April 19th, 2021

Два уебища...


Размер первой советской атомной бомбы. Для наглядности рядом позирует рабочий. СССР 1949 г.

Советская газовая плита, 1960-е
Нищета и убогость, пушки вместо масла... и ладно бы, война была! Так в мирное время произвести больше танков, чем все остальные страны мира, вместе взятые, и не суметь накормить собственный народ... На это способны были только коммунистенко.

Мой комментарий к записи «Как доставали еду в СССР (воспоминания современников)» от von_hoffmann

Ну, давайте разбираться.
Итак, возьмем для примера московский металлургический (да, ЖПНСО, в столице государства!) комбинат "Серп и Молот". Ну, как вы догадались, если название фабрики "Красный Лапоть", то построена она купцом Семибрюховым.
Разумеется, и этот завод выстроил капиталист Дангауэр, за Рогожской заставой.
Завод огромный. Более 10 000 работающих. Где же они брали еду? В "Гастрономе" на улице Металлургов? Сатанинский хохот три раза.
1. СССР, страна всеобщего равенства и социальной справедливости.
Номенклатура, это список должностей, которые соискатель мог занять только с согласия того или иного партейного органа. Например, директор любой школы, завуч и учитель истории, были номенклатурой райкома. И будь ты хоть Песталоцци или Ушинский, коли ты не приглянулся инструктору — быть тебе трудовиком или физруком.
А была номенклатура на "Серпе по яйцам"? а как же. Причем разная. Директор и парторг ЦК относились к номенклатуре ЦК КПСС, начальники служб и производств, освобожденные парторги на правах первых секретарей райкома — к номенклатуре Горкома, уровень начальник цеха — это номенклатура Калининского РК.
И каждый уровень кормился из своей кормушки. Так, начальник цеха (а цех, это 1500 рыл) ежедневно получал типографскую книжечку, в которой он отмечал нужную позицию, и сколько вешать в граммах, а потом его личный шофер ехал на Кусковскую улицу. и там на продбазе отоваривался. Платил ли за это получатель? а как же. В ЦЕНАХ 1961 года. Где отоваривались особо равные борцы за народное счастье, я не знаю. Не мой был уровень.
2. ОРС всемогущий. Сиречь Отдел рабочего снабжения. Отдел, ЖПСО. Целое управление, занимавшее трехэтажный особняк на Золотом Рогу.
Его основная задача, обеспечение продуктами столовых, которых на заводе был десяток. А кормили — обед, четыре блюда, с мясом, 60 копеек. Полдник, два блюда, 20 копеек. Ну и бесплатное молоко пол-литра в день в каждом горячем цеху каждому пролетарию.
Ну, и при каждой столовой была кулинария, где можно было взять фарш, кур, полуфабрикаты, мясные изделия, рыбу... Причем был график — например, ЦЗЛ ходила в свою кулинарию два раза в неделю, в понедельник и четверг, с 9 до 12 часов.
Чтобы не было давки.
Для сего ОРС мало что имел два собственных подсобных хозяйства, со свинофермами и МТФ, с забойным цехом. коптильней и колбасным цехом, мало что на территории были теплицы, снабжавшиеся мятым паром заводской ТЭЦ, так еще минимум три совхоза платили "Серпу" оброк, за счет того, что там ПОСТОЯННО трудились механизаторы, ремонтники, электрики, оформленные на заводе.
Ну что я могу сказать. Питание было даже и неплохое, и фарш из рогов, копыт, сисек и писек был вкуснее, чем в магазине, да и практически без очереди (Очередь была маленькая, часика на полтора...)
3. Профсоюзы, школа коммунизьма.
Заказы. Как большие, три раза в год (на престольный, пасху и рождество христово, тьфу ты, на первомай, седьмое ноября и новый год), так и еженедельные. Последние были скромней — банка колбасного фарша, пара банок консервов из рыбы, селедка иваси, хочешь ешь, а хошь соси, яйца, горошек зеленый венгерский, курица венгерская же... Бывало, на всех не хватало, тогда разыгрывали.
4. Дача. Веранда, самовар, патефон... тьфу ты, Шатура, болото, комары. И картошка. Которую надо было вырастить и притаранить в первопрестольную. Ну, и прочие заготовки, вроде сушеных грибочков или сушеной же малины...
В целом, все жили, и никто не помирал. Потому что "Серп и Молот" варил орудийную сталь.
А уж как выкручивались на заводе имени Войтовича или на Перовском ЛРЗ, это будет вещь мощнее, чем "Фауст" Гете...

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Твардовский о несостоявшемся величии


13 апреля 1962 года Александр Твардовский, любимый советским народом автор «Василия Тёркина», снова находился на лечении в барвихинском санатории.

Ещё 4 марта 1962 года в его записной книжке появилась горько-ироничная запись: «Снова здесь, в обители моих душевных покаяний, порывистых усилий труда и приобщения к современной «элите», которого я бы без того не знал никогда так».

Возвращаясь в свою новую «обитель душевных покаяний» с прогулки через парк, Твардовский увидел, как рабочие « работали на разборке цоколя и фундамента, где ещё недавно стоял небольшой, мальчиковых размеров, Сталин в погонах и с каким-то свитком в одной руке». Это цитата из записной книжки Твардовского…



Дальше в записной книжке Твардовского просто идёт запись стихотворения

Дробится рваный цоколь монумента,

Взвывает сталь отбойных молотков.

Крутой раствор отменного цемента

Рассчитан был на тысячи веков.

Пришло так быстро время пересчёта,

И так нагляден памятный урок:

Чрезмерная о вечности забота –

Труда неблагодарного залог.

Но как сцепились намертво каменья –

Разнять их силой – выдать семь потов.

Чрезмерная забота о забвеньи

Она таких достойна ли трудов.

Всё, что бывает сделано руками,

Рукам под силу обратить на слом.

Но дело в том, что камень – только камень –

Ни славы нашей, ни бесславья в нём.