Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham

Categories:

Учебный


Барк «Великая Княгиня Ксения Александровна» в акватории судостроительной верфи завода «Сормово» после завершения строительства

Основные кораблестроительные элементы судна: полное водоизмещение — 792 т;
длина — 52,9 м, ширина — 9,14 м, осадка (средняя, при полном водоизмещении) — 2,9 м;
мощность энергетической установки — 100 л. с.; площадь парусности в вариантах:
барка / баркентины — 1022 / 765 м³; экипаж (по штату мирного времени) — 50 чел. +
100 практикантов


Заказчиком парусника со стальным корпусом и парусным вооружением барка, в 1903 году выступил отдел торговых портов Главного управления торгового мореплавания и портов (ГУТМиП), которое в 1902–1905 годах возглавлял капитан 1 ранга (с 1 января 1903 г.–контр-адмирал) Великий Князь Александр Михайлович (двоюродный дядя Николая II) и давший судну имя в честь своей супруги — Великой Княгини Ксении Александровны (дочери Александра III).

Его заказ был вызван реформой мореходного образования, проведенной в начале XX века. 6 мая 1902 года Николай II утвердил Положение о мореходных учебных заведениях Министерства финансов, согласно которому учреждались следующие учебные заведения для подготовки моряков торгового флота: мореходные училища дальнего и малого плавания, мореходные школы и приготовительные мореходные школы. До этого обучение велось в мореходных классах, в которых, по свидетельству современников, «обучались мореходным наукам без всякой системы и без определенных программ взрослые люди, к коим не предъявлялось никаких требований образовательного ценза, кроме грамотности».

Указанная реформа морского образования потребовала обеспечения училищ учебными судами, на которых ученики могли бы проходить морскую практику.
В частности, заказанный новый учебный парусник предназначался для обеспечения практических плаваний на Каспийском море. Его проектированием занимался выпускник Технического училища морского ведомства корабельный инженер Р. М. Ловягин (1873–1945), некоторое время служивший инспектором торгового мореплавания и портов. Впоследствии он же наблюдал за его постройкой.
Строился барк на судостроительной верфи завода «Сормово» в Нижнем Новгороде. 29 сентября 1904 года его спустили на воду и на двух баржах отбуксировали на 12-футовый рейд, находившийся в 89 милях от Астрахани. 2 ноября на борту судна начала работать приемная комиссия, в которую входили представители ГУТМиП, начальник Астраханского училища малого плавания, начальник и техник Бакинского торгового порта.

Параллельно, начиная с июня, шли работы по вооружению парусника, которые велись силами 20 учеников старших классов Бакинского училища дальнего плавания. В книге Митрофановых приведено подробное описание «Великой Княгини Ксении Александровны», выполненное на основе статьи из первого номера журнала «Море и его жизнь» за 1905 год:

«Судно имело двойное дно и пять водонепроницаемых переборок. Машинно-котельное отделение располагалось в средней части корпуса, рядом с ним за непроницаемой переборкой находился грузовой трюм, рассчитанный приблизительно на 80 т груза. Над трюмами около ученического помещения располагались ученический и командный камбузы, прачечная, фонарная, малярная, дровяник, ледник и ледоделательная машина. Там же размещался карцер. Камбуз имел плиту для приготовления пищи на 150 человек с духовыми печами для печения хлеба. В прачечной стояли «стирочная» машина, выжимной пресс и механический каток.
В носу под главной палубой располагалось помещение объемом около 300 м3 для 100 практикантов. Рундуки, вытянутые вдоль бортов, имели подъемные спинки вагонного типа. Под бимсами предусматривались крючки для подвесных коек. В ученическом помещении имелось небольшое, отделенное переборками, помещение буфета. Там же находились шкафы для книг и учебных пособий, лагуны для питьевой воды.
Под ученическим помещением располагалась парусная каюта, в которой имелись стеллажи для укладки комплекта парусов, рабочего и штормового. Здесь же стояли ящики для хранения личных вещей учеников. Неподалеку находились помещения для сухой и мокрой провизии. Под полубаком были устроены каюта для 16 человек нижних чинов и две отдельные каюты для боцмана и машиниста. Там же — умывальная для учеников в светлом закрытом помещении с мозаичной палубой. В ней имелись 12 кранов и душ морской воды с особой помпой.

В кормовой части за машинным отделением под второй палубой находились запасной грузовой трюм и офицерский погреб, под полуютом — офицерские помещения: кают-компания и девять кают, в том числе две большие для командира и начальствующих лиц. Рядом с кают-компанией — буфет, по коридору — ванна, помещение для служителей и офицерская кухня. Каюты были отделаны щитами, окрашенными белой краской и обложенными ясеневой полированной «калевкой».
Под полуютом, с левой стороны (над машинным отделением), была устроена ремонтная слесарная мастерская с токарным и сверлильным станками. Там же — динамо-машина (напряжение 110 В). Все жилые помещения освещались электричеством и имели электрическую вентиляцию. На судне действовало паровое отопление.
На верхней палубе между фок- и грот-мачтами был устроен навигационный мостик, на нем — светлая рулевая рубка, в которой помещался «паровой штурвал».
В рубке под мостиком имелись впереди — штурманская каюта со стояком для карт, «шифоньером» для книг и инструментов, позади — лазарет на две койки, изолятор, приемная фельдшера и ванна. На полубаке располагался паровой брашпиль, на полуюте — паровой шпиль и ручной штурвал».

Автор статьи в журнале «Море и его жизнь» с гордостью отмечал, что «по сравнению с громадной, но не приспособленной для жизни палубой для учеников на учебном судне Одесского училища торгового мореплавания «Великая Княжна Мария Николаевна», ученическое помещение на каспийском судне «Великая Княгиня Ксения Александровна» — роскошно».
Но, увы, при этом оно отличалось в худшую сторону от черноморского клипера по своим мореходным качествам. О «Марии Николаевне» ее знаменитый капитан Д. А. Лухманов восторженно писал — «Как радостно было командовать таким судном, как легко, плавно, без всплесков резало оно воду, как слушалось руля, шло к ветру и уваливалось под ветер, как делало повороты!».

Позднее было принято решение заменить рангоут и перевооружить парусник в баркентину на одной из финских верфей. В следующем году его отбуксировали по Волге и Мариинской системе в Гельсингфорс, а затем в Або (ныне Турку), где располагался завод Крейтона.
По завершению работ судно намечалось передать Одесскому училищу торгового мореплавания, но ремонт затянулся до 1914 года. Во время перехода вокруг Европы экипаж узнал о начале Первой Мировой войны, а по приходе в Пирей судно было задержано.
К 1918 году баркентина оказалась в Константинополе, где под новым «революционным» именем «Свобода» (хотя в обиходе все называли ее «Ксения»), по воспоминаниям одного из моряков, «стояла на мертвую в Золотом Роге, за двумя мостами на кладбище турецкого флота, служа ночлежкой для русских беженцев, охраняемая, по мере сил, боцманом».

В декабре 1920 года в истории судна начался новый, последний этап — «Свобода» стала учебным парусником Морского корпуса. Прежде чем рассказать об этом, необходимо вкратце остановиться на предыстории появления русского военно-морского учебного заведения в Севастополе, на берегах Босфора, а затем и в Бизерте.
Морской корпус, в котором на протяжении более двух веков готовилии кадры строевого состава Российского Императорского флота, ведет свою историю от Школы математических и навигацких наук, основанной Петром Великим в 1701 году в Москве и располагавшейся в Сухаревой башни. В 1715 году школу перевели в СанктПетербург и она стала называться Академией морской гвардии. Неоднократно сменив название, это учебное заведение существует и в наши дни.
В 1915 году утвердили положение об открытии Морского кадетского корпуса в Севастополе, куда перевели из Петрограда воспитанников общих (младших) классов. Правда, учиться им довелось недолго — в 1917 году севастопольский корпус упразднили, но спустя два года (в ноябре 1919 г.) он возродился вновь в Севастополе.

В нелегких условиях Гражданской войны командование Вооруженных сил на Юге России (которому подчинялся Белый Черноморский флот) старалось объединить кадет и гардемарин, раскиданных по фронтам Гражданской войны для того, чтобы они могли продолжить образование и затем пополнить ряды флота возрожденной России.
В конце 1918 года основывается Морское училище и во Владивостоке, «костяком» которого стали гардемарины, ушедшие в практическое плавание на вспомогательном крейсере «Орел» еще в конце 1917 года. После падения Белой власти в Приморье в начале 1920 года бухту Золотой Рог покинули крейсер «Орел» и посыльное судно «Якут»...

© Н. А. Кузнецов
Фрагмент статьи из сборника "Гангут" №94/2016
Tags: История, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment