October 30th, 2020

Как коммунист Лукич Россией торговал.


Как раз 90 лет назад, в сентябре 1920-го, в советскую Москву прибыли два иностранца. Обоих принимали с почетом, обоих удостоил аудиенции Ленин.

Одного звали мистер Уэллс, второго – мистер Вандерлип.

Это звучит гордо

Герберт Уэллс – великий писатель-фантаст. Его написанная по свежим впечатлениям книга «Россия во мгле»потом не раз переиздавалась в СССР.

Фамилия Вандерлип в те годы тоже звучала гордо. Фрэнк Артур Вандерлип! – американский финансовый гений, миллиардер, помощник министра финансов США. Напористый, циничный, с невероятным чутьем на идеи, способные приносить прибыль.

В красную Москву мистер Вандерлип приехал с тайным предложением.
Collapse )

До чего Собянин Москву довел...


Мэр Москвы Сергей Собянин и губернатор Подмосковья Андрей Воробьёв открыли реконструированный автовокзал «Центральный» на Щёлковском шоссе.
В ходе церемонии открытия Сергей Собянин и Андрей Воробьёв подписали соглашение между Правительством Москвы и Правительством Московской области о реализации мероприятий по дальнейшему сотрудничеству в области развития и улучшения транспортной инфраструктуры Московского региона, включая открытие новых маршрутов, развитие Московских центральных диаметров (МЦД), интеграцию билетной системы и внедрение единых стандартов транспортной безопасности.
Collapse )

Выродок и вырусь


Антипов, уроженец Алтайского края, проживал в Кукморе и состоял на учете в полиции как склонный к экстремизму. Перед нападением он записал видео и выложил его на своей странице в Facebook. Его страница "Абдурахман Сергеев" в социальной сети VK.com удалена.
Судя по постам в соцсетях, нападавший интересовался не только вопросами религии, но и новостной повесткой Саудовской Аравии, а также Франции, где недавно произошла целая серия террористических нападений по религиозным мотивам.
Collapse )

Шутник из Большого

В московском Большом театре в пятидесятые-семидесятые годы, фактически до самой своей смерти, работал выдающийся дирижёр Борис Эммануилович Хайкин, по национальности — сами понимаете кто. Итальянец, как видно.

С его именем связано много анекдотических историй, поскольку он был знаменитостью (народный артист, лауреат сталинских премий) и мог позволить себе не стесняться в выражениях.
Приведу два эпизода:

Однажды, в период борьбы с космополитизмом, Хайкина вызвал к себе кадровик и попытался пристыдить:
— У нас главный театр СССР, вы у нас на всех афишах, а у вас фамилия какая-то не совсем русская! Не желаете её заменить? А то как-то неприлично звучит...
— А вы замените мне только одну единственную, вторую букву, и будет совсем по другому, прилично...

В постановке оперы "Борис Годунов", которая считалась одной из визитных карточек театра, участвовал исполнитель-бас, который всегда пел свою партию, низко опустив голову и подходя к самому краю сцены.
И вот однажды, он по своему обыкновению, громогласно заревел, уставившись прямо в оркестровую яму: "Православные-е-е!!!".
Хайкин раздраженно отмахнулся дирижёрской палочкой и зашипел: "Пойте в зал, здесь в оркестре православных нет".

Русский батюшка о французах


ПРОТОИЕРЕЙ о. ВЛАДИМИР

Мама, когда ей надо было получать паспорт в Вязьме накануне ВОВ, написала, что она француженка – в память о своем отце, расстрелянном в январе 1938 года в смоленском НКВД. Кстати, мой дед Густав Иванович, главный инженер строительства шоссе Москва-Минск, и мой прадед Жан-Жак, уполномоченный представитель французской фирмы «Батиньоль» в Санкт-Петербурге, оба родились в Париже.

Твердо считаю, что президент Макрон является провокатором зверского убийства от рук террориста трех прихожан собора Нотр-Дам в Ницце и еще, говорят, в Лионе.
Безответственность европейских властей, когда они позволяют глумиться над религией и верой своих сограждан, является недальновидной политикой, замешанной на откровенной глупости и на провокационных спекуляциях в понимании «свободы».

Collapse )

Арсений Морозов


«Морозов приходил из Богородска, садился на пенек в стороне от фабрики, в лесу, чтобы его не увидели прохожие, и со злорадством смотрел на замирающие фабричные корпуса. Встречая какого-нибудь старика рабочего, он останавливал его, стучал своей палкой о землю и говорил:

- Что, дождался своей власти, чорт-дурак, а фабрика - стала? Придет время, меня позовете, на коленях будете просить, да я еще подумаю. Жрать-то, небось, нечего, чорт-дурак?»
(цит. по сайту Богородского краеведения).
Collapse )