Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

О недобитых и недорезанных буржуях...



Посёлок Расторгуево: "Стол сервировался фамильным серебром и кузнецовским фарфором"
Загадочные пожилые дамы, как будто попавшие на современную улицу из других времен - пожелтевшие кружева, вуаль, старомодное платье. Но мимолётными эти видения были не для всех: читательницы "Московских историй" рассказывают о всамделишных графинях, баронессах и бабушках, поющих вместо колыбельной "Гаудеамус" на чистом латинском языке.


Ирина Жежерун

У моей подруги Ляльки одна бабушка была из баронов фон Шлегер, другая - из графов Елагиных. Та, что баронесса, после революции вышла замуж за коммуниста, директора совхоза, сама преподавала в техникуме, доцент. Помню их роскошный загородный дом в Расторгуеве (Видное), двухэтажный, с центральным отоплением, с гостиной-столовой, выходящей через небольшую террасу в сад.

Все абажуры в доме хозяйка делала своими руками, отказываясь признавать возможность замены старинных светильников на современные, так же обновлялась обивка стульев с резными спинками и глубокого кресла, кажется, викторианской эпохи. Мебель в доме была из ореха, изготовленная ещё крепостными. Роскошный резной буфет мы с Лялькой тестировали: наливали в ящики, сделанные без единого гвоздя, воду, и она не вытекала! В центре гостиной стоял большой обеденный стол, который по праздникам сервировался фамильным серебром и столовым сервизом Кузнецовского фарфора, там были блюда невероятного размера - на поросят и прочую живность и дичь, сам сервиз на несколько десятков персон. За столом велись беседы, к середине трапезы звучащие почти полностью по-французски. Потом - лото, шарады или карты. Лялькин папа садился за фортепиано...

Елена Мельникова

У жены папиного друга, тёти Али, была замечательная мама. У них на даче был волшебный сад: сладкая-сладкая вишня и черешня, разноцветные малина и смородина, жасмины разной махровости, настоящее ореховое дерево с живой белкой, но - самое главное - розы. Мама тёти Али работала в саду в перстнях и шляпке. Я раз увидела, как она гладила колючий розовый куст, а на пальцах переливались разноцветные камни. Ещё у неё была мальтийская болонка с розовой мордой и голубым бантиком в кудрях, предыдущая болонка в виде чучела жила на шкафу. По вечерам к ним на преферанс приходила соседка с болтливым жёлто-синим попугаем. До революции у них был литературный салон и приходил читать стихи Сергей Есенин.

Елена Горская

Однажды бабушка взяла меня с собой в гости к графиням Лялиным. Она училась с ними в Смольном институте благородных девиц, знала латынь и вместо колыбельных пела мне "Гаудеамус" - до сих пор помню, хотя так ни слова и не поняла.

Их было две сестры — старые девы и старообрядки. Видимо, дело происходило на Пасху. Бабушка с графинями пили чай. Мне чаю не предложили, посадили на стул рядом с буфетом и не велели ничего трогать руками. Полагаю, из-за того, что я не крещеная. Хорошо хоть головой можно было вертеть. На буфете рядом со мной стояло серебряное блюдо с крашенными яйцами. Покрашены они были совершенно невероятно. Просто произведения искусства. Мне страстно хотелось их рассмотреть поближе и потрогать — но нельзя! На прощание хозяйки подарили мне яйцо, окрашенное луковой шелухой в красный цвет. Как же было обидно.
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments