Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Сон Андрия Бульбенко

Сон Андрия Бульбенки.
... Андрий вздрогнул и проснулся. Несколько секунд он еще лежал с закрытыми глазами, вспоминая, что же ему снилось? Да, ерунда разная. Тесная палатка, заваленная грязным барахлом, насквозь пропахшая мочой и немытым телом, вонь горящих покрышек, хриплые крики «Геть» и «Слава Героям!», холод и страх...
Давно прошедшие времена славной Боротьбы за вызволение Нэньки из грязных лап клятых москалей,которые не пускали богатую и славную Украину в мирную, богатую Европу! Счастье, что пришли на помощь демократические войска Европейского Союза и морские пехотинцы с американских кораблей, которые вошли в Черное море якобы для помощи русне в обеспечении их убогой Олимпиады! Это случилось, когда воины УПА захватили Ровенскую АЭС, построенную тупыми кацапами, для защиты всех людей доброй воли от ужаса ядерной катастрофы. Ведь проржавевшие реакторы — поставленные из поганого совка, таили страшную угрозу всему человечеству. К счастью, теперь всё в прошлом. Украина теперь сполна обеспечивается как бесплатными нефтью и газом, которые в счет покаяния за свои чудовищные преступления поставляют московиты, так и за счет зеленой энергии биогаза, который вырабатывается на многочисленных, уютных и чистых свинофермах.
Андрий еще полежал, потом открыл свои карие очи... Над ним, вмонтированное в потолок его евроспальни (евроквартирка у Андрия была очень скромная, всего пятикомнатная! Ну да холостяку зачем же больше?) огромное зеркало отражало просторное круглое ложе, на котором на черных шелковых простынях нежился парубок. Слева от него притулилась блондинка из Москвы, а справа — брюнетка из Ростова... Имен их Андрий вспомнить не мог, да и к чему? Жалкие кацапки, за кусок хлеба из голодающей Расеи готовые всяко обслуживать своих грозных европейских хозяев...
- А ну, курвы! - грозно гаркнул Андрий. - Кончай ночевать, жрать готовьте...
Дивчины, разбуженные его пинком, с визгом вскочили, и голышом, в чем их мамуся родила,помчались на автоматизированную еврокухню готовить своему повелителю еврозавтрак.
А Андрий тем временем блаженно потянулся, и вновь рухнул на мягчайшие подушки... Да,жизнь удалась. Ведь кем он был до Перемоги? Простым кияньским сантехником, вынужденным в поисках заработка ехать в суровую Москву, которая слезам не верит! А теперь? Он Европейский Сантехник! И живет как европеец!
Нащупав пульт, Андрий включил домашний кинотеатр,занимающий всю стену напротив кровати. Шли утренние новости, которые не могли не радовать. Европейский Союз увеличил ежемесячную субвенцию участникам Боротьбы еще на полторы тысячи евро. Теперь Андрий мог съездить на Подол, и там, у памятника Лыбеди, купить себе парочку русских полонянников ... Бунидочек у вишневом садочке, на бережку ставочка, у него уже был. Насадят там ему русские холопы мальвы да душистый табак, а он, в синих шароварах да вышиванке, будет курить люльку на лавочке... Рай, сущий рай наша Нэнька! А яки писни наши дивчины заспивають...
Стеклянная дверь из еврокухни в евроспальню распахнулась, и, одетые только в кружевные фартучки да кружевные же кокошники, к постели приблизились покорные рабыни... На европодносе дымилась чашечка ароматной кавы, горой лежали гастечки, канапки и шматы дарницкого хлеба с толстыми, ароматными пластами украиньского сала... Тут же стоял граненый стакан, в котором мутно плескался элитный польский самогон , лежала порезанная фиолетовая цибуля и уже дымящаяся самосадом люлька...
Андрий махом опрокинул стакан в рот, закусил божественный, пахнущий сивухой напиток смачно захрустевшей луковицей, и — ради хохмы- пнул своей немытой, с кривыми желтыми ногтями, волосатой ступней подавшую еврозавтрак русскую суку в её плаксивую московитскую морду...
От испуга дивчинко вскрикнула и опрокинула чашку с кофе Андрию прямо на промежность! Пах обожгло, как огнем... Андрий от неожиданности гневно выругался на человеческом европейском языке, который вряд ли поняла тупая рюски самка : Ах ты, пся крёв, pizda pod okiem!
И проснулся...
... Вместо панбархатного халата на голое тело на нем была одета брезентовая роба — под которой тоже, впрочем, не было и намека на белье... Вместо огромного круглого сексодрома под Андрием были хоть и узкие, жесткие, но чистейшие, резко пахнущие антисекцидом нары. У парубка, однако, продолжал — как и в прекрасном, но таком коротком, сне — болеть пах. Кроме того, у него прямо разваливалась и задница. Вчера капо их сто двадцать шестого кампуса неожиданно изволил благосклонно обратить на него своё царственное внимание, и милостиво приблизил к себе после вечерней поверки. Андрий даже за солидолом сбегать не успел.
- Подъем! Хох, стенд ап, руссише швайне, арбайтен унд копайтен! - металлическим нечеловеческим голосом проревел над ухом раструб громкоговорителя.
Андрий мгновенно вскочил — ибо время уже пошло, и на плац надо было выскочить «без последнего».В узких дверях барака уже кипела обычная давка. Капо, ласково улыбаясь своему новому фавориту, с веселой лаской и с оттягом врезал ему поперек спины куском свинцового кабеля в толстенной — слава пану Бугу! - резиновой оболочке. Андрий проскочил наружу... Сегодня ему снова повезло! Он не остался последним, которого в дверях затопчут своими деревянными башмаками барачные капо... Потому и называлось утреннее построение — выход без последнего! Последнего в живых никогда не оставалось.
А теперь, после развода, он получит свой завтрак — кусочек эрзац-хлеба с ломтиком свекольного эрзац-мармелада, а также стаканчик желудёвого кофе с аспартамом, и отправится на целый день разбирать на ценный металлолом Ровенскую АЭС. Быть может, его не заставят таскать голыми руками урановые сборки, а выдадут и брезентовые рукавицы?
На чистейшем, без малейшей травинке плацу, возле по европейски аккуратной шибеницы, на которой под ласковым ветерком покачивались парочка неудачников, уже стояла пани блокфюрер, платиновая блондинка в черной форме с серебряными молниями на петлицах, и утреннее солнышко весело играло на её начищенных до аспидного блеска сапогах, рядом с которым ласково улыбалась хефлингам европейская овчарка Ельза...
- Внимание! - прокричал герр переводчик. - Шапки долой!
Андрий мгновенно сдернул с остриженной под ноль колючей, как ёжик, головы свою полосатую шапочку.
- Пани шарфюрерин недовольна вами! Вы, неблагодарные, под любыми, надуманными предлогами уклоняетесь от гуманной,цивилизованной операции, которая избавит вас риска заболеть раком яичек и существенно продлит ваши никчемные жизни! Кастрация, которая предусмотрена решением Совета Европы, есть для вас безусловное благо! А вы, ничтожества, унтерменши, пренебрегаете отеческой европейской заботой...
- Хальт. - Перебив угодливо прервавшего свою грозную речь переводчика, негромко и чуть лениво вдруг произнесла томная блондинка. - Я есть немношко им помогай...
И она спустила с поводка свою Ельзу, которая в три яростных прыжка подскочила к Андрию и вцепилась ему прямо в пах... Андрий закричал и проснулся...
... За тонкой стеной палатки, укрепленной листами фанеры и картона, плясали отблески горящего в железных бочках мусора. Закутавшегося в немыслимое тряпье Андрия окружал густой,хоть ножом его режь, смрад давно немытых тел, мочи и кала... Впрочем, последние ароматы были слишком хорошо знакомы Андрию. И не только потому, что он работал заробитчанином-сантехником в проклятой Москве... Нет, ну надо же, что придумали, москали поганы! Ставить в своих кухнях не простые украиньские краны, а якись то Миглору да Кнафф... Ну и откуда Андрию знать, как она устроена? Ему про це в ридном ПТУ ничого не вчилы...
После того, как Андрий, тщетно зажимавший с криком «Рятуйте!» фонтанирующий кран, затопил всего-то каких-то два этажа, его поджопником вышибли из Басманного района за МКАД. Где он и устроился опять же сантехником в Дмитровской ИК. Где немедленно вышла из строя канализация... Было ли это плодом его усилий, или нет — но все фекальные воды немаленькой колонии начальство стало сливать в огромный котлован, полагая — как будут деньги, откачать ЖБО и отвезти их на полигон. И тут стало известно, что приезжает из УФСИН высокое начальство! Благо, после Нового Года ударили в Подмосковье изрядные морозцы. И дурно пахнущий пруд замерз.
Руководство колонии мгновенно соориентировалось, приказало залить говнохранилище свежим ледком и изобразить, что это каток. Мол, в олимпийский год и мы лыком не шиты. Андрий пол ночи ползал вместе с лагерными педерастами по свежему льду, расписывая его сочинской символикой. И все бы прошло благополучно, если бы, желая покрасоваться перед генералом из столицы, местный замполит не велел Андрию надеть коньки и изобразить вместе с одетым Снегурочкой главпетухом парный танец... И вот, под музыку вальса бедный парубок а-ля Плющенко выкатился на лед, а потом ... Если бы Андрий смотрел фильм «Александр Невский», то поразился, насколько точно воссоздана историческая картина утопления псов-рыцарей в Чудском озере. Чудом, чудом он вылез...
Андрий покачал кудлатой, давно немытой головой, отгоняя страшные воспоминания, и яростно поскреб себе пах. Его невеста, чаровница Марыйка, по её словам работала в Москве сиделкой... Ага, лежалкой она, как видно, работала. С другими Роксоланами на Ленинградке! И судя по всему, Андрия чем-то таки наградила...
Андрий вылез из палатки, как медведь из мусорной берлоги, и, постанывая, побрел к стене дома... Мочиться было больно! Проклятая Марыйка...
А какой чудный сон он видел! Какая у него там была квартира! И все это будет, будет... Вот победим клятих ворогов, войдем у Еуропу, и эх, заживем!! И будут кляти москали Андрию ноги целовать...
Рядом кто-то тихо, вежливо, по-европейски засмеялся...
Андрий поднял глаза.
Перед ним, в черном кителе, на серебряных рунах которого играли кроваво-алые отблески костров, стояла фрау шарфюрерина. А рядом с ней сидела умная европейская овчарка Ельза. И ласково ему улыбалась...
Tags: Украина и мы., Шютка политюмора
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments