August 5th, 2020

Как украинский аферист Квантунскую Армию разоружал...


14 августа 1945 японский Имперский генеральный штаб от имени императора издал приказ о прекращении огня и незамедлительной капитуляции всех японских вооруженных сил. Но война не кончилась.

Квантунская армия продолжала сопротивление. Капитуляция и сдача в плен для японских генералов была чем-то немыслимым. Командующий Дальневосточным фронтом маршал Р.Я. Малиновский понял, что если не подтолкнуть командование противника к решительному шагу, то оно будет воевать до последнего японского солдата, невзирая на все приказы из Токио. 19 августа, после радиообращения к японскому командованию в китайский Чанчунь, где находился штаб Квантунской армии, на самолете была отправлена группа парламентеров во главе с добровольно вызвавшимся на это опасное дело начальником отдела перевозок Оперативного управления штаба фронта полковником И.Т. Артеменко.

Полковник и его подчиненные блестяще справились с задачей, штаб Квантунской армии во главе с командующим генералом Ямадой капитулировали в тот же день, 20 августа началась массовая сдача в плен.
Collapse )

Это же за какое быдло надо было считать свой (?) народ...


Воспоминания томича о временах отчаянной борьбы Политбюро ЦК КПСС за трезвость советского народа.
Найдено на просторах ФБ.
"Мне вот довелось, в разгар Лигачёвской борьбы за трезвость, в качестве дружинника, наводить порядок в очередях за водкой. Вот это было - да !!! Тогда на весь город осталось три (!) магазина, торгующих спиртным: на Обрубе, на Смирнова и возле мостика через Ушайку, по дороге в Академ. Торговали они всего 3 часа в день: с 17 до 20 часов. Очереди там были жуткие- сотни метров стоящих плотной колонной злых мужиков. Стычки и даже драки возникали постоянно. Вот нашей задачей было выдёргивать драчунов из очереди и сдавать ментам. Так что работка была - та ещё! Одно хорошо - после 20 часов, когда магазин закрывался, нас пускали внутрь и мы без всякой очереди и без всяких талонов могли взять по 2 бутылки водки на нос..."
Collapse )

Та самая землянка с земляным полом...


в которой по мнению краснопузой сволочи жило русское крестьянство...
Такие избы часто встречались на Руси, но больше всего их строили на севере. Главным отличием кошелей было то, что там обычно жили несколько семей, относящихся к одному роду, благо огромные площади кошелей позволяли такое сожительство. Такое жилище вполне можно назвать «клановым гнездом».

Collapse )

Как штрафной солдат Плюхин англичанину насовал.


Этот случай описан защитником Севастополя Петром Владимировичем Алабиным (1824-1896) в его мемуарах "Четыре войны : Походные записки в 1849, 1853, 1854-56, 1877-78 гг.".
"Французы для нас опаснее англичан, они несравненно лучше дерутся, их удар стремительнее и сильнее, напор они выдерживают тверже ... , а англичане удирали не только бросая ружья, но даже сбрасывая с себя амуницию, чтобы было легче бежать".

Во врем одной из таких схваток, как раз против англичан, и отличился солдат Плюхин, переведенный из гвардии в Селенгинский полк, конечно не в виде награды.

"Когда наши ворвались в траншею и в рассыпную преследовали убегавших англичан, Плюхин попал в толпу неприятелей, состоявшую человек из 5 или 6 и ... бросился прямо на того ... который более всех кричал и бесновался ... призывая своих оторопелых подчиненных к отражению нашего удара. Плюхин ...как сам рассказывает, сгреб его под себ, прихватив тут же и другого, и в ту же минуту закричал во все горло: "ко мне, братцы Селенгинцы, помогите ради Бога". На этот крик, наскочило двое матросов, да двое солдат, между тем как несколько англичан тащило из рук Плюхина своего товарища и начальника ...он уже изнемогал в неравной борьбе, но наши одолели и одних потащили за собой, а других перебили.

У Плюхина оказалось четыре штыковые раны, но ... до того легкие, что он даже в госпиталь не пошел. Замечательно, что когда Плюхин бросился только на английского офицера, тот ... встретил его сабельным ударом, но в темноте промахнулся, а Плюхин так его хватил кулаком в голову, что то обезпамятовал, да так без памяти и принесен в город".

"- Кто его знал, - отзывается Плюхин, - что он начальник, ночью не разглядишь, а уж я ему там насовал-то при нем останется"