Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Category:

Вьется красный делибаш...


Во время одной из стычек с лезгинами внимание русских привлек лихой всадник, который дерзко подскакивал к стрелковой цепи, делал выстрел и уворачивался от залпов стрелков. "Он точно тешился и смеялся над нами.

Конь под ним был замечательный и по красоте и по тем прыжкам, которые он выделывал на всем скаку, да и сам лихой всадник выглядывал поразительным красавцем", - писал В. Антонов. "Он в панцире, он в кольчуге, или черт в человеческой оболочке", — говорили русские стрелки, подкрепляя выстрелы проклятиями.

За джигитом постоянно держался юноша (нукер) на резвом коне, который, однако к стрелкам не подскакивал, а старался все время прикрываться каким-нибудь предметом и не выпускал из вида своего господина. Поскольку Палавандов тоже был лихим наездником и находился в цепи верхом, поединок между ними стал лишь вопросом времени. Начался он, в общем-то вполне стандартно. Вот как описывает его В. Антонов.

"— Эй, ты, голопятый, уходи прочь с моей дороги, убью, пощады не дам, я Мортузали, — кричал всадник Палавандову, вертясь на своем коне, как флюгер, и делая воздушные аллюры.

— Побереги свою голову, свиная туша, — отвечал ему Палавандов, тоже гарцуя на коне и грозя всаднику шашкою.

Еще одна минута, и всадники во весь карьер бросились друг на друга.

Пальба в этой собственно местности приостановилась, все с ужасом и нетерпением смотрели на мчавшихся всадников, в ожидании кровавой драмы, которая должна была сию минуту разыграться и кончиться смертью. Зрелище было поразительное, оно освещалось яркими лучами солнца и видно было, как на ладони.

Мортузали, подскакав к сопернику, поднял коня на дыбы и нанес могучий удар шашкой, но не Палавандову, — этот ловко увернулся, спрыгнув с коня, — а по седлу, прорубив его до основания; такой же могучий удар готовился второй, но Палавандов успел предупредить его, рубнув соперника снизу так, что тот свалился с коня, как сноп; повторенный еще удар покончил все расчеты с лихим и отважным Мортузали" (Антонов В. Эпизоды из Кавказской войны // Исторический вестник, № 6. 1896).

Но тут на Палавандова набросился нукер, не успевший спасти своего господина. Он, "наскочив на Палавандова, взмахнул шашкой над головою его, шашка взвизгнула, блеснула в воздухе и скользнув по всему лезвию сабли Палавандова, отбросилась в сторону; еще момент, и пистолетный выстрел князя сорвал юношу с седла" (Антонов В.).

Мортузали был убит, а вот слуга только ранен. Стрелки подошли к нему и дальше случилось нечто неожиданное:

"— Ваше сиятельство. Этот-то еще живой, да, кажись, он и не того, не лезгин...

— А кто же по-твоему, немец что ли?

— Да больно грудь высока что-то, — отвечал стрелок, расстегивая ворот у раненого.

— Ну, вот, посмотрите, ваше сиятельство, и ожерелье на шее из монет, какой же это лезгин?

Перед Палавандовым действительно лежал истекающий кровью не раненый горец, не нукер, а молодая лет 16-ти, с прелестными очертаниями лица, горянка, черные глаза которой горели лихорадочным огнем; она прижимала к зияющей грудной ране свои руки, что-то говорила, чего-то просила, но лепет ее не был понятен окружающим.

— Крикни носилки для относа ее на перевязку, — заключил Палавандов и, сев на коня, поехал по стрелковой цепи" (Антонов В.). Однако этим дело не окончилось...


Девушка выжила. Как писал В. Антонов, она, страстно влюбленная в Мортузали, бежала к нему от родителя, тоже одного из известных наибов, и долго не могла забыть лихого своего возлюбленного. Но, успокоившись и выздоровев, "помирилась со своим положением, приняла православие и, обладая действительно замечательной красотою, сделала прекрасную партию замужеством. Муж не мог нахвалиться и налюбоваться ею, жаловался только на одну страсть жены, страсть к кровным скаковым лошадям, на которых она, выездив их лично, мчалась по городу, полям и горам. Непогода — снег, метель, ветер, дождь, ничто не останавливало ее, она носилась по окрестностям, как вихрь, желая как бы олицетворить лихого наездника Мортузали" (Антонов В.). До 1854 года в этих скачках компанию ей составлял и Палавандов, который считал ее своей дочерью, но в 1854 году во время войны с турками в сражении при Кюрук-Дара турецкое ядро раздробило ему ногу. В этом же бою погиб князь Шаликов, а сам Антонов был тоже тяжело ранен.
Описан в воспоминаниях В. Антонова, опубликованных в "Историческом вестнике" в 1896 году (Антонов В. Эпизоды из Кавказской войны // Исторический вестник, № 6. 1896)
Tags: Война. Любовь и кровь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment