Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Счастье совейских крепостных


Елизавета и Петр Шишкины с детьми в Лесном.

Фото: семейный архив.

«Когда была беременна пятым ребенком, мне дали срок за невыход на работу»

Елизавета Шишкина родилась в 1927 году в поселке Долгое Хвастовичского района Брянской области..

- Брянск от нас был в 40 километрах, туда рабочий поезд ходил, и на нем мы на базар ездили, - вспоминает Елизавета Васильевна. - Во время войны папу из-за возраста (ему было уже больше 50 лет) не взяли на фронт, но дали задание перегонять скот на восток – подальше от наступающих гитлеровцев. За этим делом он и был схвачен немцами.

Зато на фронте с первых дней находился старший брат Лизы – Иван, который был связистом. Он уже имел боевой опыт, так как до этого успел побывать на Финской. В обеих войнах ему повезло выжить, но домой он вернулся сильно израненным.

- Когда немцы стали отступать, они Долгое сожгли, жителей в вагоны погрузили и кого куда развезли, - продолжает свой рассказ Елизавета Шишкина. - Меня вместе с родителями отправили в Минск, но мама в дороге тифом заболела. Когда об этом узнали немцы, маму выгрузили в Орше. Отец было следом за ней пошел, его за шиворот назад уволокли. Больше мы с ним маму не видели…

В Минске Шишкины находились до освобождения города советскими войсками, после чего примерно через неделю отправились на свою малую родину.

- Жили в подвале, но потом папа с братом небольшую времяночку поставили. Тогда же эпидемия тифа началась, и мы все заболели, а папа вскоре умер.

Тем временем в Хвастовичский район возвращались те, кого во время войны угоняли в Германию. Объявился вместе со своими родителями и будущий муж Елизаветы - Петр. Его семья жила в соседнем поселке Слобода, но погулять парень приходил в Долгое. Там же молодые люди поженились, а в 1949 году у них появился первый ребенок. Второму суждено было родиться уже в Калининградской области.

Вскоре в поселке появились вербовщики, которые агитировали жителей поехать или на восток - на Сахалин, или на запад, в новый советский регион.

- Мы, конечно, выбрали Калининградскую область, ее тогда просто Германией звали, - говорит Елизавета Васильевна. - В колхозе нашем очень плохо после войны было, голодали, поэтому тут же собрали вещи и поехали. С собой у нас была корова, узелок тряпок каких-то и мешок лаптей.

В марте 1950-го переселенцев доставили на станцию Норкиттен (сегодня - Междуречье в Черняховском районе). Несмотря на то, что населенный пункт вот уже три года как переименовали, местные продолжали называть его по-немецки. Из Норкиттена перевезли в поселок Придорожное (бывший Зеслаккен).

- Поселились в большом двухэтажном немецком доме, нас там семьи три или четыре было. Мне с мужем и дочкой Ниной отдельная комната досталась. Немцев к этому моменту из поселка уже выселили.

Приговорили на полгода

- Мы работали в совхозе №8 (он располагался в соседнем поселке Привольное – Ред.), муж на волах ездил. Он, наверное, дольше всех односельчан лапти носил, пахал в них же. Управляющий еще смеялся над ним. А наше женское звено кормовую свеклу выращивало. Управляющий был очень требовательным. На человека выделял гектар земли - как хочешь, так и обрабатывай: пропалывай, копай, рядочки делай. Отлучались мы только в кузницу, чтобы тяпки поточить. Нашу звеньевую даже в Ленинград посылали, как отличную работницу - урожай тогда огромный собрали. И вот, когда мы деньги зарабатывать начали, то лапти побросали, конечно, туфли стали носить.

На свекле Елизавета Васильевна проработала четыре года. В это время у нее один за другим появлялись дети: их было уже четверо, и пятый вот-вот должен был родиться, но случился конфликт с начальством.

- Я ходила на работу каждый день, несмотря на беременность. Бабушка с внуками сидеть не хотела, и меня постоянно отчитывала: «Что ты туда ходишь?» И вот, глядя на соседку, у которой тоже было четверо по лавкам, я, как и она, однажды не вышла на работу. Управляющий из-за этого с мужем моим поругался и подал на нас в суд. Меня приговорили к 6 месяцам принудительных работ. Но в соседнем с нами доме жила учительница, которая выручила – написала письмо, после которого с меня сняли обвинение, и разрешили больше не выходить на работу как многодетной матери.

Несмотря на все произошедшее, Елизавета Васильевна до сих пор считает, что тот самый управляющий был неплохим человеком. Однако жить в Придорожном Шишкиным больше было нельзя, и они в 1955 году переехали на хутор Лесное в том же Черняховском районе.

- Жить стали в каменном доме. Рядом – Гаврюковы, а между нашими домами находился деревянный барак. Помню, что там на кухне плита была, в которой можно было и воду греть, и готовить, и хлеб печь. Все было кафелем выложено, а наверху коптилка – рыбу коптить. В комнатах, как шифоньеры, красивые печи стояли: одна из коричневого кафеля, другая – из белого. От дома до сарая дорожки булыжником выложены, а во дворе – погреб, в который нужно было долго спускаться, такой он глубокий.

«Официально работать боялась»

Вслед за пятым ребенком в семье появился и шестой. Елизавета Васильевна с этого момента занималась уже только домашним хозяйством, да иногда находила временные подработки.

- Я постоянно уже не работала официально, потому что боялась – а вдруг опять будут судить? Но мужу помогала, он у меня в лесхоз устроился. Мы с ним лес сажали (на елочках тогда хорошо зарабатывали), пропалывали его, просветления химией делали, сено на полянах заготавливали, канавы лопатой чистили. Тогда же были нормы по сбору желудей и шишек, еще кору драли с лозы и в снопы вязали - за это, кстати, тоже хорошо платили.

Сейчас Елизавете Васильевне Шишкиной 93 года, она давно переехала в Калининград, где живет в семье дочери. Муж ее умер рано - от рака крови. В семье считают, что причиной заболевания стала его работа с ядохимикатами, применявшимися в лесхозе.
https://www.kaliningrad.kp.ru/daily/217191/4300151
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment