January 3rd, 2021

Малаховский поэт



На спевке и на перекличке

Знакомым под стать голосам

Весь век электрички-сестрички

Кликушествуют по часам.

Бывало, когда рассветало,

Зальются певуньи навзрыд,

Как будто под каждою шпалой

Солдат неизвестный зарыт.

Не с Запада и не с Востока

Слезами слова потекли:

“Раскинулось море широко,

Лишь волны бушуют вдали...”

Мотив опасался погони,

И все-таки был он таков,

Что слышался в каждом вагоне

Аккомпанемент медяков.

Не Собинов и не Карузо

Взлелеяли нынешний стих.

Моя захолустная муза

Уроки брала не у них.

Кормилец, поилец, добытчик

С дырявою кепкой в руке,

Слепой соловей электричек

Прошелся по каждой строке.

1965 год

Малаховский шпион. Чей, знать бы...


Тарасов-Родионов Александр Игнатьевич(1885 – 1938) – прозаик. Активно участвовал в Первой Мировой войне, Февральской и Октябрьской революциях (контролировал арест Николая II), в Гражданской войне. В начале 1920-х занялся литературой. Входил в литературную группу «Кузница», был среди организаторов группы «Октябрь», с 1926 года был редактором художественной литературы в ГИЗе.
Член РАПП.

Широкую известность Тарасову-Родионову принесла первая повесть «Шоколад» (1922), темой которой стала жестокость во имя идеалов революции. Последующие произведения писатель посвятил Гражданской войне. Задуманную трилогию о Февральской революции – «Тяжёлые шаги» – Тарасов-Родионов не завершил: в 1937 году он был арестован за шпионаж и потом расстрелян. В 1958 реабилитирован за отсутствием события преступления.

Имел дачу в Малаховке, в конце улицы Тургенева, где летом 1925 года гостили С. А. Есенин и Д. А. Фурманов: «Потом поехали мы гуртом в Малаховку к Тарасу Родионычу: Анна Берзина, Сережа, я, Березовский Феоктист – всего человек шесть – восемь. Там Сережа читал нам последние свои поэмы: ух, как читал!» (Д. А. Фурманов, «Серёжа Есенин»).

Горе от ума



Чириков Евгений Николаевич (1864 – 1932) – писатель-прозаик и драматург, публицист. Родился в Казани в небогатой дворянской семье. По окончании гимназии поступил в Казанский университет (сначала на юридический факультет, через год перевёлся на математический). В 1887 году был исключен с четвёртого курса за участие в беспорядках и выслан в Нижний Новгород.

Был дважды арестован, с 1887 по 1902 жил под надзором полиции (в Царицыне, Астрахани, Казани, Самаре, Минске и других городах), сменил много специальностей, постоянно сотрудничая в провинциальных газетах. В 1930 году Чириков напишет в письме к другу Н. С. Каринскому (8 апр. 1930 год): «А ведь как в раю жили и революцией-то от жиру занимались! Для интеллекта! Горе от ума вышло…»

Дебютировал в печати как поэт в 1885 году. Первый рассказ был напечатан в 1886 году. С 1893 года становится автором столичных журналов. Важным событием в жизни Чирикова было знакомство с М. Горьким, состоявшееся в 1888 или 1889 году в Царицыне. Издательство «Знание» выпустило 8 томов пьес и рассказов Чирикова. Писатель участвовал и в работе телешовских «Сред». Его прозвище на «Среде» - «…за высокий лоб – “Лобное место”…»

До революции вышло семнадцатитомное собраний его сочинений. Февральскую революцию Чириков приветствовал, к Октябрьской отнёсся резко враждебно, перебрался в Софию (Болгария), оттуда в 1922 году в Прагу, где провёл почти безвыездно десять лет. Чирикову принадлежала первая попытка дать «изнутри» психологический портрет революционера-большевика (повесть «Опустошённая душа», напечатанная в «Русской Мысли» в 1921 году). Из позднейших вещей Чирикова привлёк внимание роман «Зверь из бездны» (1926), где в непривлекательном виде было изображено владычество белых на юге России. Роман Чирикова был сочтен клеветой на Белое движение, против писателя была начата кампания, и его взяла под свою защиту левая печать, хотя до тех пор Чириков считался скорее принадлежащим к правому крылу эмиграции. Роман его имел таким образом успех скандала.

Он писал пьесы (некоторые шли на чешском и немецком языках), сценарии для кино. Пьесы Чирикова: «Шакалы», драма-сказка «Колдунья», «Лесные тайны», «Евреи», «Мужики», «Иван Миронович». Некоторые из этих пьес ставились в театрах Москвы, а также в малаховском Летнем театре.

В конце сентября 1928 года в Белграде на 1-м Съезде русских писателей за рубежом король Югославии наградил Е. Н. Чирикова Звездой Св. Саввы 2-й степени. Основные темы творчества Чирикова в эмиграции – Россия, интеллигенция и её судьба. Чириков живёт мыслью о скором возвращении в освобождённую от большевиков Россию. «Очень хочется принять участие в этом неописуемом торжестве!» Его огорчает идейное расслоение эмиграции, вражда партий, склоки и нетерпимость…

Умер Евгений Николаевич Чириков 18 января 1932 года в Праге. На смерть писателя откликнулись все значительные европейские издания. Огромная процессия провожала гроб с телом Е. Н.Чирикова на Ольшанское кладбище в Праге.

Слона на ходу остановит, и хобот ему оторвет!




Тяготы по подавлению ихэтуаней в Манчжурии легли полностью на плечи не очень большой армии на Дальнем Востоке и в полной мере на плечи Забайкальского, Амурского и Уссурийского казачества.

Воспользовавшись тем, что все строевое казачество было мобилизовано и находилось на сопредельной стороне, китайцы попытались переправиться через Амур и уничтожить Благовещенск, который они до этого несколько дней обстреливали артиллерийским огнем. Но высадиться им не удалось.

Зато в других местах десант был высажен и китайские отряды двинулись к беззащитным станицам и поселкам. Но на защиту своих домов встали казачки, вместе с отставными казаками и казачатами. Им удалось продержаться до подхода регулярных частей, спасти свои дома, себя и своих детей.

Нобиле и Долгопрудная


Проходная Верфи и Порта Дирижаблестроя. Лозунг сверху: «Гражданский воздушный флот – могучее орудие социалистической техники и культуры. Трудящиеся, крепите советскую авиацию и дирижаблестроение!». Табличка над дверью справа: «Комендатура площадки Долгопрудная», табличка слева предупреждает о запрете курения и разжигания костров под угрозой штрафа в размере 50 руб.

Главные же трудности, с которыми столкнулся Нобиле, лежали вне научной сферы – в административно-командной системе: «создававшей большие затруднения в процессе технического развития страны. Они настойчиво преодолевались энтузиазмом советских людей, в особенности молодежи, зачастую ценой больших материальных издержек и даже человеческих жизней. Значительную роль в этом сыграла совершенно недостаточная техническая и организационная компетентность высокопоставленных начальников», – писал он.

Так же описывал ситуацию его спаситель Николай Шмидт, заброшенный на стройки пятилетки в Среднюю Азию: «во главе большинства предприятий поставлены малограмотные люди… Правительство ведет неправильную политику в области техники… что приводит к перепроизводству малоквалифицированных кадров». Эти слова изобретателя сохранились благодаря... протоколам НКВД (в 1942 году Шмидт был расстрелян).

Нобиле старался все делать сам: заказывал чертежные столы, проектировал новые аппараты, а затем и пилотировал их. Жил он замкнуто, и долгопрудненцам больше запомнились его собачка Титина с золотым зубом, который ей вставил заботливый хозяин (она пережила вместе с ним катастрофу Italia и переболела цингой).

Провел генерал в СССР целую пятилетку и сделал немало. Первый советский дирижабль его конструкции покинул эллинг всего через три месяца после начала работ. Новые воздушные лайнеры развивали скорость до 115 километров в час и поднимали до 8,5 тонны грузов. Они побили рекорды и цеппелинов, и английских R-34, и Norge конструкции самого Нобиле. Казалось, что мечты о 425 дирижаблях вот-вот сбудутся. Но все сложилась иначе.

С одной стороны, череда катастроф, постигшая В-6 «Осоавиахим», LZ-129 Hindenburg (один из двух цеппелинов-гигантов, выпущенных немецкой верфью) и крупнейшие американские аппараты, показала, что не слишком маневренные дирижабли, наполненные легко воспламеняющимся водородом, уязвимы и небезопасны.

С другой стороны, в Долгопрудной, как жаловался генерал в письме к жене Карлотте, «был зануднейший бег по кругу». В марте 1940 года круг замкнулся: последовало распоряжение о консервации «Дирижаблестроя».

Вспомнили о Долгопрудной осенью тяжелейшего для СССР 1941 года: аэростаты стали использовать для защиты московского неба, а опытные пилоты «Дирижаблестроя» – Николай Голиков, Вера Демина и другие – поднимались на привязных аэростатах для наведения огня артиллерии.
Позднее в Долгопрудной был сформирован воздухоплавательный дивизион: десантники обучались, прыгая с привязных аэростатов, что позволило высвободить столь нужные на фронте самолеты, которые там же и ремонтировали. В 1944 году построили дирижабль «Победа»: на Черном море он вел поиск затонувших судов и неразорвавшихся мин.
После войны на базе «Дирижаблестроя» было создано несколько конструкторских бюро, научно-исследовательских институтов и заводов, сыгравших важную роль в космических и метеорологических исследованиях, разработке управляемых ракет...
Станция метро «Маяковская» – это памятник не только поэту Маяковскому, от которого он, «влюбленный в индустриальное, несомненно, пришел бы в восторг», но и «Дирижаблестрою», где созданы знаменитые сияющие профили колонн этой станции. Там же пилили и шлифовали орлец и мрамор для нарядной облицовки.
В 2015 году в Долгопрудном закончилась реконструкция последнего уцелевшего эллинга.

Рай на земле в 1980


XXII съезд КПСС, Москва, 1961. Никита Сергеевич Хрущев провозглашает: в новом 1980 году советский человек первым в истории встретит коммунизм – рай на земле.


Что бы ни говорили, а будущее в СССР точно было лучшим в мире. Вот уже сорок лет мы должны бы жить при коммунизме — «исторически неизбежном» идеальном общественном устройстве. Именно это обещал Н. С. Хрущев советскому народу на XXII-м съезде КПСС.

Но главное, конечно, — принятие Третьей программы КПСС, содержавшей пресловутое обещание коммунизма к 1980 году. «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!» — значится в тексте.
Collapse )