Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Повесть о Настоящем Коммунисте


Первый секретарь Уральского обкома ВКП(б) жил в Свердловске настоящим королём. С 1928 г., когда его назначили председателем Уральского облисполкома, он сделался одним из важнейших государственных функционеров этого богатейшего региона.
А после того, как в 1929 г. стал руководителем парторганизации южного Урала, Кабаков превратился без преувеличения в безраздельного хозяина этого богатейшего края.
То есть существовало, конечно, где-то там, далеко в Кремле фантастическое Политбюро и не менее фантастические органы власти вроде Совета Народных Комиссаров и Всесоюзного Центрального Исполнительного Комитета, но здесь, на земле, в горах и болотах Приуралья и южного Урала Власть олицетворял персонально именно товарищ Кабаков.
Неслучайно производное от его фамилии понятие - "кабаковщина" - на долгие десятилетия превратилось для жителей уральского региона в синоним беспредела, произвола и барства.
Кабаков был замечательным представителем номенклатуры, в том смысле, что он всей своею жизнью с кристальной чистотой выразил идею "грабь награбленное". Достаточно сказать, что провозглашая "мир хижинам, война - дворцам" Иван Дмитриевич в годы голода 1930-х годов с упоением занимался строительством собственного дворца на острове Репный посреди Шитовского озера в 40 км. севернее Свердловска.
Милая трёхэтажная постройка с винным погребом, крытым танцполом, банкетным залом с двумя эркерами (выходившими в лес и на озеро), баня с четырьмя печами, забор с лепными украшениями, Т-образный пирс с двумя восьмигранными беседками и лестница от пирса к дому шириною 5 метров, обложенная белым мрамором, как-то мало соответствуют тому, что в Советской России было принято называть дачей.
Чтобы обслуживающий персонал не запускал глаза в интимные детали личной жизни первого секретаря обкома дом коменданта был построен не на острове, а на берегу. Там же располагался и барак для трёх семей обслуживающего специальный объект персонала.
На берегу находился и дизель-генератор, вырабатывавший электричество для объектов на острове и запитывавший их по подводному кабелю. Впрочем, на острове имелся и резервный генератор, находившийся в особом флигеле, а также дом охраны и насосная станция с бойлерной, обеспечивавшая давление в местном водопроводе и системе отопления.
Всё местное население из района озера было удалено. И это правильно, незачем местным нищебродам наблюдать за вечерними прогулками на ялах, слушать романсы под гитару и подсматривать из леса за танцами гостей товарища первого секретаря.
Так могут созреть разного рода террористически замыслы и мозолитые руки крестьян, глядишь, потянутся сами-собой к закопанным в огородах винтовкам и обрезам... К озеру была проложена отдельная дорога, въезд на которую преграждал КПП.
В общем, уставшему от серых будней секретарю обкома унылого промышленного центра было где порезвиться, станцевать, поплавать на лодке с молодой красивой женой, прогуляться по лесу с любимой маленькой дочкой, пострелять дичь с друзьями и товарищами по суровому партийному поприщу.
В общем, товарищ Кабаков обустроил быт отдельно взятого себя с большевистской скромностью, точнее, сообразно собственному пониманию этой самой скромности... Верх-Исетскому металлургическому комбинату, педагогическому и металлургическому институтам, Синарскому труболитейному заводу и множеству менее значительных объектов было присвоено имя Кабакова, город Надеждинск был переименован в Кабаковск.
В январе 1934 г. Кабаков был избран в президиум XVII съезда ВКП(б), а в декабре 1935 г. вместе с председателем облисполкома Василием Головиным удостоился награждения орденом Ленина, высшей государственной наградой Советского Союза.
Для удовлетворения растущих потребностей себя любмиого и ближайшего окружения, секретать обкома пустился в откровенные финансовые махинации. Так, например, через Свердловскую городскую лечебную комиссию, созданную для лечения номенклатурных работников, был организован регулярный перевод денег якобы на лекарство и лечение особо болезных товарищей.
Год от года выплаты росли, в 1934 г. расходная часть Лечкома превысила доходную в 7(!) раз. Как закрывался кассовый разрыв? Да очень просто, деньги переводились со счетов крупных строек и промышленных предприятий, директора которых участвовали в их последующем "распиле".
Помимо выплат со счетов Лечкома Кабаков и его присные получали деньги из специального секретного фонда, которым распоряжался упоминавшийся председатель облисполкома Василий Головин.
Разумеется, распоряжался не единолично, а по согласованию со старшим товарищем Иваном Дмитриевичем (кстати, за владение этой "кубышкой" осведомленные номенклатурные товарищи называли Головина за глаза "Кошельком").
Само-собой, номенклатурные работники не отказывали себе в разного рода расходах, которые можно было списать на административно-организационные нужды Обкома партии.
По итогам 1935 г. перерасход по этой статье партийного бюджета составил 226 тыс.руб. Поездки в Крым и на Кавказ смело "проводились" по бухгалтерским документам, как командировки, бояться было нечего, ведь Иван Дмитриевич Кабаков своих не сдавал!
Дмитрий Дмитриев, новый начальник Управления НКВД по Свердловской области приехал на Урал в разгар второй пятилетки. Как было отмечено выше, ко времени его появления в Свердловске верхушка местной парторганизации представляла собой самую настоящую мафию, спаянную круговой порукой, прежними прегрешениями и чувством полной вседозволенности.
Цинизм управленцев доходил до такой степени, что перевод денег упомянутому выше Лечкому осуществлялся со счёта Уралхиммашстроя даже после консервации стройки по причине нехватки финансирования!
Нормой поведения в этом узком кругу стали дорогостоящие подарки как самим "ответственным работникам", так и членам их семей - в порядке вещей были подношения в виде мехов и кожаной одежды, ювелирных украшений, дарились даже автомобили, неслыханная роскошь для того времени.
Приближенные к Кабакову ответственные работники допускали и явно уголовные преступления, известны случаи самоуправства, рукоприкладства, хулиганства, изнасилований и т.п.
В низовых парторганизациях периодически пытались критиковать барство и личную нескромность отдельных номенклатурных работников, разумеется, невысокого уровня, поскольку любая критика в адрес обкомовских деятелей была чревата моментальной посадкой в тюрьму.
Но "кабаковская мафия" самым деятельным образом защищала от критики даже низовых партийных руководителей. Только за два года - 1935 и 1936 - из свердловской областной парторганизации с явными нарушениями Устава партии были изгнаны более 900 человек.
Первым серьёзным, хотя и неявным, ударом по Кабакову, явился арест "Кошелька", кабаковского выдвиженца Василия Фёдоровича Головина. 11 января 1937 г. пленум исполкома снял его с должности за "политические ошибки".
Не прошло и двух недель, как 23 января его взяли под арест. Дело было раскручено стремительно, никто в Свердловске, по-видимому, не предполагал способность Дмитриева к таким "стахановским" темпам.
Когда Кабаков в феврале попытался было предпринять меры в защиту своего протеже, оказалось, что действовать было уже поздно. Василий Головин к тому моменту признал виновность во всех инкриминируемых прегрешениях и наговорил столько, что ни о каком освобождении не могло быть и речи. В последней декаде марта 1937 г. Головин был осужден и уже 24 числа расстрелян.
За 5 дней до этого - 19 марта - покончил с собой Николай Узюков, один из близких к Головину и Кабакову номенклатурных работников, освобожденный от должности заведующего отделом агитации и пропаганды на основании показаний, данных Головиным во время следствия.
С этого момента падение Ивана Кабакова стало лишь вопросом времени, причём ближайших недель. Не совсем ясно, понимал ли это сам Кабаков. В конце второй декады мая он спокойно отправился в Москву, не зная о том, что 17 мая Политбюро ЦК приняло лаконичное и безапелляционное постановление, гласившее:
"На основании имеющихся материалов, в которых член ЦК ВКП(б) Кабаков обвиняется в принадлежности к контрреволюционному центру правых исключить Кабакова из состава ЦК ВКП(б) и из партии с передачей его дела в Наркомвнудел".
Далее последовала зачистка верхнего этажа местной номенклатуры. В течение летних месяцев лишились должностей (как по причине ареста, так и без ареста, а также в связи с исключением из партии) 10 из 10 заведующих отделами и секторами Обкома партии (1 застрелился).
Из 6 заместителей завсекторами, предусмотренных штатом Обкома, должностей лишились все 6. Из 10 первых секретарей горкомов заменены 10, из 10 вторых секретарей горкомов - также все. Из имевшихся на территории области 81 райкома партии (в т.ч. райкомов, входивших в состав городских комитетов) секретари 77 сняты и 1 застрелился (судьба 3 неизвестна).
Согласно штатному расписанию Обкома партии 221 должность относилась к номенклатуре ЦК ВКП(б), так вот из числа занимавших эти должности коммунистов на своих местах к концу декабря остались лишь 12 человек. Другими словами, с мая по декабрь - за 7 месяцев - принудительной ротации подверглись 95% высшего партийного эшелона области.
Не были забыты и те "кабаковцы", кто в силу каких-то причин успел покинуть регион до начала зачистки. Например, секретарь Обкома комсомола Кузьма Ковалёв несколькими месяцами ранее был передвинут в секретари Азово-Черноморского крайкома ВЛКСМ, но отъезд из региона ему не помог.
Кузьма Иванович попал в самый первый арестный список, был взят под стражу в Ростове-на-Дону 2 июня 1937 г. и расстрелян через шесть с половиной месяцев.
Сменивший Ивана Кабакова на посту первого секретаря обкома ВКП(б) Абрам Столяр, по-видимому, сильно недооценил начальника областного управления НКВД. Во всяком случае, менее чем через год с момента заступления в должность, Абрам Яковлевич полностью повторил путь своего предшественника.
Началось всё с ареста в марте 1938 г. его протеже Дмитрия Самарина, председателя Свердловского Облпотребсоюза. Ещё с начала 1920-х гг. Самарин подвизался на ниве организации работы рабоче-крестьянских потребительских обществ в Нижнем Новгороде, являлся членом биржевого комитета Нижегородской товарной биржи, близко сошёлся со Столяром и в дальнейшем шёл с ним по жизни рука об руку.
Вначале 1938 г. он привлёк внимание Дмитриева организацией воровских и разного рода мошеннических схем с материальными и финансовыми ресурсами потребительского союза.
После ареста, буквально на первом же допросе, Дмитрий Иванович поспешил заявить о желании сотрудничать со следствием и вывалил такой объём компрометирующей Столяра информации, что Дмитриеву осталось только отправить сообщение в Москву о разоблачении очередного "шпионско-ведительского гнезда".
Судя по всему, новый секретарь обкома действительно хапал без меры и крайне неосторожно, в этой части Самарин вряд ли оговаривал невиновного и ничего не придумывал.
28 марта Дмитриев отправил на Лубянку телеграмму, в которой поименно назвал основных участников преступной группы, в числе которых были действующий председатель Свердловского облисполкома, сестра Столяра, её муж, а также ряд партработников, выдвинутых серетарём обкома.
Вместе с телеграммой в Москву полетел протокол допроса Дмитрия Самарина. Ежов, ознакомившись с присланным материалом, доложил его 30 марта Сталину. И уже 31 марта товарищ Столяр Абрам Яковлевич решением Политбюро был освобожден от должности первого секретаря Обкома партии. Арестовали его в тот же день.
Столяр в одночасье превратился из "товарища секретаря" в "гражданина подследственного", его отправили в Москву, для проведения следствия на Лубянке и далее он полностью повторил путь Кабакова к крематорию Донского монастыря.
Практически всех, связанных со Столяром, репрессировали, единственным человеком, которому удалось избежать расправы, оказался упомянутый выше зять секретаря обкома Максим Семёнович Лозовский.
Замечательного организатора социалистической потребкооперации первоначально приговорили к высшей мере наказания, но впоследствии приговор был отменён, а в январе 1940 г. дело вообще прекратили.
http://murders.ru/ural_saga_glava1_1.html#1
Нужно ли говорить, что эти пламенные революционисты -ленинцы при нашем дорогом Никите Сергеевиче были полностью реабилитированы?
Tags: Чекисты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments