Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Вынесено из комментариев

Мой дед рассказывал о раннем (до 12 лет) детстве в 1950-х годах в деревне Липецкой области.

Летом подъем в 5.30 утра. Мать вручает ему огромный бидон со свежим молоком - иди в город, продавай! Город (Чаплыгин, онж е бывший Ранебург) в нескольких километрах, куда топать по бездорожью пешком. Там надо успеть обойти до восьми утра всех покупателей (были постоянные клиенты, кто молоко покупал), получить деньги за проданное молоко и успеть занять очередь за хлебом. К восьми утра приезжал грузовик в определенное место, откуда стягивались люди из ближайших селений.
Стоять в очереди часок-другой. Получить кучу хлебных "кирпичей" (порой из серой, обойной муки) и нести их домой. В семью, где кроме родителей и стареньких бабушек еще семеро братьев и сестер. Дед говорил, это самые мучительные моменты - ты уже несколько часов на ногах, голодный до жути, от мягкого хлеба исходит дивный аромат, и так и жаждешь оторвать краюху или хоть корочку. Но нельзя - дома за такое за уши выдерут.
Приносишь домой хлеб, там родители днем отмерят от буханок равные на всех куски, разделят. Каждому по одному куску. Если очень повезет - два. Съешь его на обед с картошкой, и всё. Дальше хоть лбом о стенку бейся, но хлеба не будет до завтра.
А на следующий день опять вставать и разносить гребанное молоко и стоять за хлебом в очереди. Только дед это делал до тех пор, пока 16 не исполнилось. Ибо старшие братья/сестры уже работают, а младшие рока еще слишком малы для таких дел.

Потом армия. Полигон Капустин Яр. Кормежка настолько охрененная, что солдаты лазают по ночам на чердаки казарм, ловят там голубей, зажаривают на чем-нибудь втихаря и жрут. Когда деда спрашивал, охота ли ему назад, в 50-е и 60-е, мотал головой и громко восклицал: "НИ ЗА ЧТО!".

То же самое - отец. Родился в начале 1960-х, детство и юность пришлись на 1970-е и 1980-е. В "эпоху позднего Брежнева" сбежал из родной деревни в Рязань, там жил почти три года в общаге, полной народу. Молодые (а также не очень молодые и совсем не молодые) пролетарии жили в мечтах о собственной жилплощади, но у кого-то очередь годами тянется, а кому-то в верхах вообще сказали: "Тебя же есть койко-место, чё ты недоволен?!". Поняв, что в этом городе ему не светит, отец удрал в Москву, устроился на АЗЛК и несколько лет пахал там в сборочном цехе, где "Москвичи-2141" собирали вручную, и где каждую неделю кто-то из рабочих оставался без пальцев или ступней. Туда его направили, чтобы отработал выделенную ему однушку в панельном доме в районе Марьино - самой жопной жопе мира (на тот момент), где не так далеко капотненский НПЗ. Говорил, что каждый день шел как на войну, не зная, выйдет ли с проходной живым-здоровым или инвалидом. Тоже говорит: "Чтоб еще раз в это самое окунаться - да е*ать его в рот, такую жизнь!".
bogomol91
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments