Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Дыбенко, от слова дыба


Павел Ефимович Дыбенко (1889-1938) — советский революционер, политический и военный деятель, 1-й народный комиссар по морским делам РСФСР, командарм 2-го ранга.
ЭПИГРАФ.

"Большевистская цензура скрывала от нас многое, что происходило у нас дома, пока мы были на фронте и в море. Когда мы вернулись домой, наши родители спросили нас, почему мы воевали за угнетателей. Это заставило нас задуматься".

(Из выступления на кронштадском митинге С. Петриченко, одного из организаторов кронштадского восстания)

Весна 1921 года выдалась политически жаркой, повсюду царили хаос и кризис. Мириться с властью большевиков устали почти все слои населения - от рабочих и крестьян, до солдат и матросов. И партия в очередной раз убеждается в абсюлютной необходимости Дыбенко в "текущий момент". Он снова близок к партийной верхушке. 8 марта 1921 года, после нескольких переносов, должен был открыться X съезд РКП(б). Обстановка открытия съезда и его проведение проходили в чрезвычайно нервозной, взвинченной обстановке. Дело в том, что Питере, в Кронштадте вспыхнуло восстание под лозунгом "Власть Советам, а не партиям!". Восстание полыхало по всему Кронштадту и грозило перекинуться на Петроград. Вооружённое выступление гарнизона крепости и экипажей кораблей Балтийского флота, а также жителей города против диктатуры большевиков и проводимой политики "военного коммунизма" стало последствием серьёзных внутренних проблем Советского государства: продразвёрстка, развал промышленности, а также политические разногласия в самой большевистской партии. События в Кронштадте набирали обороты - по корабельным радиостанциям по всей России рассылались призывы к свержению власти большевиков. Интересно, что радиоперехват был осуществлен и в штабе Махно, который стал немедленно принимать меры по поддержке восставших и поднимать армию. 5 марта приказом Реввоенсовета № 28 была восстановлена 7-я армия под командованием М. Н. Тухачевского, которому предписывалось подготовить оперативный план штурма и "в кратчайший срок подавить восстание в Кронштадте".

Штурм крепости был назначен на 8 марта, в день открытия съезда. Перед штурмом Павел Ефимович пафосно обратился к старым сослуживцам: "...к товарищам старым морякам Кронштадта...Спасайте честь славного революционного имени балтийцев, опозоренное ныне предателями. Спасайте Красный Балтийский флот!" . Его речам не вняли и начался штурм. Павел Ефимович применил так называемые "заградотряды", которые по приказу его стреляли по своим же, либо отказывались идти на штурм крепости, в которой защищались их товарищи по фронтам или флотским экипажам, либо отступали. После подавления восстания, заместитель начальника особого отделения Юдин отрапортовал: "561-й полк, отойдя полторы версты на Кронштадт, дальше идти в наступление отказался. Причина неизвестна. Тов. Дыбенко приказал развернуть вторую цепь и стрелять по возвращающимся. Комполка 561 принимает репрессивные меры против своих красноармейцев, дабы дальше заставить идти в наступление".

Дыбенко выслуживался перед Лениным, с которым у него сложились весьма неприязненные отношения, поскольку опасаясь за свое будущее, достаточно трезво оценивая предоставившийся ему шанс. Восстание матросов принялись подавлять с особым ожесточением. Более того, не остановило его и то, что во главе мятежа стоял его старый знакомый – Степан Петриченко.

Троцкий, хорошо знавший обоих, посмеивался – бывший бунтарь карал бунтаря нынешнего. Сколько именно погибло матросов в том восстании – до сих пор неизвестно - исследователи называют разные цифры - от семи до пятнадцати тысяч человек. Лично Дыбенко вынес более двух тысяч смертных приговоров. Тухачевский через несколько лет после подавления восстания вспоминал: "Я пять лет был на войне, но не могу вспомнить, чтобы когда-нибудь наблюдал такую кровавую резню". Партия и правительство достойно оценили личный вклад Павла Ефимовича. За боевые заслуги он удостоился своего первого ордена Красного знамени.

Покончив с мятежом, Павел Ефимович стал комендантом Кронштадта. Находясь на новой должности, Дыбенко вновь вспомнил про свой литературный талант. (От автора - я всегда восхищаюсь литературными гениями от военной мемуаристики, с 2-3 классным образованием они создавали литературные полотна, схожие по размаху разве с "Войной и миром", но по художественному домыслу более смахивающие на Дюма-отца). Вскоре Павел Ефимович Дыбенко написал книгу "Мятеж", где в подробностях описал боевые подвиги событий марта 1921 года. Читатель понимает, что книга чертовски хороша, тем более в ней особое внимание автор уделяет собственным подвигам и своему же революционному героизму и стратегическому таланту. Беда в том, что, как и в случае с Жуковым ("Воспоминания и размышления"), почти у всех исследователей есть сомнения, что "Мятеж" написал именно Дыбенко, а "Воспоминания и размышления" именно Жуков. Современники вспоминали, что если требовалось написать предложение из нескольких слов, у наших героев возникали определенные трудности. Как бы то ни было, книгу он посвятил Александре Михайловне Коллонтай, которой приписывают и авторство по нехитрому сличению стилистики, построению предложений и общей архитектонике (построение художественного произведения) "Мятежа". Точно неизвестно, сам ли Дыбенко создал и другие свои бессмертные бестселлеры: "Октябрь на Балтике", "В недрах царского флота", "Из недр царского флота к Великому Октябрю", "Революционные балтийцы", но автором, как мы видим, он был идейным и весьма плодовитым.

Но полностью посвятить себя литературному труду не удалось, также, как и задержаться на новом месте. В апреле восстали крестьяне на Тамбовщине и его, как специалиста по мятежам, отправили ликвидировать "Антоновщину". Прибыв на места будущих сражений с крестьянами, он сделал заявление: "Миндальничать с этими мерзавцами не придется...» Погибших крестьян опять не посчитали (не менее 11 тыс. человек), да и неважно это было для Дыбенко, так как погибшие крестьяне – плата Павла Ефимовича за любовь партийной верхушки. Его дважды, почти подряд, за блистательный разгром тамбовских крестьян, награждают боевыми орденами (напоминаю, один орден Красного Знамени РСФСР: за штурм Кронштадта в марте 1921 (Приказ РВСР № 112, 1921), а тут сразу два - за взятие Севастополя в апреле 1919 (Приказ РВСР № 36, 1922 и за освобождение Царицына в декабре 1919 (Приказ РВСР № 97, 1922). Кое-что оформили, конечно, задним числом, но главное - награда нашла героя! И именно после подавления тамбовского восстания в 1922 году.

И на самом пике славы и будущего бессмертия героя, Коллонтай узнала, что Павел Ефимович давно живет-поживает с молодой женой, не разведясь с Коллонтай. Далее события развивались стремительно, как в латино-американских сериалах. В 234 серии он говорит, что полюбил другую, а уже в следующей марьячос с усами и гитарами поют на его могиле грустную песню. Умер от того, что не ту стал кохать и лелеять. Дыбенко, когда Коллонтай об этом узнала и решила окончательно порвать с мужем, взял и застрелился. Да так неудачно, что остался жив и лечился спиртным, а потому лекарство не сильно подействовало и здоровье матроса революции сильно пошатнулось. Валя, его новая жена, выходившая замуж за героя революции, обнаружила, что Дыбенко – банальный алкоголик с тяжелым характером и плохим здоровьем. Такой герой ей был не нужен и она закрутила романы с дипломатами и генералами. И тогда Павел Ефимович направил Александре Михайловне, ставшей советником посольства СССР в Норвегии, письмо: "Люблю! Хочу в Норвегию". И в надежде на переезд в Норвегию, развелся, но тут же женился на обычной учительнице Зинаиде Карповой. Она пыталась спасти Павла Ефимовича от его пагубного пристрастия к алкоголю, но получалось плохо. Тихая семейная жизнь с женой и двумя неродными сыновьями оказалась не для него.
И родная РККА бросилась выручать героя, назначая его на довольно спокойные места службы: (ноябрь 1926 - октябрь 1928) - начальник снабжений РККА; (октябрь 1928 - декабрь 1933) - командующий войсками Среднеазиатского ВО; (декабрь 1933 - май 1937) - командующий войсками Приволжского ВО; в 1937 — командующий войсками Сибирского ВО; (5 июня 1937 — 10 сентября 1937) - командующий войсками Ленинградского военного округа.

В столице знали о беспробудном пьянстве Дыбенко и его весьма скромных военных талантах. Интересен эпизод, когда против Павла Ефимовича выступил и Тухачевский после того, как Дыбенко побывал в Германии на стажировке. Закончился тот вояж провалом. И Тухачевский, и немцы были лаконичны в оценке героя - с военной точки зрения – абсолютной нуль. Поэтому, когда к нему приехал Тухачевский принимать Приволжский округ, Павел Ефимович активно поучаствовал в аресте Михаила Николаевича. Оставаться на плаву с каждым днем становилось все тяжелей. И Павел Ефимович принял правила игры и начал строчить доносы в Москву. Это оценили и он побывал и на обвинительном процессе против Тухачевского. Далее Дыбенко стал одним из членов Специального судебного присутствия, которое и выносило приговоры по "делу военных". И вдруг, через несколько месяцев Дыбенко вызвали на заседание Политбюро ЦК партии и потребовали объясниться в шпионаже в пользу Германии и США. Дыбенко крутился, вертелся и даже сумел отсрочить вроде бы неминуемую смерть. Его отпустили. Но он неожиданно запаниковал и отправил знаменитое письмо Сталину, которое в рукописях ходило по СССР. В нем Павел Ефимович написал:"...я не был ни одной минуты наедине с американцами. Ведь я американским языком не владею". В конце января 1938 года Сталин и Молотов подписали специальное постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР по факту "предательства Дыбенко", в котором было доподлинно установлено, что он контактировал с американскими представителями (про шпионов, говоривших по-американски, не упоминалось.)

Но постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР не унималось в своих обвинениях: "морально-бытово разложился...давал очень плохой пример подчиненным" и т. д. . Говорилось и о том, что сестра Дыбенко, жившая в США (тоже странно, ничего не напоминает из дня сегодняшнего?..), получала от американцев пособие, по ходатайствам и просьбам именно Павла Ефимовича. Следователи выдвигали версию, что скорее всего, Павла Дыбенко действительно пытались завербовать, но он этого просто не понял. Похоже, что всем, в том числе и Сталину, "революционный матрос" до смерти давно надоел. Да и услуги "героя революции" в изменившемся мире были уже никому не нужны.
Когда перечисляют легендарных полководцев, которые могли бы круто изменить положение на фронтах Великой Отечественной войны, то всегда всплывает имя Дыбенко. Поэтому статью о полководце закончу суховатой информацией. 10 сентября 1937 года Дыбенко был снят с должности командующего Ленинградским военным округом. Однако вскоре, в январе 1938 года, Дыбенко был повторно смещён с поста и уволен из РККА. На январском пленуме ЦК ВКП(б) Дыбенко подвергся резкой критике и нападкам со стороны самого Сталина, обвинившего его в морально-бытовом разложении, пьянстве и профнепригодности. Еще его обвинили, что во время допросов М. Н. Тухачевского, которого сам же Дыбенко незадолго до этого отправил на расстрел, он вел с подследственным неподобающим образом. Остается догадываться - каким?

Но и это сошло флотскому с рук и Дыбенко "в порядке последнего испытания" был назначен заместителем наркома лесной промышленности СССР - ему было поручено курировать выполнение плана заготовок древесины в системе ГУЛАГа. То есть поклонникам стратегически-полководческого таланта Павла Ефимовича Дыбенко, который начал свою боевую карьеру в "Цетробалте", а закончил начальником над зеками, все-таки вряд ли удалось бы через несколько лет, даже обладая незаурядным талантом стратега, остановить 4-ю немецкую танковую армию генерал-полковника Гёппнера под Псковом и Нарвой. Хотя всё может быть - опыт боев в тех местах у него был, места знакомые...
И драпал он оттуда до самой Волги.
Источник канал StoriesPro
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment