December 9th, 2020

Як козак графа завтраком потчевал...



Едва огромная, вместительная карета графа Безбородко, сопровождаемая конными рейтарами и бесчисленным обозом экипажей и повозок, в которых следовали адъютанты, секретари, камердинеры, повара и лакеи, проехала заставу и, проскакав по Тверской улице, остановилась перед домом главнокомандующего на только что открытой площади, по лестнице вниз навстречу графу посыпались дежурные офицеры, дворецкий и камердинеры.

Граф Александр Андреевич, кряхтя и отдуваясь, поднялся в отведённые ему покои и скрылся. На кухне главнокомандующего поднялась паника. Безбородко был великим обжорой, и от качества завтрака зависело его благорасположение. К главнокомандующему вызвали есаула Наливайко, адъютанта бывшего гетмана Украины графа Кирилла Разумовского.

Наливайко весил около восьми пудов, росту был более трёх аршин, а усы носил такие, что сам великий гетман польский граф Ксаверий Браницкий, увидев его, закричал. «Мял бы я таки вонсы, то был бы крулем!» Есаул был единственным человеком в империи, который мог поспорить с канцлером по гастрономической части. К тому же Наливайко превосходно говорил по-польски и французски. Безбородко знал его и любил видеть за столом…

Наконец шеф-повар, ворчливый старый француз Брике, решил броситься головой в омут и пойти лично к графу для обсуждения меню в сопровождении есаула. Безбородко с прислугой никогда не говорил по-французски.

Они прошли большую приёмную, отделанную красными штофными обоями, где стояла позолоченная мебель, маленькую голубую гостиную с летающими амурами на потолке. Француз оправил на себе жабо и кружевные манжеты и робко постучал в дверь. За дверью послышался неопределённый звук, и Брике неуверенно шагнул вперёд, но попятился, поражённый: посередине огромного кабинета стоял великий канцлер в чём мать родила, окутанный дымом. Во рту его торчала люлька, огромное брюхо и грудь, которой позавидовала бы любая кормилица, выдвигались вперёд.

— Тебе що? — спросил канцлер, устремив на француза маленькие карие глаза и не выпуская трубки изо рта, и, заметив стоящего за ним Наливайко, добавил: — Рад видеть тебя, пане есауле, будь ласка — входи…

Безбородко задумался.

— Дистанешь лосося каспийского, выдчистишь его от шкурки вид кисток, нарижишь тоненькими ломтиками, так шоб ций лосось бул блидно-розовый и нижный на пробу и щоб на разризах булы капли прозрачного жира… Украсишь его петрушкой, цитронами, салатом. Потим визьмёшь добрую сельдь, вымочишь в молоке, видчистишь, половинки сложишь до купы, нарижишь… Да к тому оселедцу дашь свижи огирки, каперсы, солёные грибы, варёного бурака, яйки. Цибулю рипчатую покладишь сверху… Поросёнка дашь студёного с хреном…

Collapse )

Красножопая мразь снесла, а мы, Русские, восстановили


9 декабря 2014 года в Москве повторно установили памятник генералу Скобелеву. На сей раз в сквере около здания Военной Академии Генерального штаба. Должно быть с тем уклоном, чтобы слушатели знали — кто такой «Белый генерал»

Учителя- есаулы



Станичные школы в XIX веке находились в непосредственном подчинении у командования Оренбургского казачьего войска, и это накладывало отпечаток на их деятельность. Их специфику нам удалось понять, подняв архивные рапорты от есаулов и приказы почти двухсотлетней давности.

В рапортах командующему Еткульской станицей Вахрушеву от есаулов Шантарина и Савостьянова, исполнявших должность писарей, мы можем увидеть много интересного. Первого как более опытного забрали в кантонное правление, и он отчитывается о выполнении распоряжения, а Савостьянов докладывает: «По приказу Вашего благородия ко мне от 12 июня № 440 в училище при станице, Вам вверенное, в должность учителя сего числа вступил и принадлежащие документы к оному училищу от писаря Шантарина, исполнявшего должность, принял. О чем Вашему благородию имею честь донести. Июня 15 дня 1831 года». На должность учителя претендентов было немного. Выручала лишь воинская дисциплина: приказали – пошел в педагоги.
Collapse )

И кто бы мог подумать?


Приведённый отрывок является частью беседы В.Н. Левичева с полковником Шмидтом (начальник немецкой военной академии).

Василий Николаевич Левичев (22 декабря 1891 — 26 ноября 1937) — советский военный деятель, первый заместитель начальника Генерального штаба РККА, комкор; в 1933-1934 гг. являлся военным атташе в Германии. Письмо датируется 25 апреля 1933 г.

Полностью:

ПИСЬМА ЛЕВИЧЕВА ИЗ ГЕРМАНИИ[433]

25 апреля 1933 г.

[Запись разговора В. Н. Левичева с полковником Шмидт]

Полковник: <…> Если до сих пор не было противоречий между Советским Союзом и Германией, то сейчас, в особенности, об этом не может быть и речи. В прямых интересах Советского Союза, крепкая мощная Германия и наоборот, в прямых интересах Германии – крепкий Советский Союз, но и кроме того и Дероп.

Василий Николаевич: Необходимо, наконец, понять, что Красная Армия есть неотделимая часть СССР и что ее отношения с Рейхсвером определяются общими государственными отношениями.

Полковник: Рейхсвер есть также часть Германии. В последние годы она стояла в стороне от политических событий, но в связи с изменениями в государственном строе она будет теперь все больше и больше приближаться к народу. Сама сущность нового строя исключает противоречия между Советским Союзом и Германией. Как в Советском Союзе, так и в Германии дело идет о строительстве социализма, только Германия, ввиду неудачи осуществления социализма на международных путях, строит этот социализм на национальных путях.

Правда, в Советском Союзе надеялись, что немецкий ребенок родится теперь с красными волосами, [намёк на мировую революцию, успех которой большевики связывали с победой рабочих в Германии] а он родился с коричневыми волосами. <…>

Левичев

ЦГАСА. Ф. 33987. On. 3. Д. 505. Л. 26-28.

Подлинник.

Найдено у sergeytsvetkov

Новости из Рязани. Девятнадцатый век.

Грудные дети — бесплатно

Почему-то сложилось такое мнение, что Рязанский край всегда отставал в техническом отношении от других российских регионов. Даже выражение такое до сих пор бытует: «Рязань лапотная». Хотя на самом деле это совершенно не верно. Не будем вспоминать недавнее прошлое, кода «рязанская оборонка» снабжала советскую армию точнейшими приборами для танков и самолетов. Но и два века назад мы были пионерами во многих направлениях технического прогресса. Так одна из первых железнодорожных станции появилась именно на Рязанской земле.

Станция Рыбное (при открытии она называлась станцией Вожа) начала функционировать с 27 августа 1864 года. Именно в этот день было открыто регулярное железнодорожное сообщение по ветке Рязань – Щурово.

На станции было целых три полотна (большая редкость по тем временам), два основных и один запасной. Обслуживало все хозяйство десять человек.

Примечательны правила для пассажиров прилагавшиеся к расписанию поездов: «Время отхода и прихода обозначено по московскому времени. Раздача билетов, прием багажа и собак прекращается за десять минут, прием товаров и экипажей за 2 часа до отправления поезда. Грудные дети перевозятся бесплатно, прочая ручная кладь по цене целого места»
Collapse )

Лукич и баварское

29 августа 1895 года Ульянов-Бланк (по кличке Ленин) в письме к матери радостно сообщал: «Да мне вообще шлянье по разным народным вечерам и увеселениям нравится больше, чем посещение музеев, театров, пассажей и т.п.» [Полное собрание сочинений, том 55, стр. 12]

«Народные вечера и увеселения», упомянутые в цитате, заключались в распитии «баварского», о котором так любят вспоминать советофилы. Около двух лет, в период первой эмиграции (1900−1905 гг.) Ульянов-Бланк жил в центре Баварии г. Мюнхене, и немецких рабочих агитировал не где-нибудь, а в легендарной пивной «Хофбройхаус», основанной в XVI веке. Пил «фюрер российской революции» светлое баварское пиво литровыми кружками под названием «масс», закусывая белыми баварскими же сосисками из телятины.

Встречался он с коллегами по террористической деятельности во всё том же пивном ресторане «Хофбройхаус». Это место является одной из достопримечательностей Мюнхена. За последних 125 лет помимо Ульянова-Бланка (Ленина) в именитом ресторане побывали: Гитлер, Муссолини и ещё множество специфически известных личностей.

Известно также, что бармен «Хофбройхаус» был одним из соратников Ленина и участвовал в государственном перевороте 1917 года в России. Крупская вспоминала, как они с Ульяновым провели в Мюнхене несколько часов и [цитата] «побывали в ресторане, славившимся каким-то особым сортом пива. Ильич похваливал мюнхенское пиво с видом знатока и любителя» [конец цитаты].
Найдено у nampuom_pycu

Лукич и его путь в Разлив


В июле 1917 года большевики в первый раз попытались свергнуть временное правительство, но неудачно. Мятеж был подавлен. Многие активисты, включая Лейбу Бронштейна (Троцкого) и Луначарского, попали в тюрьму. А Ульянов (Ленин) с Джугашвили (Сталиным) бежали. Их искали по всему Петрограду.
Из большевицкой легенды следует, что Ульянов с Приморского вокзала отправится на станцию Разлив в шалаш к рабочему Емельянову, где отсиживался без привычных бытовых удобств.
Известно, однако, что все вокзалы были оцеплены патрулями. А Ильич был не таков, чтобы рисковать собой. Да и за городом прятаться без охраны было неразумно. Это первая неувязка.

Второе противоречие просматривается в самих большевицких источниках. Collapse )

Настоящий коммунистенко!


В начале 1970-х годов родной брат Брежнева, Яков Ильич, спросил того, верит ли он в коммунизм. Как потом рассказывал сам Яков, Леонид Брежнев в ответ только и сказал: «Ты это о чём, Яша? Какой, <…нецензурно…>, коммунизм? Царя убили, церкви повзрывали, нужно же было народу за какую-то идею зацепиться…»
Collapse )

Революция .... от сытой жизни!

Ни об одном русском царе не сложено столько мифов, сколько о Николае II.



«Когда мы прилетели в Мурманск, первая мысль, которая пришла в голову: как плохо мы знаем нашу историю. Осознаешь, что ты на 300 км за полярным кругом и как мы смогли из маленького Московского княжества дойти до Кольского полуострова», – поделился заместитель председателя общества «Двуглавый орёл», генерал-лейтенант, к.и.н. Леонид Решетников.

Историки рассказали, что при последнем царе Российская империя вошла в пятёрку экономически развитых стран.
Collapse )