Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Марксизм и Христианство

Одно из удивительных явлений, которые можно наблюдать в наши дни, состоит в возрождении марксизма - и даже его инфильтрации в Церковь. Люди уже говорят о том, что этика Господа Иисуса, по существу, состояла обличении угнетателей и в сочувствии к угнетенным - так что марксистский проект (в разных его формах), на самом деле и был воплощением христианства. Пожалуй, стоит объяснить, почему это не так

Трудно было вообразить, что после того, как грандиозный советский эксперимент окончился неудачей, и в России - как и, еще раньше, в Китае - водворился капитализм, социалистические идеи вновь обретут популярность. Однако прямо сейчас мы наблюдаем возрождение марксизма - причем, поразительным образом, в США, где социалистические лозунги приобретают все большую популярность. Конечно, он отличается от марксизма-ленинизма советской эпохи - при всем явном почтении, которое американские Воины Социальной Справедливости питают к В.И. Ленину, он больше связан с "культурным марксизмом" франкфуртской школы, который видел двигатель прогресса не в пролетариате, а в интеллигенции и угнетенных и маргинализированных меньшинствах.

Несомненное влияние марксизма можно видеть, например, в официальном документе Константинопольского Патриархата "За жизнь мира. На пути к социальному этосу Православной Церкви", о котором "Радонеж" уже писал, и в менее официальных публикациях на западных православных сайтах, ссылки на которые можно увидеть, например, здесь.

У нас, в России марксизм тоже набирает симпатии - но по другой причине. В отличие от американцев, не знавших прелестей социализма, мы знаем его очень хорошо - и нуждаемся в каком-то осмыслении этого трагического опыта нашей национальной истории.

А один из способов переживания травмы - личной или коллективной - это объявить ее чем-то, на самом деле, хорошим, предметом гордости и прославления. Как человек, которого истязали в детстве, может говорить "а зато я человеком вырос, не то, что вы, слабаки".

Опыт такого рода есть, например, у Франции - опыт революции, чудовищной междоусобной резни, "франко-французского геноцида", который надолго разорил богатейшую страну Европы, был успешно героизирован, прославлен, и даже поставлен всему остальному человечеству в пример - пример, которому наши революционеры старательно последовали.

У нас, пытаясь как-то выстроить свою национальную идентичность люди пытаются быть одновременно православными и марксистами-ленинцами, прославлять и Сталина, и мучеников, убитых в его правление. Получается постмодернистская каша в голове - как у бывшего схиигумена Сергия - но увы, людей (и у нас, и в США) обычно меньше всего волнует продуманность и последовательность их взглядов.

Но стоит уточнить, что именно мы называем марксистским влиянием. Речь идет не о том, насколько государство должно вмешиваться в экономику и перераспределять доходы - это вопрос экономический, а не религиозный или нравственный, и в реальности государство находит какой-то баланс между свободным рынком и регулированием. Проблемы религиозного и нравственного характера возникают, когда мы сталкиваемся с марксизмом как с системой нравственных оценок, которая принципиально отличается от христианской - хотя очень легко усваивает христианскую терминологию.

Эта терминология только маскирует фундаментальные отличия, связанные с принципиально разным пониманием спасения и нравственного долга в христианстве и марксизме.

С христианской точки зрения для вечной жизни созданы люди, именно они - каждый из них - обладают наивысшей ценностью. Человек вечен - в отличие от стран и цивилизаций, государств и социально-экономических систем. Личное спасение конкретного человека через покаяние, веру и послушание Богу важнее, чем что бы то ни было еще. Как говорит Господь "какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?" (Матф.16:26)

В этой системе координат, если для построения светлого царства социализма нужно совершить личный грех, угрожающий вашему вечному спасению, то надо пренебречь социализмом - как и всем миром - и позаботиться о своей бессмертной душе. Человек несет личную ответственность перед Богом за решения, которые он принимает, и которые, в конце концов, приводят его в рай или в ад. Спасение носит личный, сверхъестественный и эсхатологический характер - в полноте мы обретаем его в жизни будущего века.

Марксизм видит ответственность человека принципиально иначе. Цель мировой истории - царство земной справедливости, которое устанавливается коллективными действиями людей; спасение носит коллективный, политический и посюсторонний характер.

Человек обретает смысл и оправдание своей жизни, участвуя в коллективных действиях по достижению грядущего царства добра и справедливости. Люди по умолчанию конечны - и могут найти смысл своей деятельности только в чем-то большем, чем они сами - "пускай нам общим памятником будет построенный в боях социализм".

Совершенно по-разному видится и проблема зла. С христианской точки зрения "все согрешили и лишены славы Божией" (Рим.3:23), а Христос приходит спасти людей своих "от грехов их" (Матф.1:21). Покаяние предполагает, что борьба со злом начинается с борьбы со злом в собственном, лукавом и крайне испорченном сердце. Христианин видит себя грешником, спасаемым благодатью Божией.

С марксистской точки зрения зло находится где-то вне борца за справедливость и лучшее будущее - в алчных корпорациях, бессовестных банкирах, мракобесных церковниках, к которым, говоря о современном изводе марксизма, добавляются "расисты", "гомофобы", "трансфобы" и другие возмутительно плохие люди, bigot'ы, которым Воин Социальной Справедливости противостоит как злу безусловно внешнему.

Мир делится на угнетенных и угнетателей, и преодоление его зол и бед является результатом борьбы угнетенных за свои права. Именно это является основой для любых этических оценок, так что любые действия угнетенных оправданы, или, по меньшей мере, извинительны.

Существует белый расизм - но вот черного расизма не может быть в принципе, как не может быть "преступлений ненависти", совершаемых представителями меньшинств. Если гопники убивают гомосексуалиста - это "преступление ненависти", потому что жертва принадлежит к "угнетенным". Если гомосексуалист убивает католичку - это никоим образом не преступление ненависти, потому что католики не относятся к "угнетенным". Если хулиган сжигает радужный флаг - его сажают на 15 лет, потому что это "преступление ненависти". Если другие хулиганы поджигают церковь - это не "преступление ненависти", потому что церковники - известные угнетатели.

Более того, если бы какие-то белые экстремисты расписывали стены синагог ругательствами и громили еврейские лавки, это вызвало бы бурное негодование, потому что они были бы представителями "угнетателей"; когда это делают представители "угнетенных", в данном случае, Black Lives Matter, это деликатно игнорируется.

Как деликатно игнорировались и массовые насилия против женщин и девочек в британском Роттерхеме - потому что там насильниками были пакистанцы, то есть представители "угнетенных меньшинств", в то время как насильнику полагается быть представителем угнетателей.

Возмущаться двойными стандартами - значит не понимать сути этого мировоззрения. У В.И.Ленина не было и не могло быть одинаковых стандартов для революционного пролетариата и для буржуазии.

Разумеется, эта этика фундаментально несовместима с христианской и исходит из совершенно другой картины мира - хотя постоянно делаются попытки представить ее как "этику Иисуса", который подчеркнуто любил бедных и возвещал "горе вам, богатые".

Конечно, эти попытки требуют подгонки цитат под чуждый им контекст - проповедь Господа была совсем не о социализме - но они популярны в определенных кругах.

Что важно отметить, они предполагают радикальной пересмотр миссии Церкви. Если сама Церковь исторически видит свою цель в спасении душ для вечности, то марксистская переделка христианства усваивает ей другую цель - борьбу за "социальную справедливость", политический активизм крайне левого характера.

В этом отношении показательна позиция либерального православного богослова Дэвида Бентли Харта. Харт - универсалист, то есть верит во всеобщее спасение. Сейчас в издательстве "Эксмо" готовится к выходу перевод его книги "чтобы все спаслись". В то же время он "христианский социалист", и один из авторов уже упомянутого фанарского документа. Это выглядит связанным - если в итоге все все равно спасутся, то заботу о вечном спасении людей можно отложить как неактуальную, и сосредоточиться на борьбе "за справедливость" с алчными банкирами и международными корпорациями.

У нас люди ностальгирующие по СССР тоже говорят о "справедливости"; исторически это, конечно же, неверно - даже если не говорить о грандиозных преступлениях ленинской и сталинской эпохи, а остановиться на относительно гуманном и вегетарианском брежневском периоде, слово "спецраспределитель" говорит само за себя.

Но принципиально не это. Политический режим в СССР прилагал все усилия, чтобы отвратить людей от веры в Бога, и, следовательно, вечного спасения. Если мы верим вечное спасение, и уже это перекрывает - и обесценивает - те временные блага, которые он предоставлял. Хотя, отметим, и с временными благами социалистическая экономика справлялась не очень хорошо.

Подчеркнем еще раз - христиане могут занимать разные позиции в отношении того, как должна быть устроена экономика, и как можно улучшить положение социальных или этнических групп, которые исторически оказались в неблагоприятном положении. Но быть христианином - значит исходить из в принципе другой картины мира, других представлений о благе и о смысле человеческой жизни, чем те, из которых исходят марксисты. Смешивать две эти картины мира - значит допускать грубую ошибку.

https://radonezh.ru/2020/07/15/vozrozhdenie-marksizma-i-pravoslavnoe-hristianstvo
Tags: Вера православная, Коммунисты и Русский народ
Subscribe

  • Кухарка, управляющая государством.

    Князь провел целых пять лет в Литве. Его посылал царь Иван Васильевич к королю Жигимонту подписать мир на многие лета после бывшей тогда войны. Но…

  • Евро-замполит

    Представим нашего героя: Всеволод Петровский, двадцать восемь лет. Родился в городе Артёмовск Донецкой области в семье врачей, впоследствии…

  • Мрия маленького укроиньця

    Весьмирснами, ага.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment