July 31st, 2019

Марксист? Изначально русофоб!


Энгельс опубликовал статью "Демократический панславизм", в которой он обращался к русским революционерам:

"На сентиментальные фразы о братстве, обращаемые к нам от имени самых контрреволюционных наций Европы, мы отвечаем: ненависть к русским была и продолжает быть у немцев их первой революционной страстью... ...только при помощи самого решительного терроризма против славянских народов мы можем совместно с поляками и мадьярами оградить революцию от опасности. "
Маркс утверждал, что когда вспыхнет мировая война, в её огне должны будут исчезнуть не только реакционные классы и династии, но так же целые реакционные народы, в первую очередь славянские.

Столь агрессивное отношение к славянам и русским вызвало конфликт в среде публикаций между русскими революционными философами ( Бакунин,Бердяев,Трубецкой) и Марксом. Бакунин опубликовал книгу " Кнуто-германская империя и социальная революция" (1870), где выдвинул тезис о том, что национальный шовинизм отражает расистские наклонности западного марксизма.
" Социализм и коммунизм , все это светлые идеалы грядущего высшего прогресса, но только тогда, когда их проповедует европеец. Когда же идеалы оказываются осуществленными в быте "дикарей", они сейчас же обозначаются, как проявление первобытной дикости"
Идеи Маркса и Энгельса в своем прогрессе заключались в том, что грядущая социалистическая революция должна превратить славян в эксплуатируемый победоносным немецким пролетариатом "внешний " пролетариат. Попахивает "Майн Кампф", не правда ли?

Иуда без сапог


«… В полдень к острову Свияжску подошел катер Льва Троцкого. В сопровождении трех вооруженных латышей и какого-то верзилы председатель РВС бодро поднялся на пригорок. На лугу уже стоял поданный с буксира легковой автомобиль с открытым верхом, поглазеть на который и собрался народ – роскошь, невиданная для здешних мест. Поперек машины положили доску, на которую взобрался сам наркомвоенмор, ястребиным взором окинул собравшихся, коих было немного…
— Граждане Свободной России! — начал председатель РВС. — Сегодня на этом острове, где попы и эксплуататоры всех мастей веками морочили голову трудовому народу, мы открываем памятник первому в истории бунтарю, первому революционному протестанту — Иуде Искариоту. Пусть вас не смущает фигура этого библейского персонажа. Революционный протест родился еще в глубокой древности, когда…
Полилась стройная речь, оратор все больше распалялся, но, видя постные, позевывающие, помятые бессонными ночами и самогоном лица, как-то вдруг осекся и, прокричав: «Да здравствует мировая революция!» — закончил.
Свернули брезентовый чехол, и взору присутствующих предстал тщедушный гипсовый истукан в рубище, с искаженным злобной гримасой лицом, потрясавшим кулаком в небо. Матросы и латыши нестройно захлопали.
— Всё ли понятно трудящимся? — обратился к толпе высокий человек в шинели, командарм П.Славин.
— Без сапог, что ли, ходил? — робко спросил кто-то из толпы. Тут все заметили, что истукан как бы бос.
— Что ему сапоги — Христа продал! Господи прости! — выдохнул кто-то в толпе.
Народ начинал роптать, старухи крестились…»
(А.Вараксин. «Дорогами русской смуты». Берлин, 1923 г.)
Об установке памятника Иуде красным наркомом Бронштейном-Троцким именно в Свияжске в 1918 году упоминали в своих воспоминаниях (как очевидцы) датский дипломат Хеннинг Келер и писатель-эмигрант А.Вараксин.
Современники, настроенные против красной власти — например, Иван Бунин — считали сообщения о таких памятниках вполне правдоподобными.
По одной из версий, памятник Иуде в Свияжске потом незаметно убрали, а на тот же постамент установили памятник Ленину. Такому же Иуде. Только не босому.

Ленин и печник, тьфу ты, режиссер...


Накануне 50-летия Великого Октября и столетия Ленина выяснилось: образ Ильича настолько свят, что рискованно не только играть вождя, но даже показывать производственный процесс кино-ленинианы.
Вот что рассказывает об этом Фёдор Раззаков в книге "Скандалы советской эпохи":

В 1965 году кинорежиссер Марк Донской приступил к съемкам первого фильма дилогии о матери В. Ленина «Сердце матери». Во время съемок на площадке находилась еще одна съемочная группа – она снимала документальный фильм о самом Марке Донском. Документалистов интересовало все: как режиссер репетирует с актерами, как снимает, как монтирует снятый материал и т. д. Когда фильм был снят, его назвали «Здравствуйте, Марк Семенович!» и показали по Центральному телевидению. Премьера была приурочена к знаменательной дате – 6 марта 1966 года Донскому исполнилось 55 лет и было присуждено звание народного артиста СССР. Однако так получилось, но именно этот фильм стал причиной громкого скандала, ставшего достоянием общественности. А инициатором случившегося был тогдашний главный партийный идеолог Михаил Суслов.

Как и миллионы советских телезрителей, он в тот вечер сел у телевизора, чтобы посмотреть премьеру. Однако его терпения хватило минут на десять. После чего он сорвался с места и бросился к телефону. Звонил он тогдашнему председателю Комитета по радиовещанию и телевещанию Николаю Месяцеву.

– Вы что себе позволяете? Что показываете? – негодовал Суслов. – Какой-то старый еврей похлопывает Ленина по плечу и указывает: «Пойдешь туда, скажешь сюда, а потом вернешься и сядешь!» Как это понимать?

– Но это же кино, Михаил Андреевич! Документальный фильм о съемках художественного фильма, – пытался оправдаться Месяцев.

– Какое, к черту, кино! Показывать на всю страну, как Ленину наклеивают усы, бороду, как промокают лысину? Это же профанация светлого образа вождя. Немедленно прекратить показ!

И трансляция фильма была прервана чуть ли не на половине. А на следующий день последовали оргвыводы. Месяцев распорядился уволить всех, кто был причастен к показу фильма. Также вышло его распоряжение о том, чтобы впредь по ТВ не показывали работу скульпторов, создающих образ вождя, работу художников, документалистов, работающих по этой же теме. А Всесоюзное общество «Знание» прекратило выступления артистов, игравших Ленина, чтобы те, не дай бог, не поделились со слушателями секретами своей работы над образом вождя мирового пролетариата.

Как вспоминает Р. Нахапетов (он играл в фильме Донского роль молодого Ленина):

«Марк Семенович не ожидал такого поворота событий. В фильме была отражена руководящая роль режиссера на съемочной площадке – ничего больше. Обычная, если разобраться, вещь: режиссер репетирует, дает указания актеру. Но Марк Семенович не учел, кому он дает указания. Если бы я не был загримирован – другое дело. Но поучать Ленина? Командовать им?
Марк Семенович так был напуган происходящим, что даже захворал. Но его не тронули. Обошлось. Хотя во времена не столь отдаленные он мог бы здорово поплатиться за бесцеремонное отношение к вождю…»

Бабки на кон, отец дьякон!


В годину коммунистического террора на Сухаревке в Москве облава. Среди захваченных кольцом чекистов — провинциальный протодьякон. Перетрусивший священнослужитель заметил, что несколько дам были беспрепятственно отпущены, сказав загадочное слово — «Содком».
Доходит очередь до дьякона. «Ваши документы, гражданин?»
— «Содком», — октавой рычит дьякон.
Чекисты удивленно улыбнулись и забрали его на Лубянку. Только через три дня узнал несчастный, что «Содком» — сокращено «содержанка комиссара».

Как драгуны коммунистенко гоняли


Интересовались ли драгуны в то время революционными событиями, разворачивавшимися по всей России? Отвечу твердо - нет. Вопрос о "земле и воле" никогда не обсуждался ни на квартирах, ни после вечерней уборки у коновязей - в этом эскадронном клубе. Все стремились попасть на "усмирение".

Почему? Во-первых, при штабе полка наряд был тяжел, это раз, а во-вторых в командировках для оказания содействия гражданским властям рядовой солдат получал 15 коп. суточных в день, т.е. 4 руб. 50 коп. в месяц.

Обращало внимание одно весьма характерное явление. Регулярной кавалерии по форме плеть или нагайка не полагалась, так солдаты сами за свой счет плели себе таковые. Ни брошюр, ни газет, которыми нас забрасывали освободители, не читали и таковые неукоснительно шли на цыгарки.

Вот пример отношения солдат Ингерманландцев к пропаганде товарищей - освободителей.

Солдаты 2-го взвода нашего 5-го эскадрона заметили, что на их квартиру заходят какие-то вольные, ведут пропаганду и раздают листовки, прокламации. Чуть появлялся кто-либо из начальствующих лиц, эти агитаторы немедленно исчезали. Тогда унтер-офицер Маслун по собственной инициативе переоделся в мундир рядового и вместе с "товарищами" прошел на их конспиративную квартиру, а затем немедленно доложил по команде о случившемся. Вся шайка агитаторов была арестована жандармами, а Маслун награжден серебряной медалью "За усердие", для ношения на груди на Станиславовской ленте.

Вахмистр 6-го эскадрона Николенко, отличившийся при усмирении в Харькове, был награжден Георгиевской медалью с надписью "За храбрость" для ношения на груди на Георгиевской ленте. Он отбил от толпы бунтовщиков, с опасностью для своей жизни, штабс-ротмистра Дылевского, брата нашего адъютанта. Было немало и других случаев проявления верности присяге и преданности солдат Ингерманландцев своим офицерам.

Само собой получилось разделение на "мы", т.е. верные правительству и конечно, прежде всего Государю, солдаты и "они" - "забастовщики". Ни революционер, ни социалист, ни какое-либо другое наименование в те времена в солдатской среде не упоминалось. Тогда я сетовал, что со стороны командного состава не ведется какая-либо контрреволюционная пропаганда, а теперь, после 1917 года, я вижу, что такая пропаганда неминуемо породила бы среди солдат рассуждения и споры, Бог знает к чему бы приведшие, а так само собой получалось деление на вышеупомянутое "мы" и "они". Это деление и было провалом революции, о ней просто не говорили. "Они" против нас, мы же верно и честно исполняли присягу и служили Царю. Нукась! Попробуй драгунской шашки, коль хош!

Настроение солдат полка отразилось в следующей песне, сложенной в 6 эскадроне. Ниже привожу слова этого довольно таки несуразного произведения, певшегося на мотив известной юнкерской песни "Журавля".

Припев: Жура, жура, журавель, Журавушка молодой.

Порешили во всю прыть Революцию открыть
Вот оружия достали, к мирным жителям пошли.
Будет вам в квартирах спать, выходите бастовать.
И рабочий люд собрался, с красным флагом он шатался
Пехотинцы дураки, продали жидам штыки.
Но драгуны возмутились, враз винтовки зарядили.
Бей проклятых, как собак, с красным флагом всех их так.
(Из воспоминаний белого эмигранта, генерала Б. Н. Полозова)