Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Русская Атлантида


Останки Леушинского Иоанно-Предтеченского монастыря.

Сейчас здесь простирается гладь Рыбинского водохранилища. И лишь, когда искусственное море мелеет можно увидеть остатки фундаментов, булыжных мостовых по которым когда-то ходили люди. Ходили и не знали, что их Родина однажды окажется под водой ради строительства гидроузла.

Где-то там, на затопленных территориях, близ современного Брейтова покоятся мои предки: прадед и дядя – младший брат бабушки. Уроженцы села Новое Верховье. Остальных родственников в 30-е годы прошлого века переселили в Ярославскую и Ленинградскую области.

Немного истории

В 1935 году в Ярославской области решили строить гидроузел с созданием Рыбинского водохранилища. Уровень воды планировалось поднять до 98 м с затоплением 2500 квадратных км территорий. Город Молога стоял выше отметки и под затопление не попадал. Однако 1937 амбициозные проектировщики «Гидростройпроекта» подсчитали, что мощность гидростанции можно увеличить с 200 до 330 тысяч кВт, подняв уровень до 102 м. Власти сочли аргумент убедительным и приняли фатальное для Мологи решение.


Ярославская улица Мологи.

Свыше 700 деревень разделили судьбу Мологи. Под воду ушли десятки бывших дворянских усадеб. В их числе имения графа А.И. Мусина - Пушкина, художника В.В. Верещагина, 40 церквей и три монастыря: Леушинский Иоанно-Предтеченский монастырь с пятиглавым собором Похвалы Божией Матери, Югская Дорофеева пустынь, Кирилло-Афанасьевский женский монастырь XIV века с 4 храмами, больницей, аптекой и школой.


Одна из первых цветных фотографий Леушинского Иоанно-Предтеченского монастыря.


Фрагмент усадьбы Мусиных - Пушкиных.
Было затоплено 80 тысяч гектаров лучших в Поволжье пойменных заливных лугов, 70 тысяч гектаров веками возделываемой пашни, свыше 30 тысяч гектаров пастбищ.

Основной водной артерией Мологского уезда была река Молога. При подходе к городу река «давала колено». Местность внутри этого колена называлась Кулига. Примерно в километре от реки и деревни Старое Верховье располагалась деревня Новое Верховье. Согласно переписи 1989 года, здесь насчитывалось 67 дворов. В обоих Верховьях насчитывалось Катышевых — 19 семей, Коршуновых — 18, Блиновых— 16, Шляхтиных — 10, Субботиных — 5. Была в деревне ветряная шатровая мельница, служившая главным украшением Верховья. До революции здесь была мелочная лавка с товарами первой необходимости.

— Напротив нашего дома был пруд, а с другой стороны - небольшой прилесок. Мы часто гуляли там в детстве и лазили по деревьям, — вспоминает мологжанка Валентина Александровна Кузнецова (Катышева) - Жили дружно. Дедушка тянул баржи по Волге, мама и бабушка работали на ферме. Мы учились. Отец рано ушёл из жизни. Оставил после себя только несколько фотографий. Вели небольшое хозяйство. По весне к Пасхе всегда делали генеральную уборку в доме. Открывали окна, любовались на прилетевших грачей. Их всегда было много по весне. На душе становилось очень радостно и тепло.

Здесь находились деревня Новое Верховье и город Молога
Сохранились в память и дома с резными наличниками, пасущиеся стада лошадей и коров, колодцы-журавли. У одного такого колодца зимой напился воды брат Валентины Александровны. Замучила жажда, когда возвращался из школы с температурой. Студёная водица сильно сказалась на здоровье. Ушёл молодым.

Переселение

Всего, согласно архивам, родные места покинули 130 тысяч человек. В Новом Верховье к моменту затопления оставалось 45 дворов.

— Мне было всего семь лет, когда нас стали переселять. Я ходила тогда в первый класс, вспоминает Валентина Александровна. Задавала вопрос: «Почему?» Не могла поверить, что нужно уезжать, а вот этого всего: деревни, школы, деревьев скоро не будет. Наш дом разбирали, а брёвна пронумеровывали и сплавляли по реке. Под Ярославлем вылавливали и везли на подводах к месту строительства. Этим занимались дедушка и старший брат.
Нас с бабушкой посадили на большой пароход, а мама переезжала на баржах со всем скарбом и скотиной. Накануне переезда маме выдали премию в виде коровы Грушки, она тоже переезжала на барже в Ярославскую область с нами. А вот других родственников – мамину сестру и её детей переселили в Ленинград.

Каменные здания взрывали. Они складывались как карточные домики, превращаясь в руины и тучи пыли. А некоторые церкви подорвать так и не смогли, затопили, как есть.

Переселенцам выделили дома и участки для строительства недалеко от Рыбинска. Некоторые оказались в соседних районах и городах: Ярославле, Москве и Ленинграде. Но покинули Мологу далеко не все. Только по официальным данным, 150 тысяч заключенных Волголага остались навечно в верхневолжской земле, разделив судьбу десятков жителей, отказавшихся расставаться с Родиной.

Автор Енот Бакунин
Tags: Коммунисты и Русский народ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment