Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Российская Империя. Тюрьма народа. Русского.


Мой обзор был бы не полон, если я не коснулся бы животрепещущего и, вместе с тем, весьма щекотливого вопроса. Я далек от мысли пропагандировать полное изъятие инородцев из состава служащих на русских железных дорогах, но на все есть меpa.
Нельзя же у нас в России, в нашей собственной стране, отдавать в руки инородцев полное управление русских железных дорог. Ведь поляки у себя в Привислинском крае на дорогах польских не допускают служения русских: а если и допускают, то ничтожные единицы и то исключительно полякующих, говорящих по-польски и отнюдь не проявляющих русских национальных взглядов.
Например, на Варшавско-Венской дороге, принадлежащей русской казне и отданной в аренду польскому обществу, в правлении дороги нет ни единого русского, а в управлении только один директор, и то обязательный по требованию министерства путей сообщения, как пользующийся правами правительственного инспектора. Есть ли у нас в России хотя одна дорога, на которой не было бы поляков-служащих? Если бы мы платили полякам тою же монетою, которой они платят нам, то не должны были бы вовсе допускать поляков на русские дороги.
Ведь наши сибирские дороги заполонены сплошь поляками, ненавидящими все русское, хотя они и строят свое благополучие и благосостояние на русской почве и русскими деньгами.
Если признавать равноправие народов, то на каком же основании страдающей стороной является народность, создавшая Россию, народ-хозяин, а не гость, злом плативший за наше широкое гостеприимство, вечно вкладывающий палки в наши колеса и мечтающий о мести за отчизну.
На дорогах, на которых начальник дороги поляк, русским приходится играть не только второстепенную роль, но и угнетенную; все лучшие места заняты поляками, исключая начальников служб, которые назначаются самим министром, да и то начальнику дороги зачастую удается, под сурдинку, провести на эти должности своих же поляков. Начальник дороги - поляк отгоняет свое доверие к землякам и недоверие к русским, что еще более отягчает положение русских. Стоит только одному поляку пройти в начальники какого-нибудь отдела, как через два, много три года, в нем окажется польская справа.
По правде сказать, завидное свойство поляков, тянуть друг друга, стоять один за другого и быть постоянно в полной солидарности между собой. К глубокому сожалению, ничего подобного нет у нашего брата русского; у инородцевъ - солидарность, у нас - антагонизм; потому-то мы так легко и поддаемся засилию их.
Русский начальник - интернационал. У него все нацональности равны: немцы, поляки, татары, армяне - это все русские в его глазах и скорее всего он благоволит к тем же полякам, которые обладаютъ особой способностью угодить кому нужно не своею деловитостью, а умением затронуть corde sensible своего начальника и ловко ему польстить; до этого всякое начальство очень падко.
Они искусно афишируют свою благонадежность, усыпляя бдительность начальства, охотно поддающегося обману. Хотя в среде железнодорожных служащих польского происхождения, а также в среде инженеровъ - поляков есть много очень дельных и полезных людей, но чтобы вообще поляки были особенно выдающиеся по способностям и деловитости - этого сказать нельзя. Средний служащий поляк, по моему, обладаетъ меньшею деловитостью, чем русский, зато он мастер себя рекламировать и втирать очки.
Что касается русских немцев, то сравнительно с поляками, их значительно меньше, и все-таки они не так крепко держатся друг друга, и не составляют такой сплоченной массы, как поляки. Обыкновенно они держатся ближе к полякам, чем к русским и часто действуют заодно с ними, особенно когда затронут какой-нибудь национальный русский вопрос.
По отношению к добросовестности, инородцы вообще не зарекомендовали себя в массе с лучшей стороны, чем русские, но зато в каких-нибудь единичных мошеннических проделках их работа всегда чище русской, вследствие этого они реже попадаются и предусмотрительно выгораживают себя, подводя русскихъ, которые часто действуют под их же влиянием и по их же программе.
Стоит только вспомнить массовые хищения на сибирских дорогах во время войны, чтобы должным образом оценить нравственность поляков в частности и инородцев в общем. Деятельность инородцев во время забастовок ясно указывает, что мы должны ожидать отъ них.
Нынешнее министерство, по-видимому, изъявляет поползновение поосвободить дороги от засилия иноземцев; если это удастся сделать, то оно заслужит большую признательность русского железнодорожного элемента, которому становится тяжеловато выносить иноплеменное иго на собственных плечах. Пора нам, русским, стать хозяевами своего собственного дела! Место инородцевъ - быть последней спицей в русской колеснице. [...]

Н.П.Верховской. Фото из архива его внука.Н.П. Верховской,
прослужил на частных и казенных железных дорогах
Российской империи 38 лет своей жизни, дойдя в должностном
росте до начальника службы движения железной дороги.
Tags: История и современность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment