Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Кличка "Журналист"...


Лев Шварцман поздно пришел к "чекизму", практически в 30 лет, а до этого не без успеха делал карьеру киевского журналиста. Вскоре его заприметили в Москве, и в 1929 году Шварцман окончательно перебирается туда на должность заведующего отделом внутренней информации в газете "Московский комсомолец". С июня 1934 года он уже ответственный секретарь в газете "Рабочая Москва".

Казалось бы, причем здесь НКВД?

Но тогда ни один серьезный журналист не мог избежать тайного сотрудничества с этим пугающим ведомством. Именно так в 1935 году Шварцман и познакомился с Семеном Павловским — сотрудником секретно-политического управления УНКВД по Московской области, который в числе прочих "приглядывал" за издательствами.

Как покажет Павловский позже на допросе, между ними установились "хорошие отношения" и он перетянул в 1936 году Шварцмана на работу в НКВД. Перед этим Шварцман вступил и в ВКП (б).

Буквально за считанные месяцы он делает головокружительную карьеру следователя НКВД...

Если в сентябре 1937 года он простой оперуполномоченный 9-го отделения секретно-политического отдела ГУГБ НКВД, то в ноябре 1938 года Шварцман уже заместитель начальника всей следственной части ГУГБ НКВД! Более того, несмотря на активное участие в "ежовщине", когда за ним закрепилась слава костолома и составителя "нужных" признательных показаний, Шварцман пережил падение Ежова и его кадров, и довольно быстро прильнул к воцарившимся на Лубянке "бериевцам". Он запросто входил без стука в кабинет самого Берия и с ноября 1938 года ассистировал в "важных делах" его близкому подручному Богдану Кобулову.

Именно Шварцман вел резонансные дела театрального режиссера Мейерхольда, писателя Бабеля, журналиста Кольцова, главы комсомола Косарева и многие другие. Почти все они заканчивались расстрелом для обвиняемых, ну а то, как их проводил Шварцман, мы знаем из сохранившегося крика-письма Мейерхольда самому Молотову:

… меня здесь били – больного 65-летнего старика: клали на пол лицом вниз, резиновым жгутом били по пяткам и по спине; когда сидел на стуле, той же резиной били по ногам сверху, с большой силой… В следующие дни, когда эти места ног были залиты обильным внутренним кровоизлиянием, то по этим красно-синим-желтым кровоподтекам снова били этим жгутом, и боль была такая, что, казалось, на больные, чувствительные места ног лили крутой кипяток, я кричал и плакал от боли. Меня били по спине этой резиной, руками меня били по лицу размахами с высоты...

В 1939 году Лев Шварцман принимал активное участие в деле своего опального шефа — Ежова. Вместе с Кобуловым они едва не забили щупленького Ежова до смерти в секретной чекистской Сухановской тюрьме.

В его характеристике в том же 1939 году появляется запись: "Стойкий и преданный коммунист в борьбе с врагами народа".

Именно ему доверили печально знаменитое дело "Штерна-Локтионова", закончившееся расстрелом многих именитых советских авиаторов. В конце войны он будет активно участвовать в подавлении лидеров из "польского правительства в изгнании" и активистов из "Армии Крайова".

В 1946 году Сталин затевает новые масштабные перестановки теперь уже в МГБ, и снова Шварцман сохраняет свой пост в следственной части. Новый глава грозного ведомства Абакумов доверяет ему "деликатные" дела не только в СССР, но и заграницей.

В качестве заместителя следственной части МГБ СССР Шварцман в 1946-50 гг. не один раз выезжал в секретные командировки в страны "социалистичесткого лагеря". Например, в одном лишь 1947 году он успел отметиться и в Болгарии, где помогал проводить процессы против "непонятливых", и в Румынии, куда его пригласили (цитата): "для оказания помощи румынским властям в подготовке судебного процесса по делу Маниу". Румынский националист Маниу скончается позже в тюрьме...

В 1949 году уже лично Сталиным принято решение о направлении следственной группы во главе со Шварцманом в Болгарию, для очередной "помощи" в организации очередного процесса, на этот раз по делу болгарского коммуниста-отступника Трайчо Костова. Несмотря на свои просталинские взгляды, Костов иногда критиковал методы СССР в Болгарии, чем сильно разгневал престарелого советского вождя, который после конфликта с Тито стал более настороженно относиться к вождям из "соцлагеря".

Едва прибыв в Софию, Шварцман практически еженедельно начал отправлять Сталину подробные отчеты о ходе этого дела, которое благодаря ему пошло по классическим канонам знаменитых Московских процессов 30-х гг. Трайчо Костова пытали, избивали, заставили признаться в работе на Тито и британскую разведку, а в декабре 1949 года с ведома Сталина казнили. Кстати, в августе того же 1949 года Шварцмана наградили орденом... Отечественной войны 1 степени.

Но коротка сталинская любовь — и уже в 1951 году Шварцман сам оказывается на нарах в качестве "врага народа"...

Столь крутой поворот в жизни следователя Шварцмана произошел благодаря "делу Абакумова". Сталин, как известно, не очень любил людей, подолгу засиживающихся на своих местах, а потому с легкостью тасовал и сбрасывал любые фигуры в своем окружении, тем более чекистов. Как он сам сказал однажды Игнатьеву, у чекиста в принципе только два пути: на повышение или к стенке.

Так настал черед Абакумова...

Вместе с ним по обыкновению полетели головы и многие заслуженных чекистов, таких как Шварцман или Эйтингон (организовавший для Сталина убийство Троцкого). А так как дело было с откровенным антисемитским душком (официально называлось "Дело о сионистском заговоре в МГБ"), сам Бог велел арестовать чекистов-евреев.

Начались "интенсивные допросы" Шварцмана и Ко...

Будучи опытным сталинским следователем, он сразу понял правила игры и начал писать и подписывать все, что нужно было новым хозяевам Лубянки. Правда, избежать избиений это не помогло, досталось и Шварцману хлебнуть из чаши сией.

Он "признался" в подготовке покушения на Сталина и Маленкова, а также в шпионаже в пользу английской, американской, японской и норвежской разведок. В личном архиве Сталина сохранился отчет нового главы Лубянки Игнатьева, который тот отправил вождю 17 февраля 1953 года. В нем Игнатьев предлагал после короткого процесса расстрелять всех проходящих по делу "Абакумова-Шварцмана". Сталин, которому самому оставалось жить чуть более 10 дней, написал карандашом на документе: "Не мало?". Видимо, вождь хотел значительно расширить рамки этого процесса, пристегнув к нему новых обвиняемых.

Но, 5 марта 1953 года, не приходя в сознание, он скончался на своей Ближней даче после тяжелого инсульта...
Сразу после его кончины Берия энергично принялся пересматривать незавершенные при Сталине дела, многие из них были немедленно прекращены, а обвиняемые по ним выпущены из тюрем.

Но Шварцману не повезло...

Ввиду того, что Абакумов до своего ареста энергично подкапывался под самого Берия, тот решил оставить его под следствием и сделать козлом отпущения за все сталинские преступления. Но в июне 1953 года в тюрьме неожиданно оказывается уже сам Берия.

Кажется, что сейчас дело "Абакумова-Шварцмана" будет прекращено...

Но, нет, партийная верхушка считает, что Абакумов действовал заодно с Берия, и теперь его обвиняют... как активного члена "банды Берия".

В 1954 году Абакумова расстреляют.
Дело Шварцмана выделили в отдельное производство и долгое время не знали, как с ним поступить. В 1955 году, когда Хрущев уже начал активно копаться в сталинских преступлениях, прошла целая волна процессов над самыми одиозными сталинскими чекистами и следователями среднего звена. Так многострадальный Шварцман снова попал в поле зрения уже "оттепельных" следователей. И на этот раз бесповоротно...

3 марта 1955 года на закрытом заседании Военной коллегии Верховного суда его приговорили к расстрелу. Потрясенный, он в тот же день написал прощение о помиловании в Президиум Верховного Совета СССР. Сегодня оно хранится в ГАРФе и читая его, понимаешь, что в то время уже не было бравого опричника Шварцмана, когда-то одним своим видом внушавшего ужас подследственным, но был сломленный и психически неуравновешенный человек.

Есть в его прошении о помиловании и такие странные строки:

...Прошу, однако, если приговор не будет отменен, расстрелять меня выстрелами из огнестрельного оружия пятью разрывными пулями, иначе от одной пули я не умру, от двух или трех — тоже, тем более обычных, а останусь жить и мучиться, а я совсем больной физически, и мук и боли уже не переношу.

В Президиуме Верховного Совета СССР отклонили прошение Шварцмана о помиловании и 13 мая 1955 года его расстреляли. Тело отвезли в крематорий Донского монастыря, сожгли и сбросили прах в Общую могилу № 1, куда до этого сбрасывали прах и всех его жертв: Кольцова, Бабеля, Мейерхольда, Косарева и многих других.


Читатель.Ру



Общая могила № 1 невостребованных прахов на Донском кладбище, куда в годы террора сбрасывали прах высокопоставленных сталинских жертв. Среди 4259 жертв, покоящихся здесь, лежат: Блюхер, Тухачевский, Уборевич, Якир, Рютин, Клычков и многие другие
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Столица Эсесерии

    Московский район Тропарево 1978 г. Автор И. Зотин, РИА Новости. Виктор Терехов В 1977 году я приезжал в гости к моему бывшему однокурснику в…

  • Сталинград: сражение самолюбий

    Военачальники во все времена и во всех армиях не любили друг друга. Амбициозные и властные полководцы (а без этих качеств невозможно ни…

  • Тот самый "Веселый Чекист"

    Первого директора Дальстроя (и по совместительству начальника УСВИТЛАГа) Эдуарда Берзина расстреляли как "врага народа" 1 августа 1938 Военной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

Recent Posts from This Journal

  • Столица Эсесерии

    Московский район Тропарево 1978 г. Автор И. Зотин, РИА Новости. Виктор Терехов В 1977 году я приезжал в гости к моему бывшему однокурснику в…

  • Сталинград: сражение самолюбий

    Военачальники во все времена и во всех армиях не любили друг друга. Амбициозные и властные полководцы (а без этих качеств невозможно ни…

  • Тот самый "Веселый Чекист"

    Первого директора Дальстроя (и по совместительству начальника УСВИТЛАГа) Эдуарда Берзина расстреляли как "врага народа" 1 августа 1938 Военной…