Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Category:

Краткосрочный отпуск с выездом на Родину

22 марта 1985 года сержант Советской Армии, находясь на посту по охране парка боевой техники стрельбища в Людвигслусте, пристрелил сотрудника Иностранной Военной Миссии Связи (ИВМС) США майора Артура Николсона, пытавшегося сфотографировать через "колючку" наш новейший танк Т-80.

ИВМС были образованы после раздела бывшей фашистской Германии на четыре зоны оккупации. Основной официальной задачей сотрудников этой организации была связь с командованием союзных войск зоны пребывания, наблюдение за перемещением войск союзников в зоне и т.п. Неофициальная - банальная разведка и шпионаж, сбор разведданных о войсках теперь уже бывших союзников. Наши миссии, в свою очередь, находились в каждой бывшей зоне оккупации на территории ФРГ и занимались точно тем же, что и заклятые друзья-союзники.

В этот день примерно в 16.00 от начальника разведки мотострелкового полка был получен приказ срочно выдвинуться разведроте в "огневой городок", так называлось стрельбище, а для караула этот «городок» был Восьмым постом. До стрельбища от расположения напрямую через забор части было всего метров пятьсот. По прибытию на место, увидели знакомый джип с номером 23, который уже не раз фотографировали за несколько дней до этого события на близлежащей трассе, по которой автомобилям военных миссий было запрещено ездить. Рядом с автомобилем, с боку у двери лежал мёртвый человек в маскировочной одежде. Печальная картина…

Рота разведчиков и рота охраны, в которой служил караульный, тут же оцепили всю территорию стрельбища. Раведчики хорошо знали этого караульного, он был сержантом в комендантском взводе; затем, за какие-то «заслуги» его перевели в пехоту. Фамилию сержанта не указываем, т.к. все участники тех событий дали подписку о неразглашении.

Рисковый был мужик, этот Артур Николсон, раз, не смотря на запреты и указатели вокруг стрельбища на русском и немецком: «Стой! Стрелять буду!» решился вдруг сфотографировать секретный танк. Может быть, он ждал от караульного вначале окрика: «Стрелять буду!», а затем дублирования на немецком: «Хальт! Ихь верде шиссен!», а потом уж надеялся услышать предупредительный выстрел в воздух? Видимо, американский майор не предполагал, что наткнётся в своей жизни на простого решительного сержанта Советской Армии, совсем не отличника боевой и политической подготовки, который с ходу, без всяких предупреждений, с первой же очереди уложит его на землю германскую. Вот так этот сержант пехоты вписал себя в историю холодной войны, и судьба его нам не известна.

В машине за рулем оставался сидеть американский сержант, он был испуган, но старался не показывать вида. Все разговоры с ним проходили через боковое стекло, не открывая двери. Просидел он в машине почти до полуночи. Из-за неординарности и важности события прилетел вертолет с главнокомандующим ГСВГ. Срочно прибыл начальник американского майора. С обеих сторон было много старших офицеров. Разборка была нешуточной.

Описываем события из протокола допроса водителя американской миссии сержанта Шаца:

«Примерно, через минуту после выхода майора, сержант, стоявший в люке машины, заметил на расстоянии примерно ста метров к юго-востоку, на опушке леса, советского часового, направившего автомат в их сторону. Повернувшись, он крикнул Николсону: «Сэр, быстро в машину!», тут же услышал звук выстрелов и почувствовал, что пуля прошла рядом с его головой. Никаких предупредительных выкриков часовой, по словам американского сержанта, не сделал. Шац упал на сиденье, открыл пассажирскую дверь, включил двигатель и начал сдавать назад, к ангару, чтобы забрать майора. Сержант увидел, что майор лежит на земле позади машины. Сдав назад еще на несколько метров, Шац остановился и выглянул в окно. Николсон приподнял голову и произнес: «Джесс, меня подстрелили», после чего ткнулся лицом в землю и замолчал. Сержант схватил аптечку начал выбираться из машины, чтобы оказать помощь майору. Но тут подоспел советский часовой и, угрожая оружием, заставил Шаца вернуться в машину. Затем он, продолжая держать машину под прицелом, вызвал по телефону караул. Американец заперся в машине и накрыл одеялами разведснаряжение – камеры, фотоаппараты, бинокли и т.п. Затем он продиктовал на магнитофон: «В 15.45 застрелен майор Николсон»

В последующие несколько часов Шац так и сидел, запершись в машине и время от времени вступая в переговоры с различными советскими чинами – от неизвестного майора до генерал-полковника Кривошеева, начштаба ГСВГ. Все это время он отказывался подписывать какие-либо акты, не признавал, что они находились в запретной зоне и что слышал предупреждения часового.

На следующее утро двух разведчиков, участвующих в этом событии в штаб части, к военному прокурору, который вёл дело о смерти Артура Николсона. На столе лежало много его вещей: визитные карточки, деньги в трёх видах, его окровавленное удостоверение в маленьком пакетике вместе с шоколадкой. У стола, на полу стояли военные ботинки с высокой голенью, а также, маскхалат и фотоаппарат. Разведчикам позволили посмотреть и потрогать своими руками все вещи американского майора, а затем, попросили расписаться в деле о его смерти. Таким образом, оба военнослужащих стали "понятыми" по этому делу. А с другой стороны, как разведчик о разведчике, они его понимали. Артур Николсон всё же был достоин уважения, его родители и родственники могут гордиться им, ведь он отдал свою жизнь за свою родину, пусть даже в другой стране.

Тело майора перевезли в наш госпиталь в Потсдаме и после вскрытия передали американцам на мосту Глиникер-брюкке через Хафель-канал в Западный Берлин, так называемый "мост шпионов" Мост знаменит тем, что на этом же мосту в начале шестидесятых состоялся обмен нашего разведчика-нелегала Абеля, провалившегося в США, на сбитого 1 мая 1960г. над Уралом пилота самолёта-шпиона У-2 Гарри Пауэрса. Кстати, в тюрьме Шпандау была неписанная традиция: во время смены американцами советского караула (это бывало 1 апреля, 1 августа и 1 декабря), когда американский караульный поднимался на вышку менять советского часового, они обязательно обменивались рукопожатием. Так вот после гибели Николсона американцы перестали подавать руки нашим.

Все Иностранные Военные Миссии Связи прекратили своё существование в 1994г. с выводом российских войск с территории Германии.
Tags: Война и немцы, Шпионские страсти
Subscribe

  • Олег Дивов на Линии

    Почему Россия отказалась от нескольких миллионов русскоговорящих полицаев и когда мы вступим в игру против Украины, расшифровывал между строк в…

  • Едут, едут!!

    ВМС Великобритании вывели из эксплуатации корабль противоминной обороны HMS Blyth класса Sandown, который передадут на вооружение украинским…

  • Зато воны гарно скачут. Бачу, що не москали!

    Киев, 20 июля. Почти 20% украинских абитуриентов завалили внешнее независимое оценивание (ВНО) по истории государства. Руководитель Украинского…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment