June 20th, 2018

О жуткой участи русских крепостных


В 1797 году при Павле I из части государственных земельных владений была создана собственность императорской семьи - удельные имения. В удельные имения отошло более 2 млн. десятин земли в 36 губерниях с населением более миллиона крестьян, названных удельными. В доход Уделов крестьяне ежегодно платили оброк, поземельный сбор и сдавали часть зерна. Для управления удельными имениями был создан Департамент уделов.

В 1827 году оброк с удельных крестьян был заменен доходом от общественных запашек. Надзор за работой на общественных полях и за хранением зерна поручался смотрителям из числа тех же крестьян, и вскоре выявилась необходимость обучения смотрителей правильному ведению хозяйства, в особенности хлебопашества.

Для подготовки смотрителей - технически грамотных специалистов в различных областях сельского хозяйства, было учреждено Удельное земледельческое училище. Училищу было отведено место - пустошь, площадью в 91 десятину, на 6 версте от Петербурга по левой стороне Выборгской дороги. В последующие 12 лет земельные владения училища увеличивались путем покупки земель и к 1844 году заняли огромную территорию площадью 373 десятины, лежащую в пределах современных трасс: Поклонногорской улицы - Ланского шоссе (с севера на юг) и пр. Энгельса - Коломяжского пр. (с востока на запад). Земли состояли из запушенного елового леса, загроможденного упавшими деревьями и пнями, местами заболоченного или изрытого глубокими ямами.

В 1832 году началось строительство Училища по проекту архитектора Удельного ведомства Х. Ф. Мейера на территории, расположенной за современным переездом железной дороги у станции "Удельная", на пересечении Скобелевского пр. и Фермского шоссе. Это был комплекс из 25 красивых деревянных зданий, составлявших единый ансамбль. В центре ансамбля возвышался главный учебный и административный корпус с церковью во имя Воскресения Христова. За ним полукругом размещались спальни воспитанников, дома для персонала, столовая, больница, две мастерские. По периметру двора - различные службы: коровник, свинарня, хлебник, водяная мельница... Училище непрерывно разрасталось и через 17 лет, в 1850 году, имело 71 строение.

Время неумолимо к деревянным постройкам, и ни одна из них не сохранилась до наших дней; сейчас на месте главного корпуса училища возведен многоэтажный жилой комплекс.

Удельное земледельческое училище было первым в государственной организации сельскохозяйственного образования в России; его возглавляли министр Императорского Двора и уделов П. М. Волконский и вице-президент Департамента Уделов Л. А. Перовским; директором училища (более 17 лет) был профессор математики и агрономии М. А. Байков, приглашенный из Харьковского университета.

Училище открылось 1 октября 1833 года и было укомплектовано 250 юношами крестьянского рода в возрасте 18 - 19 лет из разных удельных имений - здоровыми, одаренными умом и способностями и отличавшимися хорошей нравственностью. Уставом училища определялся 6-ти летний срок обучения. В течении первых 4-х лет занятия сельским хозяйством чередовались с обучением Закону Божьему, грамоте и арифметике. Последние два года отводились исключительно работе в поле, на ферме и в мастерских.

На полях выращивались различные сорта пшеницы и трав, кукуруза, картофель, овощи, арбузы и дыни, семена которых выписывались из-за границы. На ферме в годы ее расцвета содержались домашние птицы и до 200 голов различного скота, купленного в Англии, Голландии, Швейцарии.

Быт воспитанников был простой, приближенный к крестьянской жизни. Из одежды летом носили кафтан, поярковую шляпу, зимой - полушубок, шапку, сапоги с голенищами. Основной пищей были каша и овощи, мясо и рыба. Ели деревянными ложками из деревянных мисок. Дисциплина была строгой. К нерадивым применялись наказания - розги и исключение из училища. Воспитанники сами поочередно выполняли обязанности пекарей, истопников, прачек и др., так как прислуга не предусматривалась.

В училище была образцовая изба, где попеременно группами жили воспитанники и на практике учились тому умению жить, которое преподавалось им в теории.

В результате такого обучения будущие "смотрители общественных запашек" умели делать многое: покрыть кровлю, выконопатить дом, поставить печь, стачать сапог, содержать скотину, доить корову, готовить молочные продукты, в том числе и французские сыры. Молочные изделия их фермы были превосходными и поставлялись высшим государственным чиновникам столицы. Для Великой княгини Марии Александровны, жены наследника престола и будущего императора Александра II, к 6 часам утра в Зимний дворец ежедневно доставлялась бутылка сливок, а в определенные дни недели - сливочное масло и различные сорта сыра. Угощали и частных посетителей училища. Служивший в училище писатель В. П. Бурнашев заметил: "В ту пору стоило только приехать в училище в экипаже и мало-мальски прилично одетым для того, чтобы не уехать иначе как с бутылкой отличных сливок или формочкой сыра бри".

Училище вызывало большой общественный интерес и сделалось местом паломничества русских помещиков и иностранцев. В иной год его посещало до 3 тысяч гостей. Здесь неоднократно бывали императоры Николай I, Александр II и члены царской фамилии. Гостями училища были: государственный деятель М. М. Сперанский и др. Для отдыха высокопоставленных лиц на территории училища был построен "министерский домик". Для ознакомления с русским сельским хозяйством сюда привозили воспитанников Кадетского и Пажеского корпусов, училища Правоведения. 8 августа 1837 года И. А. Крылов читал им свою последнюю, еще не опубликованную басню "Кукушка и Петух".

Во время Крымской войны, в 1854 году, Николай I повелел министру Уделов Л. А. Перовскому образовать из охотников удельных крестьян Стрелковый полк Императорской Фамилии. Местом размещения полковой образцовой роты назначалось Удельное земледельческое училище. За 4 месяца несколько зданий училища были приспособлены под казармы солдат и квартиры офицеров, и в конце марта 1855 года сюда прибыли 350 солдат и 22 офицера.

В июне 1855 года образцовая рота отбыла в полк, в Одессу, но ее трехмесячное пребывание в Удельной нарушило привычный порядок работы училища. Деятельность его стала клониться к упадку, сменялись директора, учебные программы.

20 июня 1858 года и 26 августа 1859 года император Александр II подписал указы, дававшие личную свободу удельным крестьянам. Вскоре они получили землю в размере полных наделов и переводились на выкуп. Вследствие этого, надобность в специалистах училища отпала, и оно было закрыто в 1867 году.

Есть в Русском Крыму достаточно дерьма...

Вот например... ну, ладно, поганить страницу его собачьей кличкой не желаю. Достаточно сказать, что для него Православие, это ничто. Понятно, что это дерьмо в Русской Армии не служил и за Россию не воевал.
А вот эти Люди - служили. Господу и Великой Руси.

Таким примером может служить протоиерей Федор Забелин. До революции он служил в стрелковой дивизии и в октябре 1916 года на Западном фронте получил ранение в грудь осколком снаряда, тем не менее остался в боевом строю. За отвагу батюшку наградили золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте.

Великая Отечественная война застала его священником в городе Пушкине Ленинградской области. Когда во время немецкой оккупации его дом спалило пожаром, он жил прямо в храме. Современники вспоминали, что даже во время бомбардировок батюшка, не дрогнув, продолжал служить литургии. С 1942-го отец Федор Забелин был насильственно перевезен фашистами в Гатчину, где стал служить настоятелем Павловского собора, получив на это позволение вражеского командования. Известно, что однажды батюшка спас от смерти советского разведчика – он тайно прятал его от фашистов под покрывалом престола в алтаре.

Протоиерей отошел в мир иной в 1949-м, прожив 81 год.

В конце XVIII века во время штурма Измаила настоящий героизм проявил священнослужитель Приморского гренадерского полка Трофим Куцинский. Обнаружив, что командир полка убит, а солдаты растерялись, отец Трофим поднял перед солдатами крест и закричал: «Стой, ребята! Вот ваш командир!». С этими словами священник повел солдат за собой.

И это не единственный такой подвиг. 11 марта 1854 года, во время Крымской войны, Могилевский пехотный полк шел в атаку и в первых рядах был полковой батюшка Иоанн Пятибоков. Обращаясь к бойцам, он воскликнул: «С нами Бог! И расточатся врази его! Родимые, не посрамим себя! За мной, ребята!». Батюшка поднялся на укрепления врага и поднял крест, не обращая внимания на свист пуль. Отец Иоанн получил две контузии в грудь, осколки снарядов попали в его наперсный крест, погнув его, но все-таки батюшка остался жив.

Впоследствии император Николай I наградил священника орденом св. Георгия 4 степени. А много лет спустя отец Иоанн получил приглашение в Петербург на 100-летний юбилей ордена Георгия Победоносца. Там его представили русскому царю Александру Николаевичу. Общаясь с батюшкой, государь сделал вид, что не знает, за какие подвиги он награжден орденом, и попросил его подробно рассказать о своей службе на войне. После разговора Александр пригласил его к себе в кабинет, где показал поврежденную пулями епитрахиль и раздробленный картечью крест батюшки – оказывается, государь не только знал его историю, но и все эти годы хранил его вещи как реликвию.
Не менее поразительный случай произошел 1915 году, в Первую мировую. Священник 5-го Финляндского стрелкового полка Михаил Семенов направился в штаб и, войдя в помещение, увидел, что несколько офицеров стоят и в ужасе смотрят на неразорвавшуюся вражескую бомбу, которую только что обнаружили в комнате. Отец Михаил не растерялся: ловко обхватил руками бомбу и вынес наружу. Священник аккуратно отнес ее к реке и там утопил.

На передовом перевязочном пункте отец Михаил тоже проявлял себя как настоящий герой. Не страшась снарядов, он словом и делом помогал молодым стрелкам.

Во время боя 16 октября 1915 года необходимо было доставить в передовые окопы боеприпасы, но извозчики не решались проехать на позицию, поскольку путь пролегал через открытый участок, который непрерывно обстреливался врагом. Тогда отец Михаил принял три двуколки под свою команду. Он смог уговорить конюхов ехать, благодаря чему ему удалось довезти все повозки с патронами на передовые позиции. Батюшка был награжден святым Георгием 4-й степени.

В наше время некоторые бывшие военные православные священники канонизированы. Один из «военно-морских» батюшек, причисленных к лику святых – отец Иннокентий Кульчицкий, который служил в должности корабельного иеромонаха на корабле «Самсон», а затем — обер-иеромонахом флота, стоявшего в городе Або. В последние годы жизни он управлял Иркутской и Нерчинской епархией. Известно, что отец Иннокентий активно помогал 1-й камчатской экспедиции Витуса Беринга. Сейчас его мощи хранятся в Знаменском монастыре Иркутска.
https://www.fresher.ru/2018/06/20/russkie-svyashhenniki-na-vojne/#more-194121
Русь Святая, храни Веру Православную!