Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Несостоявшийся "Остров Крым"


Врангелевский Крым — отчасти исключение в наших невеселых хрониках. По крайней мере эта власть, балансируя на краю материка и пропасти, не жила порывом, на авось. Меньше других рассчитывала на терпение и жертвенность «своих» как главный ресурс. Пыталась строить. Просчитывать будущее. Держать хлебный паек на уровне хотя бы фунта (в те годы подвиг, в Москве 1918-го и осьмушку, то есть 50 г, на день давали). Эта власть отправила всех несовершеннолетних из боевых частей в кадетский корпус. И еще: разумно планировала отход.
Еще в марте 1920 года казалось, ужасом и хаосом кончается Гражданская война на Юге. Неподготовленные эвакуации белых из Одессы и Новороссийска страшны: «Два парохода отъехали, но уехали не все. Остался только маленький катер, и на этот катер погрузилось 200 человек. Катер отошел… перевернулся; не спасся никто. Многие, которые не успели сесть на пароход, застрелились, становясь так, чтоб упасть в море. Впоследствии эти трупы выбрасывались на берег…»

Цитата — из школьного сочинения. Гимназистке в 1920-м было десять.

Генерал Врангель принял звание «правителя и главнокомандующего» 4 апреля 1920-го. Семь месяцев были отпущены его «острову Крым». Чтоб вернуть армии самоуважение и организовать спасение 150 тысяч душ. Не чудом, не упованием — а именно силой и разумом.

П. Н. Врангель, как ни странно, был инженером по первому образованию. Отец его, Николай Егорович, перепробовав много занятий (гвардия, дипломатия, философия), нашел себя в бизнесе эпохи Витте: золотодобыча, нефть, трамвайные линии, электромоторы. (Да, в России 1900-х годов.)

Петр, старший сын промышленника, окончил с отличием Горный институт. Но в годы Русско-японской, поступив добровольцем в армию, вошел в свою истинную стихию.

Все же за 700 лет род Врангелей дал Европе семерых фельдмаршалов, а генералов — без счета.

Однако в его инженерной выучке тоже был некий промысел. По распоряжению генерала с апреля 1920 года в Крыму приводят в порядок потрепанный флот. Сразу начинают разработку единственного на полуострове месторождения угля, прокладку железнодорожной ветки от шахт. На этих судах, на этом запасе топлива они и уйдут поздней осенью в Константинополь. Но готовились-то не только к уходу… Просчитывали разные сценарии выживания малой России.

Из спокойной Европы в Севастополь, в правительство Врангеля возвращается Петр Струве. Генерал просит Александра Кривошеина — «правую руку» Столыпина, продолжателя его земельной реформы после гибели премьер-министра — стать председателем правительства Крыма. 63-летний Кривошеин соглашается. (Четверо его сыновей — в Добровольческой армии, Гражданскую переживут лишь двое.) На полуострове летом 1920 года готовятся земельная и земская реформы — раздел крупных поместий в пользу крестьян. Но с выкупом частью урожая: Крым надеется продолжать русский экспорт хлеба… в сопоставимых размеру масштабах.

В июле 1920 года Василий Шульгин (думец, но все-таки журналист до мозга костей) берет у генерала интервью. Оно войдет потом в книгу «1920 год».

«1920 ГОД»
Отрывки из книги
«Когда я принял командование, дело было очень безнадежно… Но я хотел хоть остановить это позорище… И тогда вдруг оказалось, что мы можем еще сопротивляться…

Я чего добиваюсь? Я добиваюсь, чтобы в Крыму, чтобы хоть на этом клочке сделать жизнь возможной… Показать остальной России: вот у вас там коммунизм, то есть голод и чрезвычайка, а здесь: идет земельная реформа, вводится волостное земство, заводится порядок и возможная свобода… Конечно, людей не хватает… я всех зову… я там не смотрю, на полградуса левее, на полградуса правее… это мне безразлично. Можешь делать — делай. И так мне надо выиграть время, чтобы, так сказать, слава пошла: что вот в Крыму можно жить. Тогда можно будет двигаться вперед, — медленно…

Как вы думаете… большевики уже достаточно надоели?»

Тут решают тьму вопросов: отношения с Украиной, Польшей и Грузией, ремонт конского состава, помощь инвалидам войны (а их много), создание уголовного розыска, введение новой меры наказания — высылки в Советскую Россию, приказ о довольствии для военных, штатских служащих и их семей. Например, о выдаче им дважды в год кожи для починки обуви. Мера нужная: в Крыму 1920 года цена новых сапог равна жалованию офицера за полтора месяца.

Врангель скажет потом в «Записках»:

«С самых первых дней приезда в Крым я работал ежедневно 10–12 часов, требуя такой же работы и от своих сотрудников».

При этом все лето и всю осень 1920 года идут кровопролитные для белых и красных бои за хлебородные районы Северной Таврии — за Перекопом, вплоть до Мелитополя и Каховки. В июне «белые части», выдвинутые из Крыма в Северную Таврию, превосходят красных в числе (25 тысяч штыков и сабель против 15). Но к осени прекращены бои на Польском фронте. В Риге идут переговоры. Ленин заявляет: тут Советы легко пошли на территориальные уступки «не потому, что считали это справедливым, а потому, что считали важным делом сорвать интриги русских белогвардейцев…» Выведенные из Польши части переброшены в Крым. Поздней осенью 1920 года соотношение сил здесь: 160–200 (по разным источникам) тысяч штыков и сабель у красных, 40 тысяч — у белых. «Остров Крым» становится Атлантидой. Только тонет в крови.

Еще в апреле 1920-го Великобритания настоятельно предлагала Крыму свое посредничество в заключении мира с Москвой. Джентльменского, конечно. С амнистией и возможностью отъезда.

Врангель явно в эту идиллию не верил. 12 сентября 1920 года «Правда» публикует «Воззвание к офицерам армии барона Врангеля» за подписями Ленина, Троцкого, Калинина, Каменева и генерала А. А. Брусилова: «Честно и добровольно перешедшие на сторону Советской власти не понесут кары». 11 ноября генерал получает по радио предложение красного командования «гарантировать жизнь и неприкосновенность всему высшему составу армии и всем положившим оружие». И приказывает опечатать радиостанции полуострова. Кроме одной, где работали офицеры. 12 ноября Реввоенсовет Южного фронта выпускает уже прямое обращение к «офицерам, солдатам, казакам и матросам белой армии»: создавайте революционные комитеты и сдавайтесь… издан приказ по советским войскам о рыцарском отношении к сдающимся противникам.

Но армия и беженцы продолжают посадку. Ни Врангель, ни его войско не верят противнику.

В январе 1918 года в Ялте генерал сам был под арестом ревтрибунала и спасся чудом. На городском молу, у маяка Александра III, в те дни было расстреляно около 100 душ. По Крыму — куда больше. Он брал летом 1919 года Царицын после года с лишним народной власти: «Красный Верден, как называли его большевики, оказался в ужасном состоянии. Все мало-мальски состоятельное или интеллигентное население было истреблено…» В овраге за городской тюрьмой было свалено около 12 тысяч трупов — жертв красного террора и тифа.

В воспоминаниях Н. Е. Врангеля, отца генерала, есть глава «Подчистую»: о судьбе их обширной родни в 1917–1920 гг. Тут свыше 20 смертей. Жертвам от семи до семидесяти: тиф, голод, расстрелы, суицид, погром усадьбы с убийством. Заключение: «В России у меня родственников не осталось. Большевики мели чисто».

Опыт явно был общим для всех, кто пережил в России Гражданскую. В «красном» романе Серафимовича «Железный поток» так же погибают дети по обе стороны фронта и сходят с ума матери. Впрочем, Серафимович видит в этом и некое величие. Поступь истории.

А белые уходят. Вот на транспорте «Рион» плывут два младших брата Михаила Булгакова, два прототипа Николки Турбина — Николай и Иван. Николай ранен в легкое на Перекопе. В эмиграции станет санитаром в тифозном отделении. Окончит университет. Будет приглашен в парижский Институт Пастера. Ученый-бактериолог, кавалер ордена Почетного легиона… Иван Булгаков останется навсегда музыкантом в русских ресторанах Монмартра.

На пароходе «Крым» плывет корнет Константин Веригин 21 года. Воевал в корпусе генерала Барбовича («самые отъявленные головорезы» в оценке тов. Буденного). Станет химиком-парфюмером, автором духов Chanel и Bourjois, председателем Ассоциации парфюмеров Франции.
Но главное — впереди у этих юношей долгие десятилетия. Как и у большинства ушедших.
https://novayagazeta.livejournal.com/13864889.html
Tags: Белая Гвардия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment