July 13th, 2018

О расстрелах в Раменском районе

https://harmfulgrumpy.livejournal.com/1569823.html
Книга, о которой я писал, была куплена мною в одном из храмов города Раменское за 200 рублей и называется «За Христа претерпевшие. Церковь и политические репрессии 1920-1950 гг. на территории Раменского района Московской области, том 1. Раменская волость». Авторы: В.В. Никонов и Н.П. Ушатова. Издана в 2016 г. Гжельским государственным университетом, тираж 2000 экземпляров.
Из книги объемом в 614 страниц я возьму лишь истории арестов и осуждения местного священства и церковных активистов.
Священномученик С. Белокуров


Начнем со священника Сергия Белокурова.
Краткое описание его жизни, ареста и казни здесь:
https://drevo-info.ru/articles/5371.html
Цитирую по источнику:
«17 февраля 1938 г. начальник Раменского отделения НКВД Элькснин допросил работавшую осведомительницей жительницу Раменского Савлову, которая о священнике Сергии Белокурове показала:
Я живу в фабричных корпусах и вижу священника Белокурова в фабричных корпусах почти ежедневно. К кому он ходит, я не знаю... Я с ним поздоровалась и спросила: "Где же вы были в гостях?" Он мне ответил: "Я был у своих", но у кого, не сказал. Причём добавил: "Жить надо спешить, ведь все равно, если не сегодня, то завтра, советская власть задавит". Я ему ответила, что это ерунда, наоборот, советская власть ведет к весёлой и радостной жизни. На это он мне ответил: "Это вам только говорят; хорошая, радостная жизнь в Кремле, рабочему Сталин хорошей жизни не даст".
То есть такой разговор сейчас о Путине и нынешней власти может вести кто угодно, при том что наш бывший товарищ Водокачкин пишет о превращении российской буржуазной демократии в буржуазную диктатуру: https://new-vodokachkin.livejournal.com/36674.html
Осталось подождать, когда же новая диктатура расстреляет оного Водокачкина за его «антибуржуазную террористическую агитацию», потому что с Белокуровым случилось вот что:
«20 февраля была выписана справка на арест отца Сергия, а 23-го он был арестован и помещен в камеру предварительного заключения при Раменской милиции. Через три дня следователь допросил его.
– Как часто вы, Парусников и Фетисов собирались в церковной сторожке?
– В церковной сторожке мы собирались после каждой обедни.
– Какие вопросы вы обсуждали в церковной сторожке?
– Обыкновенно вопросы служебного характера. В феврале, числа какого не помню, мы, отслужив обедню, собрались в церковной сторожке, где стали обсуждать вопрос о присланном нам непосильном налоге.
– Скажите, какое недовольство выразили вы во время подписки на заем?
– На заем я не подписался лишь потому, что у меня и так много сделано подписок на заем. Недовольства не выражал.
– Как часто вы бываете в рабочих корпусах фабрики "Красное знамя" и других местах?
– Ходил в корпуса и другие места по требованию верующих, близких знакомств и связей не имею.
– Признаете ли вы себя виновным в антисоветских разговорах в церковной сторожке и других местах?
– Виновным себя не признаю.
Это был последний допрос, и на этом следствие было закончено.
27 февраля 1938 года тройка НКВД по Московской области по ст. 58-10 УК РСФСР приговорила отца Сергия к расстрелу за "контрреволюционную террористическую агитацию".
7 марта 1938 года был расстрелян..." (там же)
Авторы книги несколько детальней описывают историю С. Белокурова:
единственный допрос они относят к 25 февраля;
они добавляют к вышеприведенной цитате из протокола допроса слова священника о том, что он обсуждал с коллегами папанинцев, которые, по его словам «могут погибнуть ни за что».
27.02.1938 было составлено обвинительное заключение, согласно которому «Белокуров вел активную контрреволюционную деятельность. Виновным себя не признал, но достаточно изобличен показаниями свидетелей в контрреволюционной антисоветской деятельности...распространял гнусную контрреволюционную клевету против советской власти и ее руководителей высказывал террористические настроения против членов советского правительства и руководителей ВКП(б)». (стр. 281-284 указанного издания)
В этот же день тройка по Мособласти рассмотрела оное заключение и вынесла решение о расстреле.
Здесь нужно пояснить, откуда взялся пункт о террористических настроениях С. Белокурова: в деле (ссылка на ГАРФ) есть показания еще одной свидетельницы, которая также бдительно дала показания на священника А. Парусникова, расстрелянного в том же году. Предположительно она была сексотом ОГПУ.
Она, занимаясь распространением займов, обратилась к оному Белокурову, который ей сказал (по ее словам): «Подписаться надо, иначе нам нельзя, но Вы же понимаете, что все займы — обираловка народа, ведь это против народа делают пушки..»
Во время перевыборной кампании в Верховный Совет СССР он ей якобы сказал: «Их не выбирать надо, а всех перевешать мало, они издеваются над народом».
Теперь сравните эту самую гуманную в мире «пролетарскую диктатуру», которая на основании сомнительных показаний (да даже если и правдивых!) двух 40-летних теток приговорила человека к расстрелу, который и был осуществлен через 8 дней, и нынешнюю «буржуазную диктатуру», приговорившую блогера Терентьева за его (однозначно его) высказывание в соцсетях К ГОДУ УСЛОВНО (он еще долго обжаловал приговор, а потом учесал в Эстонию, где получил политическое убежище): https://ru.wikipedia.org/wiki/Дело_Терентьева
Обжаловать приговор Белокурову никто почему-то не дал.
Священномученик А. Парусников


Краткое описание жизни и смерти Александра Парусникова см. здесь: https://drevo-info.ru/articles/17906.html
Из книги же выясняется, что Парусникова начали вызывать на допросы в феврале 1938 года — сначала как свидетеля. Его допрашивали об известных ему фактах контрреволюционной деятельности священников Белокурова и Фетисова. Допросы вроде бы проводились ночью (стр. 230). Параллельно «органы» собирали компромат на самого Парусникова. Из показаний свидетельницы, собиравшей займы (см. выше), стало известно, что Парусников не верил в эффективность военных займов, потому что «коммунисты всем насолили, их будут бить как другие страны, так и свой народ» (стр. 233).
Другой свидетель, комсомолец 21 года, зачем-то «часто заходящий в церковь», якобы слышал (вот же слух у человека!), что Парусников говорил какой-то гражданке: «пусть бы они подавились своими займами. Всех задушили проклятые. Придет время, мы их тоже будем душить, все припомним». Вскоре после ареста Белокурова и Фетисова Парусников якобы сказал, что «другие государства не позволят им душить народ, а им самим отвернут голову. Большевики — это разбойники...» (согласно статье 125 Конституции СССР от 5 декабря 1936 г.
«В соответствии с интересами трудящихся и в целях укрепления социалистического строя гражданам СССР гарантируется законом:
а) свобода слова,
б) свобода печати,
в) свобода собраний и митингов,
г) свобода уличных шествий и демонстраций.
Эти права граждан обеспечиваются предоставлением трудящимся и их организациям типографий, запасов бумаги, общественных зданий, улиц, средств связи и других материальных условий, необходимых для их осуществления» – тут можно, конечно, заняться иезуитскими трактовками и сказать, что священники — не трудящиеся, что их деятельность не в интересах трудящихся, а также не способствует укреплению социалистического строя, но судя по завершению статьи речь идет о публичной свободе слова, а не о частных разговорах со своими знакомыми. По логике Конституции говорить частным образом можно что угодно — это не деяние — чуть позже рассмотрим УК РСФСР 1926 года в этой связи).
Если Белокуров и Фетисов были расстреляны 7 марта 1938 г., то Парусникова арестовали 24 марта, справка же на арест была подписана начальником Раменской милиции 20 марта.
Следствие ограничилось подшивкой в дело показаний свидетелей — кроме двух указанных, еще одна женщина показала, что Парусников 5 марта 1938 г. (напомню, что двое его коллег в этот момент были арестованы и через два дня их расстреляют) был крепко выпивший и сказал, мол, коммунисты не дают нам жить, но мы до них доберемся и всех перевешаем. Что называется, пьяные разговоры 58-летнего старика.
Еще эта тетя видела, как после службы священники часто собирались в церковной сторожке с какими-то неизвестными мужчинами и женщинами.. (Ну ясен пень, они сколачивали там контрреволюционную организацию, хотя, может, занимались групповым сексом?! Чекисты ж так и не выявили группировку заговорщиков! Попов расстреляли за болтовню — порой пьяную: о пагубном пристрастии к спиртному Парусникова говорил и юный комсомолец, не иначе как по заданию чекистов ходивший в церковь.)
На очных ставках со свидетелями А. Парусников заявил, что не вел подобных разговоров (вот мне интересно: а если и вел, под какую статью подпадает?). Но поверили больше свидетелям — что типично для «сталинской юстиции», см., например, вот это дело, совсем не священническое: https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=7577
Косвенно на то, что свидетели давали ложные показания, указывает записка Парусникова из заключения, в которой он пишет: «совершенная ложь, и им пришлось два месяца искать свидетелей». Далее он пишет о том, что его скоро направят в Москву, из чего можно предположить о его надежде на более объективное разбирательство.
16 мая он был этапирован в Таганскую тюрьму г. Москвы, 2 июня приговорен к расстрелу. Насколько можно понять, в суд его не вызывали, адвокат речей не произносил. Решение принято заочно, по следственным материалам, которые слова доброго не стоят. 27 июня 1938 г. расстрелян.
(В таких случаях мне всегда интересно, почему сталинисты упорно держатся за «немецкий след» в расстреле польских граждан? Неужели расстрелы отечественных граждан им кажутся обоснованными и законными? Оказывается, кажутся!)
Священномученик Н. Фетисов
Протоиерей Николай Фетисов. Тюремное фото.
Николай Николаевич Фетисов (1884 - 1938), протоиерей, настоятель Раменского Троицкого храма с 1935 года.
Полная биография его здесь: https://drevo-info.ru/articles/13675341.html
По данным указанной книги, в деле Фетисова имелись протоколы допросов свидетелей, которые показали, что он отказывался подписаться на займ и сказал, что лучше б эти деньги отдал Японии или генералу Франко, чтоб «те освободили нас от коммунистов». Еще он в разговоре с каким-то знакомым якобы сказал, дескать жалко что на разбившемся дирижабле не летела кремлевская банда — было бы лучше, чтоб вожди все погибли. Еще свидетельница «с большими ушами» слышала, как он на платформе «Раменское» говорил «прилично одетому гражданину», что скорей бы война — тогда мученики-рабочие, живущие вокруг местной фабрики, стали бы вешать коммунистов.
У меня есть знакомый, кстати, госслужащий, который на мой вопрос, видел ли он, как наши обыграли испанцев в футбол, ответил, что болел за испанцев, т. к. наши футболисты есть опора преступной власти и т. д. и т. п. в духе А. Навального.
Конечно, «монолитность» общества несколько возросла нынче, но трудно представить, чтоб на основании таких разговоров его бы осудили к ВМН.
Между тем, следователь сам на единственном допросе 26 февраля 1938 г. сообщил Фетисову, что следствию известно, «вы занимались антисоветскими контрреволюционными разговорами не только в церковной сторожке, но и в других местах» (стр. 316). Таким образом, публичность выступлений вовсе не являлась квалифицирующим признаком, достаточно было просто произнести крамольные речи даже вполголоса своему знакомому или близкому человеку (аналогичная «доказуха» была по генералу Гордову после войны: писались его частные разговоры с женой и другими военными).
27 февраля 1938 г. было составлено обвинительное заключение по Н. Фетисову, где ему в вину ставилась антисоветская агитация и встречи с разными людьми из Москвы и Люберец (тем не менее, речь об организации не шла), в тот же день тройка при УНКВД по Мособласти утвердила заключение и приговорила его к расстрелу, который был приведен в исполнение 7 марта 1938 г.
Судьба обычной верующей
(стр. 449-463)
В книге описываются судьбы и некоторых других священников, на 1937 год служивших не в Раменском, а в других местах. Она аналогична описанным.
Но, может, Советская власть свято чтила вот эту статью Конституции:
«Статья 124. В целях обеспечения за гражданами свободы совести церковь в СССР отделена от государства и школа от церкви. Свобода отправления религиозных культов и свобода антирелигиозной пропаганды признаются за всеми гражданами»?
Церкви она закрывала так активно, что непохоже, будто и правда верила в реальность этой свободы. Ну или предлагалось отправлять культы наедине с собою — а то ведь и любой частный разговор, как мы видим, могли счесть антигосударственным деянием.
Ну а уж службы в церкви — это просто «игра на предрассудках масс»! Поэтому в мае 1937 года была закрыта церковь в селе Новое Раменского района. В селе проживало около 2000 человек, с протестами пришло около 100 человек (надо учесть изобилие детей в то время, которые составляли, видимо, не менее 600-700 человек из числа жителей, следовательно, с требованием оставить в селе церковь вышло не менее 7% населения — причем это самые смелые люди, уверовавшие в справедливость статьи 124 Конституции: они на нее ссылались в ходе уличного протеста).
Одна из наиболее активных женщин — Ольга Евдокимова, 41 года, мать двоих детей, колхозница, не отдавала ключи от церкви представителям властей. В сентябре 1937 г. она была арестована и осуждена к 10 годам ИТЛ.
Потрясенная приговором женщина написала жалобу с просьбой пересмотреть ее дело (ее контрреволюционность выразилась в том, что она признала, мол, считала неверным решение власти о закрытии церкви в селе).
Жалобу оставили без рассмотрения, сама Евдокимова умерла в заключении в феврале 1938 г.
________________________________________________
Поскольку указанный гражданин мерзавец не внес меня в список, и я не могу в его журнале отвечать, запишу тут:
1. Не будем отмечать национальный состав, хотя священники были отчего-то русские, а чекисты - Шац, Кац да Альбац. Но то, что выбивали лучших, бесспорно
2. Гонения касались (в Раменском районе) исключительно Русской Православной церкви. При этом всякие сектанты и тогда, и сейчас, чувствуют себя превосходно.
3. По 58-10, никого не расстреливали- если судил СУД! Однако, в нашем районе суда-то и не было, была тройка: райотдел НКВД-районный прокурор - секретарь райкома известно какой партии.
Вот коммунисты и резвились.

Чуковский в крематории

Вчера чёрт меня дернул к Белицким. Там я познакомился с черноволосой и тощей Спесивцевой, балериной, – нынешней женой Каплуна. Был Борис Каплун – в жёлтых сапогах, – очень милый. Он бренчал на пьянино, скучал и жаждал развлечений. – Не поехать ли в крематорий? – сказал он, как прежде говорили: «Не поехать ли к "Кюба" или в "Виллу Родэ"»?



– А покойники есть? – спросил кто-то. – Сейчас узнаю. – Созвонились с крематорием, и оказалось, что, на наше счастье, есть девять покойников.
– Едем! – крикнул Каплун.
Поехал один я да Спесивцева, остальные отказались.
Я предложил поехать за Колей в Дом Искусств. Поехали. Коля – в жару, он бегал на лыжах в Удельную, простудился – и лежит.
Я взял Лиду, она надела два пальто, и мы двинулись.


Collapse )

Ответ поручику графу Толстому Л.Н.


В начале 1855 года поручик артиллерии граф Левушка Толстой подал по команде начальству "ПРОЕКТ О ПЕРЕФОРМИРОВАНИИ БАТАРЕЙ В 6-ОРУДИЙНЫЙ СОСТАВ И УСИЛЕНИИ ОНЫХ АРТИЛЛЕРИЙСКИМИ СТРЕЛКАМИ"
Ответ начальствующий не замедлил воспоследовать:
"Об государственной экономии и об вопросах высшей военной организации, к которым принадлежит возбужденный графом Толстым, рассуждают обыкновенно токмо высшие сановники, и то не иначе, как с особого указания Высочайшей власти.
В наше время молодых гг. офицеров за подобные умничания сажали на гауптвахту, приговаривая: «Не ваше дело делить Европу, гг. прапорщики; вы обязаны ум, способности и познания свои устремлять на усовершенствование порученной в командовании вашей части и думать лишь о том, как бы в ратном деле лучше ею управлять и извлечь из нее больше пользы!" В рассмотрении же сего нелепаго прожекта гр. Толстому ОТКАЗАТЬ"
"Жомини да Жомини...
А об водке, ни полслова!"(с)

Липкие поцелуи украини

Липкие поцелуи Украины. Как хорваты от новых братьев отбивались
12.07.2018

История с хорватскими футболистами, сперва кричавшими «Слава Украине!», а потом долго извинявшимися, и объяснявшими, что они ничего такого в виду не имели стала очередным подтверждением фундаментального украинского закона: за каждой великой перемогой неизбежно следует позорная зрада.

Collapse )

Россия: нищета, трущобы, ужас-ужас-ужас


Гостиница для рабочих «Городского попечительства о народной трезвости». 1909 год.

Чайная "Общества трезвости».

Очередь за получением бесплатного обеда в столовой 3-го Городского попечительства о бедных.

Библиотека, бесплатная и общедоступная, монастырская.


У входа на Первую автомобильную выставку в Михайловском манеже. 1907 год.

Патриотическая демонстрация