Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Хорошие новости для меня...



Уникальный аппарат вместе придумали врачи и инженеры.

— А на второй день человек встает и уходит домой… — начал Дмитрий Еникеев, хирург и с недавних пор замдиректора по науке НИИ уронефрологии Первого медицинского университета. Поверить в это мне было сложно…

Помню как страдал мой дед-фронтовик, как с трудом сдерживал стоны и плакал, отвернувшись от близких. Помню множество других рассказов. Аденома простаты — одно из самых распространенных «мужских» заболеваний. Еникеев подтверждает это цифрами — треть больных любого урологического отделения лежат с аденомой. Да, эта опухоль доброкачественная. Но, разрастаясь, она сдавливает мочеиспускательный канал и в конце концов может привести к острой задержке — по-маленькому не сходить. Отсюда и боль, и слезы…

Тяжелая операция

— Считается, что нормальная предстательная железа — она же простата — размером с грецкий орех. Но опухоль — аденома, увеличиваясь, постепенно сдавливает канал, — объясняет Еникеев. — Если образование меньше 80 кубических сантиметров — делаем эндоскопическую операцию — она не травматична. Электрической петлей заходим и постепенно срезаем опухоль. А вот если объём больше раньше мы оперировали открытым способом. Это тяжелая операция с большими разрезами, установкой дренажей, общим наркозом. После нее больной прикован к постели две-три недели. От него трубки тянутся…

Так до сих пор оперируют во многих российских клиниках.

Но пять-семь лет назад в урологических стационарах страны стали появляться импортные лазерные установки, которые позволяли эндоскопически с минимальным кровотечением убирать аденомы любых размеров. Операции стали проходить совсем по-другому…

— Мы первыми в России начали использовать израильский лазер. Это было еще в 2010 году, — объясняет Еникеев. — Он позволяет не срезать послойно опухоль, а как бы ее вылущивать. При этом на коже нет никаких разрезов. И анестезия легче — в спину делается укол, пациент остается в сознании, он может с врачами говорить во время операции. Просто у него на 4-6 часов снижается чувствительность ниже пупка.

Если бы на этом месте история лечения аденомы в клинике урологии Первого меда заканчивалась, заметку и писать не стоило. Лазеры такие сегодня более-менее успешно используют в разных клиниках. Но у этой истории есть неожиданное продолжение.

Врачам привезли заграничный лазер, последнее слово в медицинской технике. Хирурги операции с его помощью освоили. Чего же больше? И вот тут выясняется, что современный, талантливый врач — это не тот, кто стоит в операционной как у конвейера. Он должен понимать, как сделать более успешной операцию, как максимально облегчить страдания больного. Врачи клиники урологии импортным лазером полностью довольны не были.

Лазерная группа

— Нам нужен был более совершенный инструмент, более мощный. И более дешевый, — рассказывает Дмитрий. — У зарубежных лазеров волокна, через которые луч подается, очень недешевые. Около тысячи долларов одно волокно. Да и другие расходные материалы безумно дорогие. При этом научиться оперировать на них непросто. В некоторых клиниках такие лазеры просто пылью покрылись. Некому на них работать — обучение долгое, сложное.

Врачи Первого меда пошли по пути нетривиальному. Ректор Петр Глыбочко поддержал создание специальной «лазерной группы». Хирирги обратились в научно-техническое объединение «ИРЭ полюс», которое занимается разработкой и производством промышленных лазеров. И всего за полтора года было готово отечественное устройство. За полтора года! (А говорят, что мы отстали от мировых лидеров в технологиях и проще нам закупать иностранную технику и радоваться как папуасам бусам и зеркальцам).

На самом деле Советский Союз изначально был лидером в разработке лазерных технологий. Наши физики Александр Прохоров и Николай Басов построили первую в мире лазерную установку. За это в 1964 году они получили Нобелевскую премию! Третьим номинантом был американский ученый Чарльз Таунс — он проводил исследования параллельно с Прохоровым и Басовым, не зная об их работах, а на лазер сразу же положили глаз военные.

Основатель объединения «ИРЭ полюс» Валентин Павлович Гапонцев — сегодня один из самых известных специалистов по лазерам. Его имя включено в список 28 выдающихся мировых учёных в области лазерной физики, техники и технологии. Предприятия и научные центры под руководством Гапонцева есть в России, США, Германии и Италии.

— Инженеры приезжали в клинику, смотрели как проходят операции, — продолжает Дмитрий Еникеев. — Мы обсуждали мельчайшие детали — каким должен быть дисплей, чтобы нам было удобно работать, как лучше расположить кнопки.



В итоге в операционную на улицу Большая Пироговская въехал первый российский хирургический лазер. Он весит всего 40 кг — импортные устройства чуть ли не втрое тяжелее. И при этом они втрое дороже нашего! Обучение для работы на нашем лазере занимает всего неделю. Работает аппарат от обычной розетки, его можно включить как чайник. «Иностранцы» были «прикованы» к специальным розеткам и перевозить их из одной операционной в другую невозможно. При этом и волокна для него будут производить в России. А в Казани налаживают выпуск и специального хирургического инструмента для урологических операций под новый лазер.

«Прооперируем всех, кому нужно будет»

Не так давно в Великобритании прошел европейский конгресс урологов. Дмитрий Еникеев вместе с коллегами отправил в оргкомитет видео операции, проведенной новым лазером. И его пригласили выступить с докладом. А, надо сказать, на конгресс было подано около пяти с половиной тысяч заявок. Для докладов отобрали несколько десятков самых прорывных.

В мае врачи урологической клиники Первого Меда едут с рассказом о новой технологии операции в американский Бостон.

Выслушав эту замечательную историю, я попросил, чтобы мне показали чудо-аппарат. Меня обрядили в синий стерильный костюм, нахлобучили шапочку и мы с Еникеевым пошли в операционную. Лазер был установлен на передвижном столе. Белый пластик, синие кнопки. Еникеев осторожно провел по корпусу:

— Это — первый. Но его одного нам мало.

С помощью нового лазера проведено уже почти полторы сотни операций. Его освоили три хирурга, работающие в трех отделениях клиники.

Потом мы пошли в палату к больному, только утром прооперированному Еникеевым. Дядечка смотрел телевизор, и выглядел вполне бодро.

— Вечером катетер снимем, а завтра отправим домой. Нужно будет ему еще пару раз к нам приехать показаться. И все, — объясняет хирург.

— Все это, конечно, здорово, — говорю я. — Но вот я напишу о новой технике. Понятно, что многие больные с аденомой простаты не захотят ложиться под нож местного хирурга. А будут мечтать попасть к вам… А как?

— Попасть к нам на лечение не сложно, — добавляет оптимизма зам директора по лечебной работе НИИ уронефрологии профессор Леонид Рапопорт. — Мы федеральное лечебное учреждение. Для граждан России делаем операции бесплатно — в рамках квот Минздрава. Нужно получить консультацию нашего врача и стать в очередь. Да, иногда приходится немного подождать. Но мы оперируем всех. А если острый случай, то операция проводится вне очереди.

— И вы сможете помочь всем, кто обратится?!

— В неделю наша клиника делает до двадцати подобных операций. В мае мы ждем второй лазер и тогда сможем увеличить прием.



Для наглядности в клинике урологии даже составили таблицу — чем наш лазер лучше импортных

Tags: Хорошие новости
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments