы матери, ни ее слезы, ни то, что она поседела за эти страшные дни суда и приговора. Молча, угрюмо, исподлобья глядя на мать и брата, наблюдал эту страшную сцену Владимир. На другой день Ульянов был казнен. Владимир был замешан в процессе, оставаться дальше в гимназии он не мог. Он уехал за границу, в Швейцарию, где поселился очень уединенно. Он почти не отлучался из своего дома, читал книги, немного писал, о чем-то задумывался, но когда встречался с людьми и заводил свои речи, то такая ненависть, такое нечеловеческое презрение к людям сквозили в его словах, что самым крайним анархистам было с ним жутко. Он был помешан.



Та страшная ночь, которую он провел в тюрьме накануне казни своего брата, мольбы и унижение его матери произвели на его мозг такое впечатление, что он сошел с ума.
И помешательство его было самое страшное потому, что не проявлялось ни в диких выходках, ни в страшной непонятной речи, — наружно Владимир Ульянов-Ленин был совершенно здоровым человеком, речь его была гладкая, ясная, но поражала страшными, необыкновенными: выводами, поражала своим презрением к людям, доходившим до ненависти. Была в его речах, наконец, страшная, таинственная, почти непонятная жажда смерти, убийства, разрушения. Все, что мешало осуществлению его идеи, должно быть устранено, уничтожено. Это его слова повторит Троцкий в сентябре 1917 года: «Мы, большевики, поставим в конце Невского у Адмиралтейской площади громадную гильотину и отсечем головы всем тем, кто не пойдет с нами и за нами…»



Убийство и кровь не только не смущали Ленина, но они его радовали — он был сумасшедший. И вот его-то, умалишенного, избрали немцы своим орудием для того, чтобы уничтожить Россию и так ее ослабить, чтобы немецкое засилье могло снова в ней водвориться. Ленин с фанатизмом сумасшедшего принялся за исполнение своего сатанинского плана.
Он приехал в Петроград. На Каменноостровском проспекте, во дворце Кшесинской, на балконе, обитом красной материей, освещенном красным электрическим светом, он начал говорить свои речи. Он говорил негромко, без пафоса, без оживления, но был в его речах страшный яд, разжигавший толпу. Он говорил тогда о прекращении войны с Германией, о мире и тут же объявлял непримиримую войну всем «капиталистам». В красном свете электрических фонарей, в алых отблесках кумача и сукна на его лице играла кровь. И эта кровь опьяняла толпу.

Великий композитор Стравинский


... перед самой Смутой уехал в Париж, где проходили Русские сезоны Сергея Дягилева. Там он создал свои великие оперы "Жар-Птица", "Петрушка", "Весна священная" - наполненные глубокой любовью к Великой России.
После Смуты композитор был на Родине всего лишь раз, по приглашению Большого Театра, где ставилась "Весна священная".
В кулуарах к мэтру подошла журнашлюшка из "Советской культуры", и сладеньким голоском партийной гиены в сиропе спросила:" Скажите, какую русскую птичку вы больше всего любите?"
Великий композитор внимательно посмотрел на неё: "Русскую? Конечно, орла! Такого, знаете, величественного, с двумя головами и коронами над ними!"
Больше Стравинского в Совдепию не приглашали...