Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Как юнкер чеченов напугал

В Нижегородском драгунском полку служил один престранный юнкер по фамилии Гаевский. Богатый и с большими связями на Кавказ он попал по совершенно случайному стечению обстоятельств. Он служил юнкером в артиллерийской бригаде в Москве и однажды, когда его бригада стояла на Ходынском поле, отправился к тете в гости. Та, в свою очередь, отправила его в шляпный магазин за какой-то очень модной шляпкой. Юнкер забрал шляпку, но, возвращаясь, попал под сильнейший дождь и, чтобы не промочить ноги, подозвал к себе какого-то мужика, залез на него и приказал перенести через улицу.

А чтобы не помять шляпки, Гаевский надел ее себе на голову. На его беду именно в этот момент показалась коляска начальника лагеря... Прямо с мужицких плеч юнкер (в шляпке) переместился сначала в коляску генерала, потом на Ходынское поле, где был показан построенным по такому случаю войскам, потом на гауптвахту, а а через несколько дней явился жандарм и, пригласив Гаевского сесть в почтовую коляску, повез его на Кавказ в Чир-Юрт к нижегородцам: все, что удалось сделать его родственникам, это упросить генерала отправить Гаевского не в пехотный полк, а к нижегородским драгунам.

Чеченский отряд, в который попал Гаевский, находился в окружении неприятеля, поэтому "сообщения отряда с окрестными пунктами были до того опасны, что производились не иначе, как под охраной пехотных колонн с артиллерией" (Амилахвари).

Юнкер же, из избалованный московской жизнью, быстро заскучал от жизни лагерной и отправился развлечься в Владикавказ, куда отправился один и никого не известив. При этом, "на нем была драгунская куртка с газырями, желтые лезгинские шаровары с широким очкуром и длинными кистями, соломенная шляпа на голове, и красные чевяки на ногах; оружия при нем не было никакого, кроме дубовой ветки, которой он отмахивался от мух" (Амилахвари). В добавок ко всему, свою слишком быструю для него лошадь он поменял "на старого изнуренного Буцефала с накладным хвостом, который двигался вправо и влево, как маятник"
В таком виде, писал Амилахвари, он напоминал скорее Петра Пустынника или Дон Кихота, но только не юнкера Нижегородского драгунского полка. Отъехав от лагеря километров восемь Дон Кихот сей встретил партию чеченцев. Дальше идет рассказ Амилахвари:

"Они (чеченцы - ИО) пустились было на него в карьер, но потом остановились и долго, внимательно рассматривали его, как рассматривает этимолог никогда прежде не попадавшееся ему насекомое; никогда чеченцы не видели на русском такого костюма. Все они хранили сначала глубокое молчание, потом стали перешептываться между собой и сделали ему какой-то вопрос по-чеченски. Гаевский ничего не понял, но сдвинул брови, обозвал их на французском языке невеждами и двинулся дальше. Чеченцы совершенно опешили. Один, по-видимому старший, в белой чалме и в красном халате, накинутом поверх черкески, сделал выразительный жест, приставив палец ко лбу, и отдал какое то приказание. Чеченцы почтительно расступились, и Гаевского до самого Владикавказа никто не тревожил.

Попадались ему, правда, и мелкие шайки и одиночные всадники, но все они при взгляде на него еще издали поспешно сворачивали с дороги и прятались за деревья, откуда долго-долго следили за ним глазами. Потом уже выяснилось, что все они принимали его за душевнобольного, а на этих несчастных чеченцы смотрят с каким-то суеверным страхом, считая их «шихами» т. е. святыми".
(Из записок князя Амилахвари // Кавказский сборник, Том 26. 1907).
Tags: Война.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments