Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Железнодорожный адмирал


Адмирал Константин Николаевич Посьет в течение жизни проявил себя не только как талантливый мореплаватель и полководец, но и как прозорливый министр путей сообщения Российской империи.

В самый разгар героической обороны Севастополя в период Крымской войны на другом конце света, в японском городе Симода, произошло знаменательное событие, положившее начало сложным и противоречивым отношениям двух стран. Адмирал Евфимий Путятин, по указанию императора Николая Павловича, подписал мирный договор с японским правительством, разграничивающий территории на Сахалине и Курилах, а также открывающий Страну восходящего солнца для русской торговли.

Заключению этого договора предшествовала многомесячная экспедиция русской миссии из Кронштадта в японский порт Нагасаки на фрегате «Паллада». В состав участников миссии входили несколько интереснейших людей, оставивших яркий след в различных сферах жизни России – в науке, литературе, инженерном деле. Например, молодой переводчик, служивший секретарём адмирала Путятина, Иван Гончаров, описавший это путешествие в знаменитой книге «Фрегат «Паллада», будущий пионер авиастроения Александр Можайский, а во время экспедиции – лейтенант, едва не погибший во время разрушительного цунами, и, конечно, ещё один переводчик, знаток японского и голландского языков, будущий адмирал и министр путей сообщения Константин Посьет.

Рождённый в эстляндском городке Пернов (ныне Пярну), а по другим сведениям – в Гельсингфорсе (Хельсинки), в семье морского офицера, Посьет не представлял свою жизнь иначе, как моряком. Его происхождение восходит к древнему французскому роду Посьет де Россье, один из представителей которого прибыл в Россию по приглашению Петра Первого. В 11-летнем возрасте Константин поступает в Морской кадетский корпус, который успешно закончил через девять лет в чине лейтенанта. Молодой офицер избрал сферой своей флотской службы артиллерийское дело. Свою отличную выучку и полученные знания он с применил на практике во время одной десантной операции в период Кавказской войны, что предопределило успех высадки. За это император Александр II лично вручил Посьету Крест участника этой кампании.

В 1849 году судьба капитан-лейтенанта Константина Посьета неразрывно связана с Дальним Востоком. Во время дипломатической миссии в Японии Константин Николаевич трижды пересёк территорию Российской империи, доставляя договор для ратификации в Санкт-Петербург и обратно в Японию. На шхуне «Хэда» Путятин и Посьет прибыли в Петропавловск, а затем поднялись от устья по Амуру и Шилке на корвете «Надежда».

К сожалению, сведений о посещении ими Читы, незадолго до этого по воле графа Муравьёва-Амурского ставшей городом и областным центром, не сохранилось, но миновать это растущее поселение по дороге в столицу они не могли.

В дальнейшем Константин Николаевич, продолжая нести службу под Андреевским флагом, выступал скорее как придворный. Ему было поручено попечение над Алексеем, четвёртым сыном Александра II, которого готовили к военно-морской и дипломатической карьере.

Именно в этих областях Посьет проявил себя с самых лучших сторон, и достойнее кандидатуру для воспитания и обучения юного великого князя было сложно подобрать. Вместе они совершили кругосветное плавание, побывав в США с дружественным визитом. В апреле 1873 года великий князь Алексей в сопровождении контр-адмирала Посьета прибыл во Владивосток, порт, совсем недавно основанный на берегах Японского моря и ставший главной базой Сибирской военной флотилии. Отсюда высокие гости водным путём по Уссури, Амуру и Шилке дошли до Читы. Конечной точкой длительного вояжа стал Санкт-Петербург.

Заслуги адмирала Константина Посьета на морском поприще несравнимы с его деятельностью в других областях, но ещё одной яркой страницей его насыщенной событиями жизни было руководство ведомством путей сообщения.

В июле 1874 года в отставку был отправлен министр путей сообщения генерал-лейтенант Алексей Бобринский, под влиянием английских проповедников принявший евангелизм. На его место и был назначен адмирал Константин Посьет.

В те далёкие времена железные дороги Российской империи были лишь одним из направлений деятельности министерства путей сообщения, в ведении которого также находились водные коммуникации и грунтовые дороги страны, поэтому лучшей кандидатуры на пост министра, чем Посьет, найти было сложно.

14 лет его руководства министерством современники называли «золотым веком» российских железных дорог. Константин Николаевич продолжил работу своего предшественника, считая необходимым строительство только казённых железных дорог, без привлечения частного капитала и коммерциализации транспортной системы страны. Были приняты протекционистские меры, в 1876 году ввели «попудную премию» отечественным сталелитейщикам за производство рельсов. Также Константин Посьет считал, что ведомство путей сообщения, как и военно-морское, должно иметь свой флаг. Таким штандартом, утверждённым в 1881 году императором Александром III, стал бело-сине-красный триколор с перекрещенными топором и якорем. Ещё через четыре года в ведомстве был принят Первый Общий Устав Российских железных дорог, регламентирующий тарифы на перевозку грузов.

За время службы Константина Посьета на посту министра путей сообщения было построено более 10 тысяч километров новых железных дорог, что составило более трети общей протяжённости всей сети железных дорог империи, а количество железнодорожных училищ возросло с 9 до 30.

Особо высоко оценивается вклад адмирала Посьета в продвижение жизненно важного для Российской империи проекта трансконтинентальной магистрали – Великого Сибирского пути. Посьет неоднократно бывал на Дальнем Востоке, трижды пересекал Россию. Он ясно осознавал, что громадные расстояния суровой северной страны являются не только преимуществом России, но и её недостатком. Во время Крымской войны Посьет видел, что Великобритания и Франция, благодаря пароходам, перебрасывали свои войска в Крым значительно быстрее, чем это делали в России на телегах.

Что же говорить о защите дальних форпостов, таких как Петропавловск, Владивосток и Николаевск, находящихся чрезвычайно далеко, при полном отсутствии каких-либо коммуникаций?

Замысел Сибирской железной дороги созревал под влиянием многих факторов – стратегических, экономических, административных. Весной 1882 года Константин Посьет предложил кратчайшее направление на Дальний Восток через Челябинск, на что император Александр III дал своё одобрение и поручил безотлагательно провести изыскания. Однако дефицит бюджета не позволил осуществить эти грандиозные планы. Возник более дешёвый проект «непрерывного водного пути от Тюмени до Амура» с созданием Обь-Енисейского канала, углублением русла Ангары и укладки рельсового волока протяжённостью 18 вёрст через Яблоновый хребет.

Взвесив все плюсы и минусы, от этого проекта все же отказались. Адмирал Посьет настаивал на сплошной ширококолейной железнодорожной магистрали. В своём противостоянии с министерством финансов России он доказывал, что экономия денег в данном случае может привести к бедам несравненно большим, нежели затраты на дорогостоящий проект магистрали.

Для разработки уникального проекта Транссибирской железнодорожной магистрали и его скорейшего воплощения к работе в МПС были привлечены лучшие инженеры Российской империи. Константин Посьет требовал, чтобы на Сибирской железной дороге «всё, от костыля до паровоза, было изготовлено из русских материалов». Началась прокладка железных дорог из европейской части России на Урал, а затем в Сибирь. 8 сентября 1888 года первый поезд прибыл в Уфу, откуда открывался путь в бескрайние сибирские просторы.

Константин Николаевич Посьет не успел воплотить в жизнь масштабный план постройки Великого Сибирского пути. Железнодорожная катастрофа императорского поезда на станции Борки под Харьковом в октябре 1888 года поставила жирную точку в блестящей карьере талантливого администратора. Два десятка погибших, около 50 пострадавших, прямая угроза безопасности императора и его семьи не могли остаться безнаказанными. Константин Посьет, посчитавший себя ответственным за произошедшее, подал в отставку, которую Александр III принял лишь с четвёртого раза.

Оставаясь до конца жизни в почётной должности члена Государственного совета, Константин Николаевич с гордостью наблюдал пылкое рвение своих единомышленников и последователей, сумевших проложить Великую Сибирскую железную дорогу к близкому его сердцу Тихому океану.

На фото: Адмирал и железнодорожник Константин Посьет.

Владислав Реутов,
старший научный сотрудник музея истории ЗабЖД
Tags: Русская гордость
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Странное дело...

    28 числа этого месяца началось движение по новому Байкальскому тоннелю БАМа, строительство которого началось в 2014 г. Его длина - 7 км скальных…

  • Под руководством родной ленинской партии...

    "...Решения о формировании в 1941 четырёх волн, общим числом в 230 дивизий и 125 бригад, то есть почти 300 расчётных дивизий, позволили несколько раз…

  • Полски жолнеж Берлин брал, русски мало помогал...(с)

    Но одно дело официальные данные коммунистенко-интернационалистенко, а другое, что по этому поводу думало командование. В данном случае командование…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments