?

Log in

No account? Create an account

Печальный странник

Что вижу- о том и пою!

Previous Entry Share Flag Next Entry
Каитан Леха и Конец Света
holera_ham
Капитан Леха и Конец Света.

... Да идите вы на ... Что я сделал? Да, я вас, дорогой сосед, именно послал. Да, и именно туда. Потому что обиделся. Нет, не на слово «товарищ». А на слово «капитан»! Какой я вам капитан?! Что значит, какой? Какой... такой... Старший.
Товарищ старший капитан. Пятизвездочный. Как отель. Ага. Рассказать? Ладно, поведаю вам сию трагическую притчу. Только обещайте уж, что никому-никому! Особенно в Интернете, ладно? Я почему-то вот вам верю. Глаза у вас, дорогой мой сосед, всегда такие честные-честные, как у авторитетного вора на доверии!
Все началось с конца света... Разумеется, означенную дату встречали мы на дежурстве. А иначе и быть не могло. Такая уж у меня, милицейского ... тьфу ты, пропасть, капитана, планида. Даже когда наша старушка-Земля налетит наконец на небесную ось, я как обычно, буду сидеть у себя в кабинете и одним пальцем печатать очередной протокол.
Нет, в целом, наши дорогие сограждане к концу света отнеслись с полной ответственностью. Загодя начали бодро и активно сводить счеты : кто с жизнью, а кто с надоевшими соседями. Мол, Всемирный Потоп все улики смоет! Ага,размечтались. Мы их и на ковчеге достанем, и найдем им там соответствующую каютку с решеткой на иллюминаторе!
А кто позаконопослушней, те просто мирно метались по своим уютным квартиркам, роняя предметы интерьера и мебели, углубляя тем самым всемирную энтропию. Помню, приехали мы тогда к одной гражданке (наряд обеспокоенные полночным шумом соседи вызвали! Кот орал, как резанный, ага...), а она нас встретила в полнейшем дезабилье, зато уся раскрашенная, как три пьяных Чингачгука, уже малость засохшей кровишшей злодейски умерщвленного котейки, которого в случае Конца Света некому было бы, бедняжку, покормить. Стоит она, значить, как на осмотре в женской консультации, расщеперившись... С окровавленным ритуальным кухонным ножом в одной длани и карманным календариком в другой. И спрашивает она нас этак, знаете, предельно вежливо — уж не индейцы ли мы майя, наконец-то прилетевшие за ней с таинственной планеты Небиру? Интеллигенция! Одно слово.
Да вы что, говорим! Неужто вы нас не узнаете? Мы — чистые Всадники Апокалипсиса! Трое прямо здесь, а четвертый как раз лошадок в парадном паркует! Ножик, конечно, мы отобрали, а вот календарик, разумеется, ей оставили, чтобы хоть было чем стыд прикрыть.
Ну, только доставили гражданочку в Алексеевскую, бывшую имени Кащенко (и чем, скажите, товарищ Кащенко новой власти не угодил? Так нет же! Переименовали, либерасты, в честь купчины, кровопийцы толстопузого, который свои грехи тем замаливал, что часть своих неправедных капиталов на богоугодные дела жертвовал... Почему неправедных? Всякая частная собственность есть кража! Это я вам как старый милиционер говорю.)
Да, и вот поступает по эфиру внезапно нам вызов: звонок в студию из поселка Шлюзы... Захват там заложников, вроде...
Где такой поселок, спрашиваете? В Первопрестольной, вестимо. Как, никогда не слыхивали? А про него мало кто и знает. Лежит сей поселок на части суши, окруженной водой. Сиречь, на острове, образуемом с одной стороны, Москвой-рекой, а с другой стороны, Нагатинским затоном. Место совершенно глухое! Принадлежало это дело, с плотинами, шлюзами и небольшой ГЭС, Перервинскому району гидротехнических сооружений Канала Имени Москвы. Вот, для своих пролетариев во времена оны и воздвиг Канал силами заключенных-каналоармейцев пяток двухэтажных уютных домиков изысканного архитектурного стиля «сталинский вампир»... ампир, конечно. Шучу.
А впрочем, тут не до шуток. То ли аура у этих мест какая-то... знаете, говорят, хоронили в этих местах «освободившихся», то есть откинувшихся, зека-зека прямо в теле насыпной плотины, чуть прямо не с тачками в руках... Как там Берман шутил: свежепоступивший зека меня интересует первые три месяца! А потом ни он, ни его труп Каналстрою уже не нужны! А может, и не шутил он, Матвей свет Давидович... Чтоб ему черти растопленным кипящим салом его иудейскую глотку заливали.
Ну, а в советское позднейшее время контингент на Канале тот ещё подбирался... Ведь туда кто шел? В столице пролетарию было раздолье! Вот, тут же Перерву взять: тут и ЗиЛ, гигант, город в городе, со своими собственными троллейбусными маршрутами по территории, рядышком, и АЗЛК, и депо железнодорожное... А с другой стороны реки: судоремонтный завод, да иная промышленная зона ...Да мало ли! Где и зарплаты, и квартиры, и машину дадут без очереди рабочему человеку... На канал шел же народ неустроенный, кому и койка в общежитии была за радость! И вот, представьте... С одной стороны, Нагатино, с другой, Люблино. С высотными домами, Дворцами Культуры и Спорта, школами и больницами... А меж них, позабытый всеми остров, заросший диким лесом... В котором водились совершенно дикие люди... Что значит, дикие? Ну, сидят себе трое, мирно играют в домино. Слово, за слово, незаметно за доминошным столом образуются два свежих трупа... С костяшками, забитыми в анальные отверстия, чтобы впредь не жульничали.
Так что, ехали мы на вызов с некоторым душевным трепетом. Поход, можно сказать, по местам боевой славы! Ностальгия-с. В лихие девяностые немало стрелок на этом глухом острове вершилось! И к деревьям новоявленных коммерсантов обрывками их малиновых пинджаков привязывали, и с плотины в омут скидывали, предварительно на шею кусок рельсы принайтовив... Не, ноги в тазик с цементом совать, это не наш метод! Там же надо было ждать, покуда цемент схватиться! А водка меж тем стынет...
Ну, короче говоря... Вообразите. Зима, мороз трещит. Над черной недвижной рекой сизый столбом пар стоит, сквозь который украдкою проглядывает разбойничья злая луна, а над черными еловыми верхушками, смыкающимися над заснеженной, нечищенной дорогой, сквозь рокот мотора доносится протяжный злобный вой волколака... Шутю, Пьяного, с кудлато-волосатой задницей азербайджанца, незадолго до нашей трогательной встречи выкинутого на мороз из кабака «Арарат». Почему-то без брюк... Ох уж эти мне армянские шуточки... Перерва, одно слово. Что же вы хотите? Поматросили бедолагу, ара, да и бросили, негодяи... Теперь после этого «Арарата» у него небось не голова болит, а иная, более фундаментальная часть. Но тоже покрытая, к слову, густым курчавым волосом.
Ну да... Подъехали мы наконец в адрес. Гляжу, мать моя женщина. Как в пятидесятые окунулся... Кругом домики характерные такие, с пилястрами и капителями, и даже облупившиеся гипсовые пионэры с бубном в наличии!
Вызвавшая нас гражданка поведала страшную правду: пошла она на погреб за картошкой, и вдруг услыхала доносящиеся из-под сырой матушки земли страшные, глухие стоны... А надо сказать, что кроме казенных сараюшек жители понастроили себе на необъятных просторах своего таинственного острова всяких халабуд возле огородов... Господи Боже, помилуй нас! В двадцать первом веке, в Москве — рядом с китайским рынком существует такая патриархальная старина... а все потому, что земелька не московская, а федеральная. За Агентством речного и морского транспорта числится... Что значит, у нас такого транспорта уже нет? А Агентство федеральное зато есть! На каждый случайно уцелевший от приватизации пароход по три замминистра в среднем приходится, ага.
Ну вот, кто-то там, внизу, рычит и стонет... А дверь в загадочный погребок она открыть не смогла, зане та была сверху привалена бетонным столбом.
Картина ясная: посадили злодеи кого ни попадя в зиндан, сверху столбом привалили, дабы не утек, а сами ушли праздновать либо шаббат, либо Куйрам-Байрам. Нужное подчеркнуть.
Поехали к огородику. Нашли и искомый бугорок, поперек которого действительно уютно угнездился бетонный столб. Покричали в вентиляционный короб, слаженный из асбоцементной трубы: ау-у-у... Вотще. Надо бы комитетских ждать... Да что-то мне подсказало — откинуть преграду, может, там еще живые есть? Напрасно это я... Вот, дорогой сосед! Никогда не подчиняйтесь первым порывам души, зане они самые чистые и искренние! Ибо ни одно доброе дело не останется безнаказанным!
Прикрутили трос к столбу, стянули с дверцы...
А из неё вылезает морда в резиновой маске с хоботом и спрашивает: велика ли на улице радиоактивность? Как, без противогаза, можно ли?
Можно, отвечаем... А вот в погребе, вряд ли...
Потому что оттуда на нас такой потной спиралью шибанула, как незабвенный Лесков писал...
Еле на ногах устоял.
Короче, два интеллигента... То есть один интеллигент (потому что евонная барышня оказалась малость поумнее) решили без помех встретить конец света. Накупили ящик тушняка, ящик водовки, и как глаголит мудрейший аксакал Беркем Аль-Атоми, засели на незаваливаемой обломками высотных домов территории. В бабкином погребе.
Вьюнош решил не откладывать дело в долгий ящик (мало ли чем там пришельцы долбанут? а вдруг как по Алдераану, сразу Звездой Смерти?!) и стал развлекаться, то есть кушать. Её, матушку, беленькую... А поскольку пить он не умел, то сразу и накушался. Стоны и рычания были вовсе не стонами, а жаркими объятиями с итальянским биотуалетом. Барышня давно бы его покинула, да... Один из жителей островка скоммуниздил в родном Горсвете столб, и свалил аккурат на крышу их убежища. Заблокировав выход.
Короче, влюбленных мы разлучили — юношу в обезьянник (а нечего погоны было мне обрывать!) а девушку ко мне домой... Благо, что оказалось, мы живем с ней в одном подъезде. А у меня как раз дежурство кончилось. Да, я знаю. Я... Мерзавец. Скотина. Старый сатир. Буйный импотент. Лесбиян. Каюсь. Чем я её взял? Ну, она меня спросила, нравятся ли мне татуировки? Разумеется, отвечаю. С их помощью трупы удобно опознавать... Барышня-гот пришла в экстаз, ну, слово за слово...
Утром я приготовил ей праздничную кашу и убыл в околоток, потому как начальство вызвало меня на ковер. Взял я банку с вазелином... И был глубоко неправ. Потому как мне присвоили очередное звание! Во как. Я так обрадовался, так обрадовался... а как обрадовался? Убейте, не помню...
Так, что и подаренные майорские погоны где-то прое... терял. Но сил дойти до дому и сказать новой знакомой, что мне присвоили новую звездочку, у меня хватило...
Утро было ужасным.
Превозмогая себя, одел мундир, заботливо очищенный от блевотины и даже выглаженный, и убыл на службу. Гляжу, на меня народ как-то странно косится...
Причину сего я опознал только в туалете... На меня из зеркала глянула красноглазая рожа, в милицейском кителе, на плечах которой были капитанские погоны с одной добавленной новенькой звездочкой, пятой, ага. Заботливая барышня сходила к соседу-эмчеэсовцу и попросила у него в долг пару новых звездочек, которые и прицепила мне на погоны.
Блондинка, ага... а я теперь, навсегда, старший капитан...


  • 1
Великолепно!
Еще бы новых приключений Семенова-Индийского...
Или "Пиратов"...
Или...
Валерий Иванович! Ваши преданные читатели ждут ЛЮБОГО Вашего произведения.
Желаю Вам всего самого хорошего, чтобы это событие происходило почаще.

Получил несказанное удовольствие, спасибо.

ЖУТЬ!!! И ужас!
Но пятая звездочка - круто.:))
И написано хорошо.:) Но, жуть. О_О

Edited at 2017-10-09 02:01 pm (UTC)

  • 1