Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Зоя Монроз, не дожившая до Парижа


Будущая героиня этого повествования появилась на свет в 1897 году в семье обрусевшего француза и офицера Русской императорской армии, Николая де Боде. Кадровый офицер, Николай успел повоевать в русско-японской и Первой мировой, имел целых ворох солидных наград.

С детства отец воспитывал Софию как самую настоящую баронессу голубых кровей, при этом девочка, по воспоминаниям членов ее семьи, чуть ли не с раннего детства имела строптивый, властный и шебутной характер.
Позже, характер Софии не смогут подавить даже в знаменитом Институте благородных девиц, который она с отличием закончит в 1914 году. А тут еще Первая мировая...

И совсем неудивительно, что она при первой же возможности сбегает из дома на... фронт к отцу, который не только не отругал дочь, но и помог негласно пристроить ее в разведку! Это при том, что женщины тогда в армии не служили, совсем.

Правда, карьера не заладилась: во время одного из заданий София сломала ногу и была отправлена в Москву на излечение, где и встретила судьбоносный 1917 год.

Вскоре ее имя загремит уже на всю, объятую страшной смутой, Россию...

В мае 1917 года с подачи Керенского в революционной России начали открыто формировать женские военные батальоны. Летом того же года власти пошли еще дальше и логично задумались: если есть женские батальоны, то почему нет женщин-офицеров?

Так, в Александровском военном училище решили провести экспериментальный женский набор на трехмесячные офицерские курсы. Естественно, ускоренные.

Среди этих первых 25 женщин-юнкеров, в основном, выходцев из аристократических и военных семей, оказалась (не могла не оказаться!) и София де Боде.
Осенью 1917 года, в аккурат перед большевистским переворотом, все эти девушки получили при выпуске из Александровского училища звание "прапорщик" и специальность "пулеметчик", фактически став первыми женщинами-офицерами в России.

Вскоре после этого большевики, следуя примеру своих собратьев в Петрограде, начинают осуществлять беспардонный захват власти в городе. Но в отличие от той же северной столицы, в Москве они сразу же столкнулись с яростным вооруженным сопротивлением, движущей силой которого стали восставшие юнкера двух военных училищ.

Так София оказывается в самой гуще судьбоносных исторических событий...

Восстание юнкеров и недельное побоище с большевиками в Москве сделали имя Софии де Боде легендарным. Позже, выжившие очевидцы тех событий будут в один голос вспоминать об ее отчаянной смелости.

Однажды, во время боя у храма Христа Спасителя, большевиками был убит пулеметчик-юнкер. Многочисленные попытки заменить его оборачивались гибелью других юнкеров, так как пулеметная точка хорошо простреливалась. София без промедления бросилась через трупы к пулемету и метким огнем из него обратила большевиков в бегство. В тех боях она получила серьезное ранение в ногу...

Именно в те лихие дни впервые прозвучало словосочетание "Белая гвардия"...
Но силы однозначно были за большевиками, поэтому ни отчаянный героизм, ни энтузиазм, так и не помогли их противникам. Антибольшевистское сопротивление в Москве пало...

Сторонники дальнейшей борьбы с "красными" начинают всеми правдами и неправдами перебираться на Дон, где, по слухам, идет формирование целой Белой армии. Переодевшись "под мальчика", наша героиня с простреленной ногой, на попутных поездах, добирается таки в декабре 1917 до Ростова. В числе нескольких женщин (все тех же выпускниц-прапорщиков) София вступает в Добровольческую армию.

Начинается последний, самый отчаянный и легендарный период в ее жизни...
Как и подобает легенде, о последнем периоде ее жизни до сих пор мало что известно. Но, все белые, пережившие Гражданскую войну и эмигрировавшие на Запад, будут потом вспоминать о ней в своих мемуарах. Одно это наглядно показывает, что девушка была яркая и неординарная.

Например, Николай Львов, один из видных участников Белого движения, описал ее в мемуарах так:

Я хорошо помню её. Молоденькая, красивая девушка с круглым лицом, с круглыми голубыми глазами в своём военном мундире прапорщика казалась нарядным и стройным мальчиком. Дочь русского генерала, воспитанная в военной среде, она не подделывалась под офицера, а усвоила себе все военные приёмы естественно, как если бы она была мужчиной. В круглой меховой шапке, надетой немного набекрень, в высоких лакированных сапогах и в хорошо сшитой военной поддёвке, она не могла не нравиться...
В Добровольческой армии София стала ординарцем в коннице. Помимо отчаянной смелости, она запомнилась и очень жестоким нравом. По воспоминаниям очевидцев, хрупкая девушка была абсолютно беспощадна к большевикам, причем, даже пленным и безоружным.

Публицист Владимир Амфитеатров-Кадашев вспоминал в своих мемуарах о ней:

Очевидцы говорили мне, что нестерпимо жутко было видеть, как к толпе испуганных пленников подскакивала молодая девушка и, не слезая с коня, прицеливалась и на выбор убивала одного за другим. И самое страшное в эти минуты было её лицо: совершенно каменное, спокойное, с холодными грозными глазами...

Б. Суворин, бывший сослуживец Софии по Добровольческой армии, писал:

Это была маленькая хорошенькая барышня, институтка, удравшая на фронт и потом поступившая в Московское юнкерское училище и блестяще кончившая его временные курсы. Кроме смелости, она отличалась и жестокой решимостью, не свойственной женщинам. Как дико было слышать в рассказах этой молоденькой девушки слово "убить". Она и не только говорила...

Позже, участники Белого движения всячески пытались задним числом оправдать ее, ссылаясь на то, что якобы ее брата замучили большевики в Москве, другие писали, что не брата, а отца, и даже всю семью. Но, как полагают многие историки, убедительных фактов об этом нет, и скорее всего, это все те же легенды...

В феврале 1918 года Добровольческая армия под руководством Лавра Корнилова выступает из Ростова в Екатеринодар — в знаменитый "Кубанский поход", который позже войдет в историю под названием "Первого ледяного похода". Для многих, в том числе и для командующего Корнилова, он станет последним.

Станет последним он и для нашей жестокой и отчаянной героини: по иронии судьбы, она погибнет в один день с самим Корниловым!
Кульминацией "Первого кубанского похода" стал штурм Екатеринодара, который вошел в историю, как первое полевое и крупномасштабное сражение Гражданской войны. Штурм осложнялся большим перевесом красных: на 6 тысяч штурмующих "добровольцев" приходилось около 20 тысяч оборонявшихся красных.

Во время одной из атак под Софией де Боде была убита лошадь. По воспоминаниям очевидцев, девушка не растерялась, и с пистолетом наперевес побежала в сторону позиций красных, но в следующее мгновение, сраженная пулей, упала как подкошенная. После боя ее похоронили вместе со всеми павшими в братской могиле. Сегодня это место утеряно.

Ей было всего 20 полных лет.
Источник Читатель.ру
Tags: Белая Гвардия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments