August 22nd, 2018

Орел степной, казак лихой...

Во время польской войны 1794 года, после штурма Праги и взятии Варшавы, Суворов, который командовал в польше всеми русскими войсками, отрядил генерал-майора Ф.П. Денисова преследовать 27-тысячный польский корпус, бывший под начальством Вавржецкого и отступивший к австрийским границам.
Денисов быстрыми переходами настиг Вавржецкого у Опочно и остановив свой отряд, объявил офицерам, что он сам лично едет к польскому генералу для переговоров. Офицеры очень удивились и недоумевали, что выйдет из этой опасной затеи их командира.
Денисов, взяв с собою одного вестового и накинув на себя казачью шинель, поскакал в Опочно, где была расположена квартира польского генерала; смело проехал по улицам города и, заметив у одного подъезда несколько карет и верховых лошадей с вестовыми, сообразил, что тут и находится командующий корпусом, Вавржецкий. У него моментально блеснула в голове смелая мысль...
Он быстро вошел в парадную дверь и объявил себя парламентером русского генерала.

Вавржецкий, окруженный своими офицерами, сидел у стола. Денисов, начав переговоры, стал требовать, чтоб тот положил оружие и сдался русским! Это взорвало гордого поляка.

– Да разве генерал Денисов считает меня побежденным? – вскричал он, – Убирайся вон и скажи своему генералу, что мы еще переведаемся с ним оружием.

– Я сам Денисов! – вскричал грозно мнимый парламентер, распахнув шинель и показывая грудь, украшенную орденами. – Я сам пришел взять тебя в плен!

При этих словах все поляки растерялись и остолбенели, а Денисов смело схватил Вавржецкого, вывел его на улицу и, при помощи своего вестового казака, посадил в стоящую тут же карету, крикнув по польски: „ступай на заставу!”

Кучер, ничего не понимая из этой сцены, ударил по лошадям и увез в русский лагерь польского главнокомандующего.

– Да где я? скажите, пожалуйста, где я? – поминутно спрашивал дорогою, растерявшийся от страха, польский генерал. – Или это один только сон?

– Уверяю, ваше превосходительство, что вы не во сне, а на яву и в плену у русского генерала, – отвечал ему Денисов.

На следующий день, 8 ноября 1794 г. польская армия положила оружие перед победителями.