Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Быт и нравы симбирских коммунистов по версии РККМ.

В декабре 1920 года начальник Карсунской рабоче-крестьянской красной милиции товарищ Иванов написал своему губернскому руководителю рапорт - попросил снять его с должности, на которую он был назначен всего две недели назад:

«Более работать не в силах. В Карсуне среди ответственных работников, стоящих у власти, пьянство развито по максимуму, зачастую по улицам города Карсуна гуляют главки в пьяном виде, которые не в силах удержаться на санях и кувыркаются с последних по дороге. Заведующие разными продовольственными складами задают вечера и попойки, что едва ли было доступно проделывать в прежнее время буржуазии и, как видно, в данных попойках участвуют почти все представители местной власти».

За две недели работы в Карсуне случилась свадьба у заведующего скотобойни Сальникова, которая обошлась, по рассказам участников, в 2 миллиона рублей. «И этот пир новой буржуазии прогремел не только по Карсунскому уезду, но и, вероятно, по всей губернии. По поводу подобных гулянок у населения растёт неудовольствие. Узнав подобные выходки представителей Карсунской власти, я решил принять меры по устранению подобных явлений, так как при таких условиях может повториться мартовское напоминание 19-го года

Но как сообщает начальник Карсунской милиции, покровители этого разврата, узнав о принимаемых им мерах, сами приняли меры к «изъятию меня к неугодным элементам, для чего, как вам известно, тов. начальник, в Симбирск уже приезжали ходатаи. Я хорошо знаю, что бороться с ними не в силах, я попал, что называется, в стадо волков, у которых имеются в Симбирске большие связи».



Письмо главный карсунский милиционер Иванов заканчивает просьбой: «Не желая далее распространяться, прошу вас, тов. начальник, меня из Карсуна убрать, в противном случае мне придётся познакомиться с тюрьмой».

Дом Свободы

Бывший губернаторский дом, после революции переименованный в дом Свободы, был знаковым для симбирских коммунистов местом – в 1917 году там работал Совет рабочих и солдатских депутатов и Симбирский комитет РСДРП(б).

В 1920 году агенты Симгубчека докладывали: «Согласно пролетарскому творчеству… был организован клуб-читальня при доме Свободы с продажей чая и горячих пирожков для членов Р.К.П. Клуб-читальня был губкомом закрыт и бывшим заведующим клуба Цыганковым были получены продукты на предстоящий месяц ноябрь, которые были сданы завхозу Евтову. Продукты исчисляются в крупном количестве муки, мяса, яиц, сахарного песка, масла и прочего… продукты были израсходованы завхозом для потребностей неопределенного назначения. В виду чего в последнее время в доме Свободы в помещении кучеров происходят оргии пьянства по главе с завхозом Евтовым, который был неоднократно замечен в пьяном виде, и где по сие время по вечерам от 6 часов происходит недопустимое пьянство и упомянутые продукты расходуются на закуску, которую изготовляют на кухне при помощи уборщицы».

Пропив избу-читальню, завхоз Евтов на этом не остановился и пропил городской ломбард: «В ноябре месяце, согласно распоряжению губкома, были выписаны и перевозились на грузовике в течение трех дней домашние вещи и мебель из городского ломбарда, от привезенной мебели по сие время не осталось и следа. Куда и кем вывозилась – одному Аллаху известно».

В последнем доносчик ошибается: чекисты знали, кому достались вещи из ломбарда. В опубликованном нами ранее письме симбирских чекистов московскому начальству сообщалось, что мебель и ковры растащили симбирские коммунисты для обустройства своих кабинетов. А главные из них, такие как ответсек губкома Каучуковский, потом щеголяли в Симбирске в шикарных «буржуйских» шубах.

Сызранский бордель

В 1927 году в докладе для губернской парторганизации о моральном состоянии ульяновских коммунистов рассказывалось о так называемом «Сызранском деле».

«В апреле месяце 1927 года судебными органами в городе Сызрани, в Парфеновском переулке, обнаружен притон, где в течение почти полутора лет проходило пьянство и разврат по типу бывших домов «терпимости».

«Содержателем этого притона являлся некий Попов, человек с тёмным прошлым. Бывший член партии, он в чистку 1921 года исключается, как чуждый элемент, а впоследствии предается суду как взяточник и хулиган. Вместе со своей женой он предоставлял помещение для кутежей и разврата, занимался спаиванием девушек, нанимавшихся к ним в качестве домашней прислуги и передавал их на половое использование посетителям.

В числе основных посетителей этого притона являлись работники суда, следствия, милиции, угрозыска и часть ответственных работников хозяйственных предприятий и профорганизаций, большинство из которых – члены партии. В этом же доме сходились и принимали участие в совместной попойке с партийцами, торговцы и члены коллегии защитников».

«Несмотря на эти художества и их неизбежные последствия, никто из посетителей не набрался мужества вскрыть этот гнойник и предать притоносодержателей суровой судебной ответственности, ни один из партийцев (а их было 22), из которых были и члены парткомов, об этом не довели до сведения ячейки. Об этом умалчивали и беспартийные. А притоносодержатели, пользуясь данным положением, прикрываемые работниками судебно-следственных органов (участвовало: 7 агентов УРО, 4 нарсудьи, 2 нарследователя, 2 члена коллегии защитников и 2 члена губсуда), продолжали развивать своё дело. Так продолжалось около полутора лет, пока одна из обманутых девушек не сообщила об этой грязной и печальной истории Парфеновского гнойника соответствующим органам. Таким образом, эта единственная девушка оказалась сознательнее «коммунистов» и беспартийных, посещавших дом Попова».

Максим Кузнецов
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments