November 30th, 2019

О хероях Украини

Протокол допроса
1944 года, мая месяца, 23 дня.

Я, оперуполномоченный Дедеркальского РО НКВД л[ейтенан]т Овчаренко Я.Д., допросил задержанного:

Вознюка Федора Ирадионовича, 1921 года рождения, уроженец с. Радошевка Дедеркальского р[айо]на Тарнопольской обл., по национальности украинец, гр[аждани]н СССР, с 1940 по 1941 был комсомолец, с образованием 4 класса, по происхождению из крестьян-середняков, родители занимались с/хозяйством.

[…]
25 апреля 1943 года меня приняли в банду бандеровцев. Collapse )

И я с этим согласен...

Анонимус пишет: Есть мнение (с), что и индустриализацию в своё время можно было провести без такого истеричного надрыва, с раскулачиваниями и прочими забавами коммунистенок.
Действительно, без всякой помпы, в рабочем порядке, сегодня в Подмосковье было:

Новое предприятие по производству кормов для сельскохозяйственных животных открылся в подмосковном Ступино, сообщили в областном Минсельхозе.

В завод компании «Мустанг Ступино» инвестировано 1,7 миллиарда рублей. Он создал в регионе сто высокотехнологичных рабочих мест со средней зарплатой 50 тысяч рублей.

Collapse )
_______________________________________
Ну вот так вот, просто и буднично, без завываний с трибун съездов и маханий красными флагами живет моё Подмосковье. Украиньци. Я знаю, що у вас так же. Тильки лучше? ("Сатанинский хохот, три раза."- как прочитал по бумажке со сцены поручик Павлоградского гусарского полка)

О недобитых и недорезанных буржуях...



Посёлок Расторгуево: "Стол сервировался фамильным серебром и кузнецовским фарфором"
Загадочные пожилые дамы, как будто попавшие на современную улицу из других времен - пожелтевшие кружева, вуаль, старомодное платье. Но мимолётными эти видения были не для всех: читательницы "Московских историй" рассказывают о всамделишных графинях, баронессах и бабушках, поющих вместо колыбельной "Гаудеамус" на чистом латинском языке.


Ирина Жежерун

У моей подруги Ляльки одна бабушка была из баронов фон Шлегер, другая - из графов Елагиных. Та, что баронесса, после революции вышла замуж за коммуниста, директора совхоза, сама преподавала в техникуме, доцент. Помню их роскошный загородный дом в Расторгуеве (Видное), двухэтажный, с центральным отоплением, с гостиной-столовой, выходящей через небольшую террасу в сад.

Все абажуры в доме хозяйка делала своими руками, отказываясь признавать возможность замены старинных светильников на современные, так же обновлялась обивка стульев с резными спинками и глубокого кресла, кажется, викторианской эпохи. Мебель в доме была из ореха, изготовленная ещё крепостными. Роскошный резной буфет мы с Лялькой тестировали: наливали в ящики, сделанные без единого гвоздя, воду, и она не вытекала! В центре гостиной стоял большой обеденный стол, который по праздникам сервировался фамильным серебром и столовым сервизом Кузнецовского фарфора, там были блюда невероятного размера - на поросят и прочую живность и дичь, сам сервиз на несколько десятков персон. За столом велись беседы, к середине трапезы звучащие почти полностью по-французски. Потом - лото, шарады или карты. Лялькин папа садился за фортепиано...

Елена Мельникова

У жены папиного друга, тёти Али, была замечательная мама. У них на даче был волшебный сад: сладкая-сладкая вишня и черешня, разноцветные малина и смородина, жасмины разной махровости, настоящее ореховое дерево с живой белкой, но - самое главное - розы. Мама тёти Али работала в саду в перстнях и шляпке. Я раз увидела, как она гладила колючий розовый куст, а на пальцах переливались разноцветные камни. Ещё у неё была мальтийская болонка с розовой мордой и голубым бантиком в кудрях, предыдущая болонка в виде чучела жила на шкафу. По вечерам к ним на преферанс приходила соседка с болтливым жёлто-синим попугаем. До революции у них был литературный салон и приходил читать стихи Сергей Есенин.

Елена Горская

Однажды бабушка взяла меня с собой в гости к графиням Лялиным. Она училась с ними в Смольном институте благородных девиц, знала латынь и вместо колыбельных пела мне "Гаудеамус" - до сих пор помню, хотя так ни слова и не поняла.

Их было две сестры — старые девы и старообрядки. Видимо, дело происходило на Пасху. Бабушка с графинями пили чай. Мне чаю не предложили, посадили на стул рядом с буфетом и не велели ничего трогать руками. Полагаю, из-за того, что я не крещеная. Хорошо хоть головой можно было вертеть. На буфете рядом со мной стояло серебряное блюдо с крашенными яйцами. Покрашены они были совершенно невероятно. Просто произведения искусства. Мне страстно хотелось их рассмотреть поближе и потрогать — но нельзя! На прощание хозяйки подарили мне яйцо, окрашенное луковой шелухой в красный цвет. Как же было обидно.

Специально для Полины Ивановой. Как мужик дворянином становился.

Смешались в кучу кони-люди.

Почему — кони? Потому что любимая песня: «Если бы не Октябрь-1917, нас бы по сию пору драли на конюшне».

Удивительная склонность к этим самым конюшням в XXI веке, когда их драли бы и пороли, если б не дедушка Ленин на броневике.

В действительности к началу XX века сословность уже уходила в прошлое.

"Дворянство уходило само по себе. Оно сдало свои экономические позиции, почти целиком сдало культурные", - писал Иван Солоневич. Возможно, Вам не нравится Солоневич.

Возьмём Антона Чехова. Цитата из школьного курса. Признаётся Лопахин, персонаж хрестоматийной пьесы про вишнёвый сад: «Мой отец был крепостным у вашего деда и отца, но вы, собственно вы, сделали для меня когда-то так много, что я забыл все и люблю вас, как родную... больше, чем родную». Запомним эту реплику — его отец был крепостным. А теперь Лопахин купил имение своих же господ!

Действительность состоит в том, что крестьяне в России 1914 года могли стать депутатами Государственной Думы, лётчиками, офицерами. Первым русским летчиком был сын крестьянина и внук крепостного Михаил Никифрович Ефимов.


При этом, сам Ефимов воевал в Гражданской войне на стороне "красных" и погиб от пуль белогвардейцев. Но его предпочли забыть, потому что его судьба (крестьянский сын, из небогатых, поступает в гимназию, поступает в училище, становится известным спортсменом и лётчиком-испытателем) не укладывается в сказку про "при кровавом царе крестьян пороли на конюшнях".

Знаменитый русский лётчик Николай Кириллович Кокорин – тоже деревенский, окончил церковно-приходскую школу. Погиб в бою с пятью немецкими самолетами, был похоронен в родном селе Хлебниково Казанского уезда Казанской губернии, тело погребли на церковном кладбище, где был установлен памятник и тот самый винт, но при большевиках церковь была полуразрушена, и все могилы и памятники сравняли с землей, винт исчез.

Один из самых результативных асов Первой мировой – Иван Васильевич Смирнов, тоже из крестьян, в изгнании он работал летчиком голландской KLM и еще успел принять участие во Второй мировой, эвакуируя под огнем японских истребителей голландских беженцев из Индонезии.

Крестьянами по происхождению были братья Петр и Павел Феопемптовичи Данилины, летчики-наблюдатели Первой мировой и гражданской на стороне белых.

Командир «Ильи Муромца» Иосиф Башко установил в январе 1917-го рекорд подъема на высоту в 5200 метров – происходил из белорусских крестьян-католиков (то есть был еще и не господствующей религии).

Впрочем, немало русских пилотов и офицеров из крестьян "красные" поубивали. Как, к примеру, крестьянина Харитона Никаноровича Семененко, также известного как Славороссов. В 1930 году Харитона Никаноровича арестовали, объявив его французским шпионом. Его оговорил коллега, из которого ложные показания были выбиты силой.


Сын деревенского кузнеца Алексей Дмитриевич Ширинкин стал истребителем в 1915 году, потом стал знаменитым красным летчиком, а в 1937 году был «вознагражден» советской властью расстрелом на полигоне «Коммунарка».

Про крестьянское происхождение внука крепостного мужика и солдатского сына Деникина и казака Алексеева лишний раз говорить не буду.

Крестьянин в царской России мог стать лётчиком или генералом. Но потом его ждали бы с большой вероятностью Беломорканал или Бутовский полигон.
Да, большевики, конечно, уничтожили сословность. Но если при царе сословность отмирала сама собой, то большевики уничтожали сословность физически, убивая дворянство и старую интеллигенцию, чтобы сесть на их место, иногда в прямом смысле этого слова.
Автор charodeyy