Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Смерть украиньця

МЕРТЬ УКРАИНЦА

Всеволод Емелин

Арбайтер, арбайтер, маляр-штукатур,
Подносчик неструганных досок
Скажи мне, когда у тебя перекур?
Задам тебе пару вопросов.

Скажи мне арбайтер, сын вольных степей,
Зачем ты собрался в дорогу?
Зачем ты за горстку кацапских рублей
Здесь робишь уси понемногу,

Сантехнику ладишь, мешаешь бетон,
Кладёшь разноцветную плитку?
Зачем на рабочий сменял комбиньзон
Расшитую антисемитку?

Скитаешься ты в чужедальних краях,
По северной хлюпаешь грязи.
Ужель затупился в великих боях
Трезубец Владимира князя?

Не здесь же где щепки, леса, гаражи
Тараса Шевченко папаха лежит?

Ты предал заветы седой старины,
Не вьются уж по ветру чубы.
Не свитки на вас, даже не жупаны,
Усы не свисают на губы.

О чём под бандуру поют старики?
Почто с москалями на битву
Не строят полки свои сечевики
Под прапором жовто-блакитным?

Где ваши вожди, что блестя сединой,
Пируют на вольном просторе?
Шуршат шаровары на них шириной
С весёлое Чёрное море.

Щиты прибивают к Царьградским вратам,
Эпистолы пишут султанам
Хмельницкий Богдан и Бендера Степан,
Другие паны-атаманы?

Где хлопцы из прежних лихих куреней
В заломленных набок папахах,
Гроза кровопивцев жидов-корчмарей,
Гроза янычаров и ляхов?

Ты скажешь, что в этом не ваша вина,
Но ты не уйдёшь от ответа.
Скажи, где УНА? Нет УНА ни хрена!
УНСО налицо тоже нету.

Он медлит с ответом мечтатель-хохол,
Он делает взгляд удивлённый,
И вдруг по стене он сползает на пол,
Сырой, непокрытый, бетонный.

– Оставь меня, брат, я смертельно устал,
Во рту вкус цветного металла,
Знать злая горилка завода “Кристалл”
Меня наконец доконала.

Раствора я больше не в силах мешать, –
Успел прошептать он бригаде, –
Лопату в руках мне уж не удержать,
Простите меня, Бога ради.

Последняя судорога резко свела
Его бездыханное тело,
Как птицу ту, что к середине Днепра
Летела, да не долетела.

Не пел панихиду раскормленный поп,
Не тлел росный ладан в кадиле,
Запаянный наглухо цинковый гроб
В товарный вагон погрузили.

В могилу унёс он ответ мне. Увы…
Открыли объект к юбилею Москвы.

Всё было как надо –
Фуршет, торжество.
Там фирма “Гренада”
Теперь, ООО.

У входа охрана
Взошла на посты.
Шуршат бизнес-планы,
Блестят прайс-листы.

И принтер жужжит
На зеркальном столе,
Не надо тужить
О несчастном хохле,

Не надо, не надо,
Не надо, друзья.
“Гренада”, “Гренада”,
“Гренада” моя…

… И только ночами,
Когда кабаки
В безбрежной печали
Зажгут маяки,

И сумрак угарный
Висит над Москвой,
Украинки гарны
Встают вдоль Тверской,

Охранник суровый
Отложит свой ствол,
Из тьмы коридоров
Выходит хохол.

Суров он и мрачен,
И страшен на вид,
Он – полупрозрачен,
Проводкой искрит.

Он хладен, как лёд,
Бледен, как серебро,
И песню поёт
Про широкий Днiпро,

И фосфором светит.
И пахнет озон.
Пугает до смерти
Секьюрити он.
Tags: Культур-мультур
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments