Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Солдат Маша


«Солдата Машу», полное имя которой Мария Леонтьевна Бочкарёва, французы называли русской Жанной д’Арк, британский правитель Георг V снабжал финансами, а американский президент Вудро Вильсон удостаивал частной аудиенции. В начале ХХ века она была весьма популярной личностью, но после Октябрьской революции попала в опалу новой власти, которая не простила ей боевого прошлого.

Дочь крестьянина, рано вышедшая замуж и быстро понявшая невозможность совместного проживания с мужем-алкоголиком Мария, уехавшая как декабристка вслед за любовником бандитом Яковом Буком в Якутск, обладала весьма авантюрным характером.
К моменту начала Первой Мировой войны, разочаровавшаяся в семейной жизни Бочкарёва принимает решение порвать отношения с гражданским мужем и связать свою судьбу с армией. На предложение командира томского резервного батальона вступить в ряды сестёр милосердия, она ответила отказом, настаивая, чтобы её отправили на фронт в качестве вольнонаёмного солдата. Тогда ей с усмешкой посоветовали обратиться за разрешением к императору, что она, впрочем, и сделала, получив утвердительный ответ.
Оказавшись в военном пекле, она в память о возлюбленном взяла себе кличку «Яшка» и наравне с мужчинами бесстрашно бросалась в атаки, вытаскивала с поля боя израненных товарищей, сама получала ранения, но не роптала на новую жизнь.
За доблестную службу к 1917 году «солдат Маша» получила звание старший унтер-офицер и была награждена медалью «За усердие», двумя Георгиевскими медалями 3 и 4 степени и Георгиевским крестом.

Пошатнувшаяся после Февральской революции фронтовая дисциплина удручала жёсткую Бочкарёву, поэтому когда приехавший для поднятия боевого духа солдат Михаил Родзянко, предложил ей съездить в Петроград и провести агитационную работу, она с радостью откликнулась на его просьбу.
На одном из митингов в столице Мария выдвинула дерзкую идею создания уникального для стран батальона смерти, состоявшего исключительно из женщин добровольцев. На самом деле эту мысль ей подкинул Председатель Временного правительства Александр Керенский, который вместе с Верховным главнокомандующим Александром Брусиловым считали, что появление женского формирования должно воодушевить солдат-мужчин, на новые подвиги и остановить моральное разложение армии.
На это воззвание откликнулось около 2000 женщин, но из-за грубой муштры, суровых условий обучения и резкого поведения Бочкарёвой на момент окончательного формирования батальона в нём числилось 300 бойцов, полностью советовавших её требованиям.
Остальные женщины-добровольцы, не выдержавшие испытаний, покинули расположение Бочкарёвой, образовав автономную ударную часть, солдатки которой в период Октябрьской революции защищали Зимний дворец. Кстати именно их Владимир Маяковский презрительно обозвал «бочкарёвскими дурами», хотя по большому счёту к ним она не имела никакого отношения.
В июле 1917 года получивший боевое крещение в сражении с немецкими частями под Сморгонью, женский батальон смерти вызвал одобрение со стороны белогвардейца Антона Деникина, не верившего в целесообразность подобного формирования.
Но вскоре Бочкарёва была ранена и переведена в госпиталь, по возвращении из которого было принято решение о роспуске батальона по причине фактического развала армии и прогремевшей Октябрьской революции.

После прихода к власти большевиков, по утверждению Марии Бочкарёвой, ей якобы предлагали сотрудничество Владимир Ленин и Лев Троцкий, но она отказалась встать на защиту интересов трудящихся масс, сославшись на усталость и нежелание участвовать в братоубийственной гражданской войне.

Но исторические факты свидетельствуют о том, что зимой 1918 года Бочкарёва была арестована по пути в город Томск красными частями, которые инкриминировав ей связь с Лавром Корниловым, хотели принудить к партнёрству. Однако благодаря благоприятному стечению обстоятельств Марии удалось сбежать из-под их опеки, и с фальшивыми документами в платье сестры милосердия добраться до Владивостока, откуда стартовала её агитационное турне по Соединённым штатам Америки и Европе.

Переплыв Тихий океан Бочкарёва оказалась в Сан-Франциско, где её ожидала феминистка Флоренс Харриман – дочь русского эмигранта, вместе с которой она выступала на сценах разных городов, убеждая американцев в губительности революции, пока 10 июля 1918 года не встретились в Белом доме с президентствовавшим Вудро Вильсоном.
Настойчиво призывая его отправить в разоряемую большевиками Россию продовольственную, экономическую и военную помощь, Бочкарёва вернулась в Европу и посетила с аналогичной просьбой британского короля Георга V, который обещал ей финансовое содействие.
В 1919 году Мария была замечена в войсках адмирала Александра Колчака, где ей было поручено собрать санитарный отряд и пламенными речами призывать сибиряков под знамёна белогвардейцев.

Когда стало понятно, что в этой борьбе победят красноармейцы, Бочкарёва явилась в комендатуру Томска, сдала оружие и предложила свою помощь в строительстве нового государства. Местные власти от услуг Марии отказались и отпустили, предварительно получив от неё подписку о не выезде.
Спустя несколько дней Бочкарёва во время рождественской службы в церкви была арестована чекистами и переведена в Красноярск, где в течение четырёх месяцев ожидала вынесения приговора.
17 апреля 1920 года по делу Марии следователем Поболотиным было подготовлено заключение, припомнившим ей заграничную агитпоездку и пропаганду против большевистской власти, связь с империалистическими и капиталистическими странами, добровольное служение в формированиях Керенского и Колчака, а также оборону Зимнего дворца, где её точно не было.
Видя в Бочкарёвой «непримиримого и злейшего врага Рабоче-Крестьянской Республики», он вверял её судьбу начальнику Особого отдела ВЧК 5-й армии, который решил отправить её в Москву. Однако 15 мая данное постановление было видоизменено, и на заключении появилась резолюция за подписями Ивана Павлуновского и Исаака Шимановского, гласившая о том, что Бочкарёва приговаривается к расстрелу. Согласно одной из версий, на следующий день в Красноярке вердикт был приведён в исполнение рукой жены Павлуновского - Мильды Дзелтынь, которая отличалась крайней степенью жестокости.
Tags: Русский герой
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments