Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

«В совершении геройства далее этого идти уже некуда…»



Иессен вышел из Владивостока 30 июля в 6 часов утра и оказался на параллели Пусана 1 августа в 4 часа 35 минут. Здесь произошла встреча русских кораблей с 3-м боевым отрядом Императорского японского флота, состоявшим из четырёх броненосных крейсеров («Идзумо», «Адзума», «Токива» и «Иватэ») под командованием вице-адмирала Хиконодзё Камимуры. Отряд японского адмирала патрулировал Корейский пролив, чтобы перехватывать русские суда, прорывавшиеся с юга, и преградить путь отряду Владивостокских крейсеров.

Тяжелейший бой между русскими и японскими кораблями длился более пяти часов. Японцы превосходили своего противника численно, по боевой мощи и тактической подготовке, однако русские моряки проявили большое мужество и сражались отчаянно. В результате боя сильно повреждённым русским броненосным крейсерам «Россия» и «Громобой» пришлось отойти во Владивосток, а «Рюрик» был затоплен экипажем, исчерпав возможности для сопротивления превосходящим вражеским силам.


Российские корабли вступили в бой с японскими, но в виду очевидного превосходства японцев в огневой мощи было принято решение уводить корабли во Владивосток. Около 5:30 «Рюрик» получил пробоину в корме ниже ватерлинии, снизил скорость и вышел из кильватерного строя. В 6:28 в ответ на запрос флагмана он поднял сигнал: «Руль не действует». «Рюрик», получив несколько японских снарядов в корму, имел затопленными румпельное и рулевое отделения, разбитые рулевые приводы. Попытка восстановить управление сначала увенчалась успехом, но по злосчастному совпадению уже через несколько минут очередной японский снаряд заклинил рулевую лопасть на правый борт, и хотя бы вернуть её в прямое положение уже не удалось. Крейсер пытался удержаться на курсе, сбавляя ход левой машине или даже давая на неё задний ход, но уже не мог поспеть за другими кораблями отряда. Однако считается, что в этой фазе боя именно его 203-мм снаряд нанёс тяжёлые повреждения японскому броненосному крейсеру Ивате (крейсер): попав в каземат 152-мм орудия № 1, он произвёл взрыв «чрезвычайной силы», уничтоживший левую заднюю сторону каземата, выведший из строя 3 152-мм и 1 76-мм орудия правого борта и убивший 40 человек команды. По приказу адмирала Иессена «Россия» и «Громобой» неоднократно предпринимали попытки прикрыть крейсер, оттеснить японские корабли от «Рюрика» и отвлечь огонь на себя, но в результате под сильным огнём японцев, с большими повреждениями и жертвами среди членов команд, были вынуждены уйти от места боя. В 8:20 на флагмане решают идти на Владивосток, оттягивая японские броненосные крейсера на себя, в надежде, что «Рюрик» сможет отбиться от лёгких бронепалубных крейсеров, исправить повреждения и самостоятельно продолжить плавание, дойти до Владивостока или хотя бы выброситься на корейский берег. Ушедшие корабли преследовались японцами, но когда у тех стали заканчиваться снаряды, в 10:04 Камимура приказал повернуть назад.

В бою с лёгкими японскими крейсерами «Рюрик», лишившийся рулевого управления, маневрировал, варьируя обороты левой и правой машин, что позволяло менять скорость и радиус циркуляции. Поскольку огонь крейсера существенно ослаб, японские корабли сблизились с «Рюриком», продолжая методично его добивать. В это время русский крейсер, резко увеличив ход, на очередной циркуляции попытался протаранить один из неприятельских кораблей, одновременно выпустив по второму торпеду из последнего исправного торпедного аппарата. Уклонившись от этих манёвров, японские крейсера отошли на дальнюю дистанцию и больше не предпринимали попыток сближения, пока «Рюрик» не начал тонуть. Это был один из единичных в истории случаев применения крупным надводным кораблём в реальном бою торпедного вооружения, как и один из последних случаев попытки боевого тарана крупным кораблём с использованием специально для этой цели делавшегося подводного носового «таранного выступа». Тем не менее, артиллерийский огонь «Рюрика» нанёс небольшие повреждения крейсеру Нанива (крейсер) (попадание 152-мм снаряда в щит орудия № 4, убито 2, ранено 4 человека) и крейсеру Такачихо (крейсер) (120-мм снаряд попал в кормовую часть, ранив 11 человек).

Командир (капитан 1-го ранга) Евгений Александрович Трусов и старший офицер были смертельно ранены в самом начале боя. Из 22 офицеров убиты и умерли от ран 6, ранено 9, остались невредимыми 7. Из 800 человек команды 200 было убитых, раненых тяжело и легко 278. К моменту окончания пятичасового боя в живых на «Рюрике» из старших офицеров остался только один лейтенант Иванов 13-й (по принятой тогда в российском флоте нумерации однофамильцев), из вооружения в строю осталось всего одно 47-мм орудие, расстрелявшее весь боезапас. Возвращавшийся с основными силами Адмирал Камимура ждал капитуляции «Рюрика», о чём японские корабли несколько раз подавали сигналы. Убедившись, что все средства сопротивления исчерпаны, Иванов-Тринадцатый отдал приказ уничтожить крейсер. Поскольку подрывные заряды оказались повреждёнными, были открыты кингстоны. Корма крейсера понемногу погружалась в воду; в 10:20 крен усилился, и крейсер опрокинулся на левый борт, на мгновение обнажился таран и в 10:42 крейсер окончательно затонул неподалёку от острова Ульсан.

Переживший бой судовой священник «Рюрика» иеромонах Алексий в своём интервью петербургским газетам описал действия экипажа крейсера словами: «В совершении геройства далее этого идти уже некуда…» Тогда же наместник императора на Дальнем Востоке адмирал Е.И. Алексеев сказал, что подвиг «Рюрика» «много выше Варяжского».
Tags: Русский Герой
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments