Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Я художник, я так вижу...


Как ни странно, более других мне внушает доверие мемуар 20-летнего тогда К. Зелинского, как бы потом ни сложилась его судьба в советских тисках: «Ранней осенью 1918 года я встретил на Невском проспекте Александра Блока. Поэт стоял перед витриной продовольственного магазина, за стёклами которой висели две бумажные полосы. На них были ярко оттиснуты слова: на одной — «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем», а на другой — «Революцьонный держите шаг! неугомонный не дремлет враг!» Под каждой из этих строк стояла подпись: «Александр Блок».
Поэт смотрел на эти слова, словно не узнавая их, круглыми спокойно-тревожными глазами …
— Признаюсь, для нас радость и неожиданность, что и вы вошли в нашу борьбу, — по-мальчишески самоуверенно продолжал я, показывая на плакаты за витриной. — Да, — смутился Блок, — но в поэме эти слова произносят или думают красногвардейцы. Эти призывы не прямо же от моего имени написаны, — и поэт будто с укоризной посмотрел на меня». Сказовая форма поэмы игнорируется до сих пор. Точнее и глубже других ее понял Мандельштам, назвавший поэму «монументальной драматической частушкой», которая «бессмертна, как фольклор». Всех интересует только, почему Христос, и у каждого тут своя претензия и фантазия.
А я все повторяю: «Егда же вознеслся еси на древо, посреде двою разбойнику, вменился еси с беззаконными, Безгрешне, за еже спасти человека: Незлобиве Господи, слава Тебе». С кем Ему было «вмениться» в 18-м году, как не с 12-ю разбойниками, если рядом с «двою» Он уже распялся?
Остальное, воля ваша, из серии «Я так вижу». Блок прямо и говорил: «Не знаю, так мне привиделось. Я разъяснить не умею. Вижу так». С тех пор кто только не вторил…

Марина Кудимова
Tags: Классики и современность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment