Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Ебучие троцкисты

По меткому замечанию С. В. Волкова, в советской России

"человек в золотых погонах надолго сделался символом и воплощением абсолютного зла"




Постановление ЦИК и СНК СССР от 22 сентября 1935 года о введении для командиров РККА персональных воинских званий многих из этих командиров просто убило: «опять пошла офицерщина, как и в старое время»... Большинство возмущавшихся не хотело походить именно на русских офицеров; не случайно больше всего неприятия вызвали те из введённых званий, которые совпадали с названиями чинов русской армии — «полковник» и «капитан». (Досталось и «лейтенанту»: многие не забыли и о чинах русского флота.) Политработники и особисты повсеместно фиксировали высказывания вроде таких:

«Я с 1918 года дрался с этими разными полковниками, майорами и капитанами, а теперь сам им буду называться... это никак не лезет в мою голову» (командир роты 221-го стрелкового полка)

«Я не понимаю, как это меня боец будет называть капитаном. Я же боролся против генералов и капитанов, а теперь — пожалуйста» (командир батареи Голубев)

«Я раньше ненавидел капитанов, боролся против них, а теперь самого сделали капитаном» (командир артдивизиона Загуба)

«В 1920 году мне приходилось десятками расстреливать полковников и лейтенантов, а теперь самому пришлось стать лейтенантом» (командир курсантского взвода Данилов)

«Со званием лейтенанта и полковника связано гнусное прошлое, я в прошлом сам убил полковника» (инженер-механик флота Логинов). Помощник командира 51-го артиллерийского полка Садовой, сетуя, что «раньше» он «брал на штыки всяких полковников и майоров, а теперь приходится видеть полковника каждый день», и вовсе «ругался матом»

Некоторые из «товарищей командиров» вообще восприняли введение званий как личное оскорбление. «Я не могу смириться с этим званием, что угодно, только не капитан и полковник», — рвал и метал, например, командир эскадрона Тесля.

«Я не офицер, чтобы носить это позорное звание», — негодовал потенциальный лейтенант, комвзвода Саркисян,

командир батальона Поляков, когда его назвали майором, выругался матом и сказал: «Меня называйте только комбатом, я никаких майоров не признаю».

«Название «полковник» — это что-то оскорбительное», — вторил им комроты Марков.

Оскорблённым ощущал себя и работник райвоенкомата Стародедко: «Просто не верится, чтобы в Красной Армии были полковники, генералы и др., стыдно как-то такие названия выговаривать...»

«Если меня назовут лейтенантом, дам в морду кому угодно», — угрожал комвзвода Лозовский.

«Ну, теперь надо идти в колхоз, — заявил командир артдивизиона Галинский, — раньше мы этих майоров и капитанов к стенке ставили, а теперь я сам буду называться капитаном».

«Где же тогда завоевания Октября, я не выдержу, подам рапорт об увольнении из армии».

Командир батареи Бильцевич готов был возобновить Гражданскую войну: «Я раньше всей душой ненавидел полковников и теперь, кто бы ни был полковником, его буду ненавидеть».

А начальник химслужбы 191-го стрелкового полка Резник отозвался об указе так: «Наверное, это директива не Советского правительства, а Гитлера»

«Полковники били наших отцов, а теперь мы своих командиров называем этими названиями», — сетовал курсант полковой школы Васильев.

«Да как же это я буду оскорблять своего родного командира — называть его лейтенантом, — недоумевал курсант школы младших авиаспециалистов Синявин, — да я уж лучше обойду его стороной, чтобы не оскорблять».

«Если бы бойцы, лёгшие костями под Перекопом, встали и узнали об этих чинах, они с горя опять легли бы», — кладовщик военного склада № 228 Жук

командир отделения с минного заградителя «Сергей Киров» Дмитриев совсем распалился: «Если прикажут называть «господин лейтенант», то я из армии убегу»

«Ввели чины — введут и погоны» (красноармеец Будинов)

«Теперь надо ожидать, что правительство постановит командира называть «господином», а там и до введения погон недалеко» (комроты Быков)

«Осталось нацепить погоны, старшин назвать фельдфебелем, кр[асноармей]ца солдатом» (курсант полковой школы Редукин). «Фокстрот разучиваем, чины вводят, скоро дамам ручки целовать будем», — ехидничал младший авиатехник Ильющенко

«А насчёт царей ещё ничего не слышно?» — иронизировал слушатель Военно-морской академии Арсений Головко (будущий командующий Северным флотом).

Курсант же школы эскадрона связи 6-й кавалерийской дивизии Кулешов был удручён уже всерьёз: «Наверное, идём к фашизму»
А потом был славный 1937 год и Великое Очищение РККА.
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments