Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Жизнь в Чи-Чи-Чи-Пи: позор и унижение


«Когда наш советский авиалайнер спускался на чужую землю, из него вываливалась ватага, всем своим видом напоминавшая цыганский табор.

Мешки, сумки, набитые до отказа кастрюлями электроплитами, продуктами, сухарями, консервами и прочим, вплоть до картошки» - вспоминала Галина Вишневская.

Сегодня кажется странным, что труппа главного театра СССР везла с собой на гастроли кухонную технику и продукты. Но тогда это была общая практика, для всех московских театров.

Все дело было в суточных - настолько ничтожных, что их прозвали «шуточные». А ведь те, кто смог вырваться за железный занавес, должны были на эти деньги одеть, обуть и обеспечить всю семью на поколения вперед, чтобы еще и внукам осталось.

Так что неудивительно, когда в 1969 году из отеля недалеко от Гранд-опера, где поселили труппу Большого, через несколько дней сбежали все постояльцы. Когда в сеть одновременно врубалось 400 электроплиток, гостиница мгновенно погружалась во мрак. Впечатлительные французы думали, что началась война.
Проблему пытались решить, но с переменным успехом.

В подвале театра для участников гастролей организовали что-то вроде походной кухни. С большим трудом нашли повара, который бы согласился наполнять желудки 400 человек 2 раза в день за мизерную, по меркам Франции, цену.

Беда только в том, что даже эти несчастные 5 долларов в день составляли половину «шуточных» актеров. Настоящее разорение! При том, что выглядел обед, по словам Вишневской, как в столовке для безработных и бездомных – на столах горы хлеба и огромные миски супа.

Еще хуже обстояло дело у артистов балета. А ведь они тратят за одно выступление энергию, равную поднятию 100-килограммовой штанги.

«Стали обыденными голодные обмороки. Даже на сцене, во время спектаклей. «Мы – театр теней», - потешали себя артисты.

Хитрющий Юрок тотчас смекнул – эдак недотянут московские артисты до финиша гастролей. Стал кормить труппу бесплатными обедами.

Дело сразу пошло на лад. Щеки зарозовелись, скулы порасправились, все споро затанцевали. Успех!» (Майя Плисецкая)
Для пущей экономии еду готовили прямо в гостиничных номерах. Майя Михайловна со свойственной ей иронией вспоминает:

«Гостиничные номер Америк, Англий превращались в кухни. Шла готовка, варка. По коридорам фешенебельных отелей сладко тянуло пищевым дымком.

Запах консервированного горохового супа настигал повсюду надушенных «Шанелью» и «Диором» тутошних леди и джентльменов. Советские артисты приехали!»

К концу гастролей, когда иссякали запасы продуктов с Родины, особым успехом пользовалась местная еда для кошек и собак.
«Сил после звериной пищи – навалом… Дешево и богато витаминами. Между двух стиснутых утюгов аппетитно жарили собачьи бифштексы. В ванной в кипятке варили сосиски.»

Каждый суточный доллар был на строжайшем счету. Один из коллег Плисецкой ответил ей как-то на предложение пойти перекусить в кафе: «Не могу, кусок застревает. Ем салат, а чувствую, что дожевываю ботинок сына».
Особенный стыд испытывала Майя Михайловна во время «саранчовой вакханалии» (ее термин) – шведского стола. В течение нескольких минут съедалось, выпивалось и сметалось все подчистую.

Выживание в условиях «дикого Запада» требовало настоящего профессионализма. Так, в Театре сатиры непререкаемым авторитетом в этом смысле пользовался Спартак Мишулин.

Его фирменным «гастрольным» блюдом была уха.

«В отеле «Эельвейс», в центре санузла, горел костер. На мраморном полу лежал кусок асбеста (для изоляции), стояла костровая тренога, висел котел, и горящий экономно сухой спирт подогревал булькающее варево.
Рядом находился открыты большой чемодан с исходящим продуктом. Там было все, включая можайское молоко.
Спартак со своим костром прошел многие подмостки мира. Он варил за кулисами Гамбурга, в гримерной Будапешта, на обочине автобана Берлин-Цюрих.» (А. Ширвиндт)
Александр Ширвиндт вспоминает, как на гастролях в Лос-Анджелесе они с коллегами - зажмурившись, как перед прыжком с трамплина - заходили в кафе для бездомных и смело съедали гамбургер с чашечкой мутного кофе.
Все вместе стоило 5 долларов. Главное было не пересчитывать сумму в рубли, а то получалось, что за завтраком ты съел мохеровую кофточку для жены.
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments