Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

"Думаю, что мне надо пострадать..."


Священномученик Иаков родился 6 марта 1871 года в селе Никулино Бронницкого уезда Московской губернии в семье служившего здесь в Покровской церкви священника Иоанна Бриллиантова. После окончания Коломенского духовного училища поступил в 1887 году в Московскую духовную семинарию и окончил ее в 1893 году.

В 1894 году он был назначен псаломщиком в храм Иоакима и Анны на Якиманской улице в Москве, а в 1895 году рукоположен во священника к Спасской церкви при Введенском Владычном женском монастыре в городе Серпухове. В 1896 году отец Иаков был назначен законоучителем монастырской церковноприходской школы. Служа в монастыре, где находилась чудотворная икона Пресвятой Богородицы «Неупиваемая Чаша», привлекавшая к себе сотни людей, страдающих недугом винопития, отец Иаков принял активное участие в работе Общества трезвости и писал статьи для выпускаемых Обществом листков. В 1912 году им было опубликовано «Сказание о явлении чудотворной иконы Божией Матери “Неупиваемая Чаша”».

После захвата в 1917 году власти большевиками началось гонение на Церковь, коснувшееся практически каждого верующего. В феврале 1926 года за сокрытие церковных ценностей суд присудил отцу Иакову выплатить государству 30 рублей штрафа.

В 1927 году Владычный монастырь был советскими властями закрыт, и отца Иакова перевели служить в Троицкую церковь, находившуюся в селе Лужки Серпуховского уезда, а в 1929 году — в Богоявленский храм в городе Коломне. Сразу же после переезда священника в Коломну ОГПУ стало предпринимать попытки завербовать его к себе на службу в качестве секретного сотрудника. В апреле 1930 года его вызвали на допрос и спросили, кто из знакомых ему купцов и священников занимается контрреволюционной деятельностью. В ответ отец Иаков написал заявление, что не считает для себя возможным шпионить и быть провокатором. Но сотрудники ОГПУ не отступились, и 5 июня 1931 года он всё же дал подписку с согласием сотрудничать с органами ОГПУ под кличкой «Правдивый» и 1 июля был назначен на должность благочинного. При этом он уклонялся от навязываемых ему ОГПУ поручений, избегал встречаться с его представителями, и 1 сентября 1931 года был освобожден от обязанностей благочинного. Сотрудники ОГПУ, однако, не оставили намерения привлечь священника на службу, и 12 декабря 1931 года он был арестован и допрошен сотрудником Коломенского отдела ОГПУ Филипповым.

Предельно четко формулируя свою позицию, отец Иаков заявил, что до сего времени он еще ни на кого не доносил и никого не подводил. «Сейчас священники боятся всего, боятся говорить, боятся самих себя, — сказал он сотруднику ОГПУ. — Я сам думаю, что мне придется при советской власти пострадать за свою правду и искренность. Я считаю, что работа в органах ОГПУ связана с провокаторством и шпионством, а поэтому вторично заявляю: помогать органам ОГПУ отказываюсь…» 3 января 1932 года священник был освобожден из тюрьмы на некоторое время.

Отказ отца Иакова от сотрудничества с ОГПУ впоследствии послужил причиной его ареста: 29 марта 1932 года он был заключен в Коломенскую тюрьму и в тот же день допрошен сотрудником ОГПУ Леоновым, не оставлявшим намерения склонить его к сотрудничеству с органами госбезопасности.

Отвечая на задаваемые ему вопросы, отец Иаков сказал: «Я еще раз подтверждаю свое показание при допросе 12 декабря 1931 года и заявляю, что шпионом и провокатором я работать не буду, так как считаю это дело для священника — безнравственным. Подписку, данную мной 5 июня 1931 года, я понимал как обязанность сообщать в ОГПУ об организации заговоров против советской власти, каковых за всё время со дня дачи мною подписки от людей, с которыми я вращаюсь, не было. Отдельные недовольства мероприятиями советской власти и партии среди верующих имеются и имелись, но сообщать о них я считал ненужным, а недовольным я говорил, что нужно терпеть. Среди духовенства наблюдается, что они все запуганы арестами, проводимыми органами ОГПУ, и высказываться открыто о политике советской власти боятся».

1 апреля следователь допросил некоего священника Михаила Покровского, который заявил, что священник Иаков Бриллиантов «представляет собой ярого монархиста и противника советской власти; все мероприятия последней встречают с его стороны ругательскую критику и недовольство. После освобождения его из-под стражи в ОГПУ он при встрече со мной говорил, что советская власть — это бандиты, издеватели и тому подобное, грозя, что он так будет говорить всякому встречному».

Для обвинения отца Иакова был привлечен секретный осведомитель по кличке «Варварин», который кроме того, что священник является убежденным монархистом, ничего не смог показать, поскольку священник, как он объяснил, ведет себя очень скрытно и откровенные разговоры ведет только с узким кругом лиц.

Секретный осведомитель по кличке «Павел», собиравший по заданию ОГПУ сведения о коломенском духовенстве, смог лишь сообщить, что священники Косов, Бриллиантов и Миролюбов заявляли, что советская власть долго не просуществует и что если они сейчас и поминают митрополита Сергия (на тот момент заместителя Патриаршего Местоблюстителя, склонявшегося к лояльности политическому режиму), советскую власть, то делают это против своей воли, боясь репрессий.

8 апреля 1932 года отцу Иакову было предъявлено обвинение, и в тот же день следователь ОГПУ Леонов допросил его.

— Вы, считая себя человеком преданным советской власти и одобряющим ее мероприятия, не будете чувствовать морального унижения, если будете помогать советской власти бороться с ее классовыми врагами, которые стараются свою работу направить к свержению советской власти, — продолжал уговаривать его стать осведомителем следователь.

— Я как священник нахожу, что для меня несовместимо работать для советской власти, — ответил отец Иаков.

19 апреля уполномоченный Коломенского районного отдела ОГПУ Леонов написал, что священник Иаков Бриллиантов обвиняется в том, что, являясь специальным осведомителем, игнорировал взятые на себя обязательства и заявил: «Работа в органах ОГПУ связана с провокаторством и шпионством; помогать советской власти путем сотрудничества с органами ОГПУ отказываюсь». А также в том, что он вел среди духовенства и верующих антисоветскую агитацию.

8 мая 1932 года тройка Полномочного представительства ОГПУ по Московской области приговорила священника Иакова Бриллиантова к трем годам ссылки в Казахстан.

После окончания в 1935 году ссылки отец Иаков поселился в селе Горы Озерского района Московской области и стал служить в расположенном в селе храме преподобного Сергия Радонежского.

В 1937 году власти приступили к истреблению остающегося на свободе духовенства и массовому закрытию храмов.

Прежде чем арестовать отца Иакова, были собраны донесения секретных осведомителей и допрошены свидетели. Одна из свидетельниц показала, что в ноябре 1936 года священник Иаков Бриллиантов, обращаясь к ней, говорил: «Вы, коммунисты, не любите священников, но ведь есть еще и верующие, которые к нам хорошо относятся. Веру вам отнять у нас не придется. У вас везде только одно насилие. В России этого раньше не было».

По показаниям другой свидетельницы, священник Иаков Бриллиантов говорил: «Как много у большевиков шуму о выборах. Хотя они и расхваливают Конституцию, но ведь это только разговоры. Как была диктатура коммунистов, так и останется, ни о какой демократии не может быть и речи. Но ведь это не ново, у них всегда так, только на бумаге».

21 ноября 1937 года священник Иаков Бриллиантов был арестован и заключен в Коломенскую тюрьму. В тот же день в половине первого дня начальник Озерского отдела НКВД Остапов допросил священника.

— За что вы судились в 1932 году? — спросил он.

— Судили меня за то, что я вел контрреволюционную агитацию, хотя я себя виновным не признал, осудили на три года ссылки, — ответил отец Иаков.

— У следствия имеются показания свидетелей о том, что вы среди населения вели контрреволюционную агитацию. Признаете ли вы себя виновным?

— Виновным себя в том, что я вел контрреволюционную агитацию среди населения, я не признаю, для меня каждая власть от Бога. Предъявленные мне слова, свидетельствующие о моей контрреволюционной агитации, мною никогда не произносились, антисоветской деятельностью я никогда не занимался.

23 ноября 1937 года, лишь через день после ареста, отцу Иакову вынесли приговор: расстрелять.

После оформления приговора отец Иаков был переведен в Московскую тюрьму. 29 ноября тюремный фотограф сфотографировал его, чтобы исполнители не перепутали его с кем-нибудь другим перед расстрелом. Священник Иаков Бриллиантов был расстрелян 2 декабря 1937 года и погребен на Бутовском полигоне в безвестной общей могиле.

https://foma.ru/dumaju-chto-mne-pridetsja-postradat-za-svoju-pravdu-i-iskrennost-ispovedanie-very-svjashhennomuchenika-iakova-brilliantova.html
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

  • Боец невидимого фронта

    МОСКВА, 14 мар - РИА Новости. Выдающийся контрразведчик, генерал-лейтенант Федеральной службы безопасности Михаил Дедюхин был тем человеком, во…

  • Повязали Ильича...

    Российские спецслужбы задержали гражданина РФ по подозрению в государственной измене. Как передает ТАСС, об этом сообщил информированный источник в…

  • Наши начеку

    ТАСС, 15 октября. ФСБ нейтрализовала двух членов ячейки запрещенной в России международной террористической организации "Катиба Таухид…

  • Еще один режиссер чи художник...

    МОСКВА, 30 июля. /ТАСС/. ФСБ России задержала в Севастополе военнослужащего Черноморского флота по подозрению в государственной измене, он…

  • У кого-то праздник, а у чекистов всегда будни

    Сотрудники военной контрразведки ФСБ предотвратили провокацию на параде Победы в Москве, сообщает телеграм-канал «112». Перед торжественным…

  • Еще один страдалец

    Следствие предъявило обвинение в государственной измене петербургскому ученому Валерию Митько, который занимает пост президента Арктической…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment