Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Category:

Как кубанцы на дуэль ходили!


Все началось однажды вечером, когда в доме у подполковника Суслова флигель-адъютанты граф Бенкендорф, князь Барятинский и граф Ржевуский, проезжая из Темир-Хан-Шуры (ныне Буйнакск) в крепость Грозную (ныне Грозный), вместе с хозяином организовали партию в вист.

В разгар игры к командиру полка подошел вестовой казак и доложил о прибытии к нему поручика Фридерици. Подполковник, извинившись перед гостями, вышел в другую комнату к прибывшему. Поручик, поклонившись, без каких-либо объяснений попросил немедленно выдать ему 800 рублей.

Удивленный неожиданностью, суммой и, особенно, бесцеремонностью изложения просьбы, Суслов, не отличавшийся особо спокойным нравом, резко объявил поручику, что такой суммы у него нет, а если бы и была, то он бы все равно ее не дал.
- Другими словами, вы мне, подполковник, не доверяете? - спросил поручик.
- Да хотя бы, милостивый государь, и не доверяю! - резко ответил уже раздраженный Суслов.
- В таком случае, это кровное оскорбление, за которое я требую от вас должного удовлетворения! — заявил Фридерици и вышел.

Гости подполковника, слышавшие через полуоткрытые двери диалог командира полка с своим офицером, встретили его возвращение дружным хохотом. Однако самому Суслову было не до смеха. - Вам, господа, хорошо смеяться, Вы завтра спокойно отправитесь в Грозную и вам горя мало, что я поставлен в глупое положение стреляться с этим сумасбродом! - ответил им Суслов.

Далее следует описание В. Полторацкого, составленное по рассказу самого подполковника Суслова, который как-то раз гостил у автора "Воспоминаний".
"Утром, по отъезде гостей, Суслов задумался, кого бы выбрать в секунданты, и решил просить подпоручика Голохвастова, Куринского полка, гостившего в Червленной. Но оказалось, что тот еще раньше был приглашен Фридерици. Суслов потребовал полкового адъютанта Федюшкина, природного казака, но хорошего, исполнительного и очень ему преданного человека. Является Федюшкин в кабинет, папаха в левой руке, правая под козырек, в виде отдания чести.

— Знаете ли вы правила дуэли? — спрашивает Суслов.
— Никак нет, ваше высокоблагородие, ничего такого не знаю-с и не ведаю-с! — не вдруг и очень смущенно отвечал наивный адъютант.
— Как, не знаете, что такое дуэль?
— Ей-Богу, не знаю, ваше высокоблагородие, — еще смущеннее и растеряннее отвечал бедняга.
— Ну, знаете или не знаете, мне все равно, — после минутного колебания решил Суслов. — Слушайте и не переврите! Ступайте сейчас к подпоручику Голохвастову, скажите, что я вас послал, и условьтесь насчет всех пунктов дуэли.

Ни жив, ни мертв, стоял перед ним Федюшкин, не понимая, на яву или во сне слышит он подобное приказание. Но на утро все было приготовлено, как следует; место выбрано уединенное, заросшее кругом густым кустарником. Голохвастов отмерил десять очень широких шагов, зарядил пистолеты и предложил Суслову выбор.

— Ведь условленно было по жребию, так извольте бросать его! — сказал Суслов.
— У меня нет со мною монеты! — шаря в карманах, объявил Голохвастов.
— У меня есть все-с, кроме терпения, — сорвалось у Суслова, и, схватив из кармана полтинник, он высоко бросил его вверх на воздух.
— Орел или решетка? — спросил он.
— Орел! — не совсем спокойным голосом проговорил Фридерици. Он угадал.

— Однако, — рассказывал Суслов, — шансы не за меня, солнце напротив, прямо бьет в глаза, скверно! Но будет, что будет! Снимаю сюртук и в одной рубашке становлюсь на указанный мне пункт, точно школьник, даже совестно стало! Фридерици, также без долмана, уже ждет на месте.
“Раз, два, три!” — отчетливо командует Голохвастов. Соперник мой медленно поднимает пистолет... по направлению мушки вижу — злодей метит прямо в сердце. Минутно даже кровь застыла, вдруг-с пистолет заходил в руке Фридерици, он сам побледнел, задрожал и, уронив на землю смертоносное оружие, исступленным жестом руки указывает на близь меня лежащие кусты.

Оглядываюсь, и что же вижу? В кустах этих блестят четыре винтовочных ствола, направленных прямо в грудь моего противника.
“Что это такое?” — в изумлении вскрикиваю я на Федюшкина.
— Будьте покойны, ваше высродие! — с сияющей улыбкой полнейшего торжества рапортует адъютант.
— Если поручик вас заденет, то они тут же его положат. Я ведь лучших-с стрелков засадил сюда! — самодовольно добавил он.
— Я, конечно, его обругал и прогнал его засаду к черту; тогда Фридерици снова взял пистолет, но, вероятно, под впечатлением вышеизложенного дал промах, а я, не целясь, выстрелив на воздух, вскочил на коня и уехал домой, проклиная себя, Фридерици и пуще всех дурака Федюшкина" (Воспоминания В. А. Полторацкого // Исторический вестник, № 3. 1893).

Для справки: подполковник Александр Алексеевич Суслов (1807 - 1877) вошел в историю Кавказской войны и историю казачества знаменитым "Сусловским делом", имевшим место 24 мая 1846 года (дело под Ак-Булат-Юртом). В ходе этого боя 85 гребенских казаков под его командой, сделав из убитых коней круговой бруствер, в течение двух часов отбивались от атак полутора тысяч конных чеченцев. 4 казака было убито, 42 ранено. Сам А. Суслов не получил ни царапины.
Tags: Война и немцы
Subscribe

  • Савецкая стабильность

    Мотоциклы "Урал" при себестоимости 471 руб. продавались в розницу за 1250 руб. Практически вся хрущевская эпоха состояла из кризисов, почти…

  • Сим объявляется...

    О том, как принималось решение о введении осадного положения, мы узнали из воспоминаний заместителя Главного военного прокурора Николая…

  • Совьетико туристо

    Михаил и Раиса Горбачевы за границей. 1977 год, предположительно Ницца В руках у Миши фотоаппарат "ФЭД и кинокамера "Лантан" с трансфокатором у…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments