July 29th, 2020

Сказ про кулака-мироеда...


По лесной узкой дороге уже прихваченной ноябрьским первым морозцем медленно шла лошаденка, везя за собой телегу. Телега подскакивала на замёрзших кочках, скрипела, и звук этот раздавался далеко в оголённом лесу, наводя тоску и уныние. На телеге одиноко восседал хозяин лошадёнки, плотного телосложения, с окладистой бородой, средних лет. Он выглядел старше своего возраста, но в душе его до недавнего времени было всё по молодецки, всё с азартом, за что бы он ни брался, чтобы не делал, всё было в радость, в жизнь.
«Слава Богу, троих ребятишек с Прасковью народили. Родители её дом помогли поставить, большой, крепкий, на каменном фундаменте. Шутка ли, такой дом возвести. Опять же — хозяйство, земля-кормилица, скотины полон двор, две лошади, овин большой, маслобойка. Как же теперь это всё? Ведь своим же горбом добро наживал, тесть рано ушёл из жизни, трагически, в своём же дому сгорел: «говорили, поджог мол был» Мать Прасковьи от родов умерла, когда Прасковье двенадцать лет было.. Тятьку в «Японскую» ещё убили…. вот всё почти сам, своими вот этими руками. (И опустив вожжи, он посмотрел внимательно на свои большие ладони, так, как будто видел их впервые). Ну, было дело, держал работника, да нанимал в страду по несколько человек, так ведь платил исправно, не обижал. А остальное…. всё сам, всё сам. Что же теперь то? как же?» — думал Данила, с грустью в глазах.
Collapse )

О сибирском мужике



Основу этому процветающему купеческому роду заложил шестаковский крестьянин Василий Корнилович Колмаков. В 1844 году он, скопив состояние на купеческих операциях, купил земли, принадлежащие наследницам генерал-лейтенанта Семена Богданова.

Но, видимо, это была последняя сделка Василия Корниловича, так как в 1845 году он умер. Дело его продолжили супруга Вера Даниловна и старший сын Василий Васильевич. Именно они перешли из крестьянского в купеческое сословие и превратили Колмаковскую Заимку в процветающий рабочий поселок Заводоуковск.
Collapse )